Дом. Глава 2.

Дверь распахнулась с тяжёлым вздохом, словно старый дом сделал глубокий вдох после многолетней спячки, потянулся – скрипнули половицы, размял кости, и воззрился на нас:

— Что за непрошеные гости пожаловали? Кто потревожил мой покой?

Валерка чихнул, и звук этот отозвался где-то в глубине тёмной избы эхом…

— Ничего не вижу, — сказал он, вытирая нос рукавом рубахи.

 

— Да, темновато, — согласился я, — Сейчас спичку зажгу.

Я пошарил в кармане и вытащил коробок, стянуть его с кухни удалось кое-как, тут нужна была хитрость – я отбирал понемногу спичек из каждого коробка так, чтобы мать с отцом ничего не заметили. Спички эти были великим трофеем и береглись мной пуще зеницы ока. Я чиркнул одной, выставил руку впереди себя. Яркий огонёк всколыхнул царство тьмы.

Странно, но свет практически не пробивался сквозь окна, словно они были не просто пыльные и грязные, а наглухо закрытые ставнями. И эта полная тишина. Как может быть такое, чтобы в доме, за стенами которого грохочет стройка, не было бы слышно абсолютно ни единого звука? От этой тишины у нас даже заложило уши. Я сглотнул.

Тьма, казалось, стала ещё гуще там, за пределами нашего маленького источника света. Спичка тут же погасла.

— Успел что-нибудь разглядеть? – спросил я Валерку.

— Не-а, — протянул тот, — Слишком уж быстро.

— Ну, извините, — отозвался я, — Другого не имеем. Вот был бы фонарик.

— А я могу у отца взять! – обрадовался Валерка, — Давай завтра сюда вернёмся, и я с собой фонарик захвачу.

— Это другое дело, — ответил я, — Тогда сейчас что, на выход?

— Не, ну почему сразу на выход, давай уж потихонечку осмотримся. Интересно же. Я ночь не усну, если не узнаю, что тут и как.

— Давай, — согласился я.

И мы, осторожно ступая, двинулись вдоль стены, вперёд.

Я вытянул руки вперёд и ощупывал пространство перед собою, прежде чем сделать шаг. Валерка ринулся было напролом, но я тут же остановил его окриком:

— Стой!

— А чего такого?

— Чего-чего? А вдруг тут подпол открыт? Провалиться захотел?

Немного погодя глаза привыкли к темноте, начали различать предметы – шкаф, перегораживающий комнату на две половины, стол у окна, растрёпанный, продавленный диван, пара стульев, часы с кукушкой на стене, цветочные горшки на окнах, с мумиями цветов, тронь – и рассыплются в труху.

Внезапно из-за шкафа, где, по моим предположениям, находилась кровать, как это водится в деревенских избах, послышался какой-то неясный звук. То ли вздох, то ли стон. Мы с Валеркой насторожились.

— Ты слышал? – шёпотом спросил меня Валерка.

— Да, — ответил я так же, шёпотом, — Как будто дышит кто-то. Может тут кто-то живёт? Тот, кто и приоткрыл нам дверь, а?

— Да ну, — засомневался Валерка, — Ерунда, кто тут станет жить. Видно же, что пылища кругом, даже следов ничьих не видать.

За шкафом тем временем чавкнуло, словно кто-то вытащил ногу из болотной жижы, вздохнуло вновь протяжным вздохом. Мы попятились.

— Идём отсюда, только тихо, не шуми! – зашептал я Валерке.

И мы потихоньку, пятясь, стали пробираться к выходу. Нечто за шкафом не торопилось появляться. Но, когда мы уже дошли до двери, из глубины комнаты раздалось влажное шлёпанье, будто кто-то не спеша шагал мокрыми босыми ногами по половицам. Наши нервы не выдержали, и мы поспешно бросились к двери и, рывком распахнув её, вылетели в сени. Я схватился за ручку входной двери, толкнул и… Ничего не произошло.

