Бывший муж

— Нет, ну он совсем обнаглел! Это же надо? Срочно нужно сменить замок.

…Где-то глубоко внутри, в самом дальнем уголке души Арины всё ещё таилось сомнение: а не сон ли это? Ну, просто не может быть такого. Как? Как он мог просто так взять и уйти?

Пять лет брака, счастливой совместной жизни. Двое детей: Лиза и Соня, погодки. Безумная любовь. Когда родились дети, сначала Лиза, потом Соня первое время всё было по-прежнему — тишь, да гладь. Денег хватало, — муж, Ярослав, хорошо зарабатывал, да и Арина старалась. Благо помогали бабушки: и со стороны мужа и мама Арины, которая к тому времени уже ушла на пенсию. Они часто брали внучек к себе или гуляли с ними, пока Арина готовила и убиралась.

А потом она смогла найти работу, на неполную занятость, всего на три часа в день, но всё же деньги. Ярослав был не против. Разве плохо, что жена хочет вносить свою лепту в семейный бюджет?

Муж часто ездил в командировки, а также по работе ему было положено посещать различные мероприятия, которые иногда заканчивались поздно, и Арина всё больше стала оставаться один на один со всеми семейными проблемами. На себя ей времени не хватало. Совсем вешать детей на бабушек совесть не позволяла, и Арина крутилась, как могла. Ясное дело, фигура поплыла, стрижку сто лет не делала. Маникюр тоже. Некогда роскошные длинные волосы ещё после первых родов пришлось укоротить. Уход за ними требовал времени и сил, которых с малышами вечно не хватало, да и сами малыши не прочь были подёргать маму за волосы. Простецкий хвост оказался самой удобной прической. Краситься Арина не любила. Только по случаю наносила праздничный макияж. Случаев давным-давно не представлялось, и Арина уже с трудом могла вспомнить, куда она положила свою косметичку. Она чувствовала себя бегущей по кругу, словно главный герой известного фильма «День сурка». Каждый день одно и то же…

***

 

—Не переживай, девочка. Погуляет, вернётся. Я ему всё высказала. Ишь, учудил! Не думай, я от тебя не отвернусь. Я на твоей стороне. С внучками помогать буду, не волнуйся. Держись. И не реви! Пока.

«Вот такая у меня золотая свекровь», — с благодарностью подумала Арина, вытирая слёзы, которые сами по себе текли по щекам и не думали прекращаться.

Муж, вернувшись из очередной командировки, собрал чемоданы и был таков. Пробубнил, не глядя в глаза Арине, что-то о любви всей жизни, которую он внезапно встретил. Озарение, светлый миг. А Арина и все эти годы жизни с ней… Ну ошибался он. Не любовь это была, видимо. Но он только сейчас это понял. Светочка такая возвышенная, утончённая натура, с ней душа отправляется в полёт и парит в облаках. А Арина какая-то примитивная. Дети, пелёнки, распашонки, подгузники, котлеты, борщи, стирка, глажка. Ну не то это. Как-то грубо, приземлённо, скучно. О чём с ней говорить? В общем, он пошёл к своему светлому будущему.

Арина так и осталась стоять, как статуя. Просто слов у неё не было от возмущения. Значит она примитивная? Ага… А эта, значит, как там её? Светочка. Возвышенная? Вот ведь, любитель высоких материй нашёлся!

Дети в тот день были у свекрови. Арина долго сидела за столом и рыдала. Никак не могла собраться с силами, чтобы встать и пойти забрать домой дочек. И как им объяснить, куда папа делся? Ах да… Они же его и так не видят. Как ясно солнышко появляется и снова пропадает. Так что разницы не заметят.

Свекровь сама позвонила. Оказалось, что муж поставил её в известность, о том, что ушёл от Арины.. Вежливый какой… Зато она сыну всё высказала. Не стесняясь и не выбирая выражения. Она может, она такая. Даже трубку бросила в сердцах. Свекровь очень любила и Арину и внучек. Ничего, говорит, вернётся назад, как миленький.

Арина сомневалась, что сможет его принять назад после таких слов. И никакой он не миленький! Пусть остаётся со своей Светочкой. О возвышенном беседовать.

И мама Арине тоже сказала, что, скорее всего ненадолго он ушёл, муж-то. Чувствует она, что опять вернётся. Интуиция подсказывает и жизненный опыт.

«И чего они все заладили: «вернётся, да вернётся»? Не нужен он мне. Не хочу запасной быть. Вот ещё!», — думала Арина, всё больше злясь на Ярослава. Однако в глубине души продолжала его любить. В один миг такое не проходит.

Ярослав не звонил, никак не напоминал о себе. И мама, и, особенно, свекровь, уговаривали Арину повременить с разводом. Они помогали с внучками даже больше, чем раньше. Потому Арина смогла выйти на работу — денег стало не хватать. Ярослав переводил раз в месяц определённую сумму, но этого было мало. Да и двоякая ситуация стала её напрягать. Хотелось определённости.

