Человеческие чувства – не свеча. Почему отцовская любовь так и не проснулась…

Первые воспоминание Марины – родители ругаются. Она сидит под столом. Обнимает мохнатого медведя и ждет: вот сейчас, хлопнет входная дверь. Папа уйдет. А мама сначала будет плакать, потом пойдет на кухню. Там будет звенеть посуда, потом потянет сигаретным дымом.#вредная привычка

А потом мама будет звонить своей подруге – тете Кате. Она будет жаловаться на отца, называть «козлом», визгливо ругаться. Если вспомнит про Марину, придет в комнату с распоряжением: «Быстро в кровать». Если не вспомнит, Маринка сама ляжет.

А утром мама будет страшная, с кругами под глазами. От нее будет плохо пахнуть. Она будет кричать, дергать дочь за руки, торопить. Потому что они опят проспали. Маринка – в садик, а мама на работу.

Такие вечера повторялись все чаще и чаще. И однажды папа ушел насовсем. Тогда к маме приехала тетя Катя и они три дня пили на кухне. Плакали, пели, что-то на скорую руку готовили. На Маринку не обращал никакого внимания. Она сама пробиралась на кухню, брала какие-то продукты, торопливо ела и опять пряталась под стол. Там было тихо и темно. Девочка обнимала медведя и мечтала, как вернется папа и заберет ее с собой. Но… мечты оставались мечтами.

 

Время шло. Маринка пошла в школу. Мама «взяла себя в руки», как она говорила окружающим. Стала уделять больше внимания дочери, практически не употребляла. Жизнь налаживалась.

А потом появился дядя Олег, Маринкин отчим. Мужчина он был не плохой. Добрый. К Маринке относился хорошо. Приносил конфеты и мелкие подарки.

А больше всего Марина любила, когда он брал девочку к своей маме. Евдокия Петровна жила в деревне, неподалеку от города. Мир солнца, реки, пахучих трав.

Бабушка, как велела звать себя Евдокия Петровна, Маринке искренне радовалась. Она учила девочку доить козу и печь вкуснющие пирожки. А еще подолгу разговаривала с ней. Рассказывала о своей жизни, об отце дяди Олега, который давно умер, о его «непутевом» брате, который «забрался на край света», на Камчатку и «глаз не кажет».

Однажды мама сказала, что скоро у Марины появится братик. Или сестра. Это было прекрасное известие! Марина радовалась, дядя Олег буквально носил маму на руках. Но… случилась беда. Мама поскользнулась на лестнице. Марина слышала слова: «потеряла ребенка», и недоумевала: как его можно потерять? Он что – ключ?

Мама вернулась из больницы постаревшая, похудевшая. Она часами сидела в своей спальне. И если бы не Марина и дядя Олег, даже поесть бы забывала.

А потом заболела Евдокия Петровна. Олег надолго уехал к ней. И опять появилась тетя Катя. Практически две недели женщины «заливали» горе. И то ли алкоголь попался «паленый», то ли не выдержал ослабевший организм, мамы не стало.

Дядя Олег страшно горевал. Плакал, корил себя, что оставил жену в тяжелую минуту. Но Марине было от этого не легче.

Она многого не понимала. Но одно уяснила – дядя Олег ее удочерил. А значит, он теперь ее папа. Первый год они жили вдвоем. А потом в их квартире появилась Ксения Ивановна – сослуживица дяди Олега.

И для Марины началась совсем другая жизнь. Как в страшных сказках о мачехах. Женщина девочку просто не выносила. Марина была плоха всем: не так ест, не так ходит. «Косорукая, глупая». Это были самые «легкие» эпитеты, которыми она награждала Марину.

Подросшая девочка тоже особо не церемонилась. Огрызалась, переговаривалась.

Олегу быстро надоел эти размолвки, и он отправил Марину… к Евдокии Петровне! Вот так и случилось, что воспитывалась она у практически чужого человека.

