Безответственное поведение

Два года с человеком под одной крышей быть. Это как двадцать лет. Всё-всё про него знаешь. Вот у одной женщины подруга была – они около двух лет в комнате прожили – в общежитии. Все вкусы и привычки друг друга, а также черты характера – как на ладони.

Муж у женщины очень хороший человек. Она сама рассказывала. Пойдут в магазин за сапогами, она выберет пару. Он подойдет и сообщит, что это дешево. Надо, мол, дороже покупать. И настоит на своем.

А еще очень отзывчивый. Про усталость спросит, и самочувствием поинтересуется. Пальто подаст и примет. Надо – замки на обуви застегнет и расстегнет. Может и кофе в постель подать. А что такого? Ничего такого. Если любишь – все для любимого человека сделаешь.

 

И вот он укатил в командировку. А у женщины мать чем-то отравилась. Чуть не померла. Пришлось положить ее в клинику. В частную. По три тысячи в сутки. И палата, и уход, и процедуры – на высшем уровне.

Надо сказать, что мать у женщины работу потеряла. Переживала очень. Иммунитет никакой. Поэтому отравление плохо на всем сказалось. Нужно было в больнице все нормализовать, а еще и поддержать.

Женщине мать жалко: хороший человек. Родной человек. И решила потратиться на лечение. Не мы для денег, а деньги для нас, правда?

Как долго пролежала? Недельку, наверное. Лечение и обследование. Подлечится – вот тогда пусть и работу ищет.

Деньги из семейного бюджета взяла.

Муж приехал. Рад, что домой вернулся. За ужином рассказала про маму. Он с сочувствием слушал. А затем – про деньги, что заплатила по три тысячи в день.

Он вытер усы, отодвинул тарелку. По кухне заходил. И сказал, что надо было с ним посоветоваться. Нет, пусть она не подумает: он вовсе не жадный человек. И маму, конечно, жаль. Но посоветоваться надо было.

Жена немного удивилась. Пообещала: непременно в следующий раз так и сделает. Обязательно посоветуется.

Муж подумал и добавил: «Ты меня не поняла. Я еще хочу узнать, почему ты так поступила? Про мать понимаю. Но мы с тобой один организм. Ты о чем думала, когда за клинику платила»?

Жена во второй раз удивилась. И еще раз терпеливо все объяснила: «Неужели непонятно, о чем я думала, когда мать заболела? И я тебе пообещала, что советоваться буду в следующий раз».

Муж брови вскинул. И поразился ее «тупости». Когда деньги берешь, нужно понимать, что они общие. Они не только ей принадлежат, но и ему. Так вот: почему не подумала, когда деньги на счет клиники перечисляла? Это значит, что она считает его никем и ничем.

Тогда жена уже руками всплеснула. Не выдержала и голос повысила. Сказала, что уже не может – так. Надо было у соседки попросить, чтобы жить спокойно.

А он снова брови вскинул: как, мол, у соседки? А отдавать? Все, что они зарабатывают, принадлежит обоим. И с этим надо считаться. Соседке из каких денег отдавать? Из общих!

Схватила телефон, сделала вид, что набирает номер. Крикнула в трубку: «Приезжайте, у моего мужа белая горячка».

 

Хотела адрес сообщить, но он подбежал – вырвал трубку из рук.

Спокойно спросил: «Объясни, пожалуйста. Почему ты так поступила? Зачем позвонила без совета со мной? Чем вызвано твое безответственное поведение»?

Почувствовала, что у нее виски сдавило. Минуту – и сознание потеряет. Но он ходил за ней следом и задавал одни и те же вопросы.

А так – хороший человек. Два года под одной крышей были. Он кофе может принести, и сапоги застегнуть. В магазине сказать, что туфли дешевые, надо дороже брать. А еще поинтересуется: не устала ли жена на работе? Хороший человек.

Пришлось из дома выйти. Не выйти, а выбежать. Почти без верхней одежды. Бежать к матери, чтобы только не слышать навязчивых, как оводы, вопросов. Чтобы не чувствовать себя зажатой в угол, чтобы вздохнуть. Задохнуться можно – иначе.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:70 | 0,366sec