Однажды придя в очередной раз с работы, Арина заметила, что в квартире всё как-то не так. Вроде всё на месте, но не совсем. Так повторялось ещё пару раз. В душе Арины появились смутные сомнения. И вот в один из осенних вечеров, она пришла домой раньше обычного, — заскочила на минутку, прежде чем поехать за детьми, хотела взять шарфики и шапочки потеплей, для дочек. Девочки были у бабушки, к вечеру погода испортилась, дул сильный ветер и Арина опасалась, что они могут замерзнуть по пути домой. Мама Арины жила в пятнадцати минутах езды на автобусе, можно было пройтись и пешком, что они с дочками охотно и делали, если была хорошая погода. А сегодня было ветрено и холодно.

 

Арина зашла в квартиру, сняла сапоги и заметила ботинки мужа, стоявшие около двери. Быстрым шагом она прошла на кухню и увидела, как муж невозмутимо жуёт котлету, которая лежала на сковороде.

Арина схватила первое, что попалось под руку — кухонное полотенце, и угрожающе двинулась на Ярослава. Тот наскоро засунул в рот оставшийся кусок котлеты и сказал:

— Ты чего?! Жадная такая? Тебе котлету жалко? Я же муж твой, между прочим!

«Ничего себе, заявочки!» — подумала Арина, беря в другую руку половник, который спокойно лежал на сушке для посуды и, продолжая надвигаться на Ярослава угрожающе произнесла:

— Вспомнил, значит! Ага! Котлет захотел? Ты же говорил, что я примитивная, приземлённая. А сам пришёл. Как же высокие материи? Там тебя Светочка котлетами не балует?!

— Арина, Арина! Опусти половник, а? У меня низкий болевой порог! Чего ты взъелась-то? Я взял-то всего одну! Я отец твоих детей! Да! А Светочка, она это… Фигуру соблюдает. Вот. Диеты всякие. Но не вкусно это, то, что она готовит. Не лезет мне эта зелень, понимаешь? А в ресторане я не могу себе позволить питаться! А в столовке тоже не вкусно… И вот пришёл… По старой памяти…— Ярослав опасливо отодвинулся в дальний угол кухни.

— Ага! Ты всё помнишь! Здорово, память вернулась, уже хорошо… Надо было тебя ещё тогда половником треснуть. Чтобы забыл дорогу! Вон отсюда, понял! Завтра же на развод подам!

— Да понял я, понял! Уже иду. И дома поесть нормально нельзя!

Через некоторое время, после того, как муж ушел, позвонила свекровь — уже была в курсе. Она снова уговаривала Арину повременить с разводом. Ну, хотя бы чуть-чуть. Арина была в пути, сидела в автобусе, (нужно же было забрать у мамы малышек), и не смогла с ней толком поговорить, слушала вполуха. А через два дня был выходной, и муж явился, ни свет, ни заря с роскошным букетом цветов. Люблю-не могу, и только тебя, мол, прости, был не прав. Арина чуть его этим букетом не стукнула по голове. Выгнала. А сама в слёзы. И правда… Жили же нормально до этой Светы… А теперь…

Плакала она все выходные. Никто ей не звонил, не беспокоил. Ни муж, ни свекровь. Дочки вели себя тихо. Играли, смотрели мультики, вот она и дала волю слезам. Было очень обидно. Получается, что с этой Светой у него возвышенные отношения, а к ней он приходит покушать? Поговорить-то с ней не о чем. Только о борщах да котлетах…

А Ярослав повадился её каждый день с работы встречать. Цветы дарит, в любви признаётся, комплименты говорит. «И куда только делись его командировки?» — недоумевала Арина. Проводит до дома и уходит, не решается зайти. У мамы, говорит, живу… От Светы ушёл. Плохо с ней. Чужая, злая. А Арина такая родная, хорошая…

— Ишь, хитрый, — грустно думала Арина, — Подлизывается, зубы заговаривает…

Не знала она, что это свекровь всё устроила. Это она каким-то образом раздобыла телефон Светы, позвонила ей и наговорила разных вещей. Про то, что Ярослав-то её не любит, всё к жене своей бегает. И что готовит она из рук вон плохо, не вкусно и Ярослав вынужден питаться у жены и матери. И вообще шла бы она в Большой театр! И не рушила семью. Так и сказала свекровь. Она женщина прямая, ходить вокруг да около не любит, как есть, так и скажет. И Светочка — возвышенная и утонченная натура, — обиделась. Выставила Ярослава за дверь…

Растаяла Арина и пустила всё-таки Ярослава обратно. А тот счастлив. Никогда, говорит, тебя ни на кого не променяю! Ты одна такая на свете. Самая лучшая.

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:70 | 0,450sec