Но Марина была очень благодарна пожилой женщине. Та никогда не ругала ее, жалела, учила всему, что сама умела. Да и сельская школа Марине понравилась. Небольшая, но очень уютная. И преподаватели были чудесные. Марина выровняла учебу, и к окончанию школы, в ее аттестате были только хорошие и отличные оценки.

Бабушка настаивала на поступлении в институт:

— Поезжай, деточка. Нечего тебе тут, в деревне, прозябать. У тебя голова светлая. Получишь образование, будет у тебя хорошая работа. Вся жизнь по-другому пойдет. Я вот для тебя скопила. Да и Олег обещал помочь.

Надо отдать должное отчиму: он действительно помогал материально. Конечно, не миллионами, но на одежду присылал исправно.

И Марина поехала в столицу республики. Довольно легко поступила в педагогический.

И вот – первое сентября. Она – студентка. В стайке таких же девчат – первокурсниц входит в свою первую аудиторию. А за кафедрой…папа????

Марина еле дождалась перерыва. Она не слышала ничего из того, что рассказывал им высокий, подтянутый, моложавый профессор. Она все гадала: он, не он?

На перерыве подошла поближе. На бейджике преподавателя была написана ЕЁ фамилия.

Значит, она не обозналась. И этот человек — ее отец. Тот, кто бросил ее много лет назад. И больше ни разу не поинтересовался ее жизнью.

Что делать? Подойти, поговорить? Спросить, а вдруг папа искал ее? Вдруг, мама или дядя Олег просто не хотели, чтобы они встречались?

Так ничего и не решив, Марина досидела до конца пары и ушла из аудитории.

А через несколько дней, папа сам подошел к ней.

— Марина?

— Да, папа…

— Я сразу обратил внимание на фамилию. Все-таки она довольно редкая. А потом прочитал твое дело. Правда, место окончания учебного заведения указана какая-то деревня…

— Если тебе интересно, я все тебе расскажу.

— Конечно, интересно! Давай встретимся после учебы. Я буду ждать тебя в сквере у института.

— Хорошо.

Вечером они встретились на лавочке. Марина рассказывала о маме, о дяде Олеге, о бабушке – Евдокии Петровне. Отец слушал внимательно, почти не перебивал.

— Папа, прости, у меня только один вопрос. Почему ты никогда не появлялся в моей жизни?

— Знаешь, Марина, моя женитьба на твоей матери изначально была большой ошибкой. Мы были слишком разные. Она меня совершенно не понимала. Не интересовалась искусством, литературой. Мне было с ней скучно. Понимаешь?

— А со мной?

— Ну как бы я тебя забрал? Я уехал практически в никуда! Я жил в общежитии, питался в столовке! И учился. Это потом я женился на Ангелине Викторовне, переехал в ее квартиру. У нас двое детей. Собственно говоря, я хотел попросить тебя… Понимаешь, я думаю, Ангелина не поймет, если узнает, что у меня есть взрослая дочь…

— Ты ей даже не рассказал обо мне?

— Зачем? Ты осталась с мамой. На алименты она не подавала. И я…

— Ты просто вычеркнул меня из своей жизни. Мама была ошибкой. Ну и я, соответственно.

— Марина…

— Папа, не надо. Я все поняла. Ты прав – я уже совсем взрослая. Не переживай, я не появлюсь в твоей квартире, твоя Ангелина ничего не узнает. Живи спокойно…

Марина смотрела в спину человека, который по какому-то недоразумению был ее биологическим отцом, и думала: как странно устроена жизнь. Совершенно чужая ей бабушка вырастила ее, заботилась, выхаживала, когда девочка болела, ходила на собрания, скопила денег на учебу.

Отчим… Да, отправил ее к своей матери. Но не забывал. Помогал материально. Да и теперь помогает. И периодически звонит, интересуется ее делами.

Она им интересна и НУЖНА. А родному отцу – не нужна. Как можно так легко перечеркнуть жизнь? Ведь человеческие чувства – не свеча, которую легко задуть… А может, его пламя никогда и не горело, и он только притворялся?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:70 | 0,508sec