— Открывай уже, — заскулил за моей спиной Валерка.

— Да я бы рад, не получается! – огрызнулся я.

— Оно сейчас вылезет сюда, — вновь продолжил Валерка.

— Иди и сам открой, раз такой умный! – психанул я, и, развернувшись к другу, подтолкнул его к двери.

Валерка налёг на дверь плечом, принялся теребить замок, но тот не поддавался. Валерка ударил дверь ногой, потом ещё и ещё раз – никакого эффекта. За дверью, ведущей в дом, послышалось мокрое чавканье и шлёпанье.

— Мамочки мои, оно сейчас сюда вылезет! — взвыл Валерка.

И тогда я толкнул дверь, что находилась по левую сторону от входа, не ожидая того, что она откроется, но всё же не теряя последней надежды. И – о, радость – дверь легко распахнулась, не издав ни звука!

 

— Валерка, сюда, — я буквально втащил друга следом и бесшумно затворил за собой дверь.

В тот же миг дверь, что вела в избу, распахнулась, и нечто бесформенное, тёмное, чавкающее, как глубокая лужа в дождливый день, вывалилось в сенцы. Мы с Валеркой стояли, стиснув зубы, и силясь не закричать от страха, и в чуть приоткрытую щёлку, в пол пальца толщиной, во все глаза наблюдали за тем, что с плюханьем и чваканьем переползало со ступени на ступень.

Размером оно было со взрослого человека, в ширину практически такое же, как и в высоту, а вот формы его не поддавались словесному описанию. Оно постоянно менялось, словно перетекало из одного состояния в другое, то застывало, как кусок льда и становилось похожим на каменную чёрную глыбу, то начинало дрожать и колебаться, как студень, который мама варит на Новый год, и который я терпеть не могу, просто не выношу одного его вида, то внезапно плюхалось на пол и превращалось в жидкую лужу, то вновь собиралось в сгусток.

— Генка, что это? – прошептал мне в ухо одними губами Валерка.

— — Сам не знаю, — ответил я ему так же еле слышно.

Мы застыли на месте, забыв даже, как дышать и тут, этот кусок слизи повернулся к нам. Мы замерли по стойке смирно, и я почувствовал, как по моей спине стекает струйка холодного пота. Валерка ухватил меня за руку своей ледяной ладонью, вцепившись пальцами так, что я не мог даже отодвинуться от него. Мы во все глаза смотрели на то, что пялилось на нас, хотя у твари и не было глаз, и вообще чего-то, что можно было бы назвать лицом. Но мы ощущали кожей, как оно смотрит прямо на нас.

Тем временем субстанция, похожая на сгусток тьмы, двинулась к нам, и мы увидели, что вслед за нею, там, где она только что проползла, остаётся густая тьма, такая чёрная, что кажется пропастью на фоне серых ступеней. Я захлопнул дверь, и со всей силы потянул за ручку.

— Валерка, дай что-нибудь, — заорал я, прятаться было уже всё равно бессмысленно.

— Что? Что дать? – заметался он вокруг меня.

— Палку какую-нибудь ищи, — крикнул я, — Может черенок от лопаты или ещё что! Ну, тут же чулан, должно же тут что-нибудь быть!

Валерка закрутился на месте, шаря руками по стенам и полу.

— Быстрее ищи, сейчас оно войдёт!

— Сейчас, сейчас, — шептал Валерка.

 

И тут вдруг на дверь навалилось снаружи что-то огромное, липкое, тяжёлое и влажное, вздохнуло, как опара, и полезло, просачиваясь сквозь щели и петли. Я прижал дверь спиной, но силы были не равны. Дверь хрустнула под медленным, но неуклонным давлением чёрного сгустка тьмы, и с треском упала вперёд, я еле успел отскочить в сторону. В ту же минуту горячее, влажное нечто обволокло меня со всех сторон, и я отключился.

продолжение следует…

Ваша Елена Воздвиженская

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:70 | 0,418sec