Если я вас задела, значит, из вас что-то торчит…

Фраза не моя, но хороша до безобразия. Мне всегда было интересно, почему одного человека можно зацепить каким-то словом, а другой спокойно пройдёт мимо, даже не заметив, что его вроде как оскорбили.

 

За примером далеко ходить не надо, давайте по традиции щупать меня. Скажем, в школе меня настигла близорукость и мне пришлось надеть очки. Пытались ли меня после этого дразнить? Разумеется, пытались. Пара-тройка школьных недругов даже изобрела специальное слово, я такого потом нигде не встречала.

— Очкарая! — летело мне в спину.

Я оборачивалась и отвечала:

— Гм. Ну да. И что?

На этом дразнилки закончились после пары попыток. Я не видела в очках ничего ужасного, напротив, мне казалось, что они добавляли моей физиономии нездешнего шика и недостающего интеллекта. Кроме того, то, что я — очкарик, я считала объективной реальностью. На что тут обижаться? С чем спорить?

Когда в схожей ситуации оказалась другая девочка, её едва не съели. Она очень комплексовала из-за очков, а дети всегда чувствуют, куда бить. Из троих классных очкариков в опалу попала лишь она. Были слёзы, разборки, родители, лекции о том, как можно и нельзя себя вести, и т.д.

А потом, в один далеко не прекрасный школьный год, меня разнесло. И вот из-за веса, в отличие от зрения, я очень переживала. Не помогали ни разговоры о том, что так бывает, что всё пройдёт и «щенячья пухлость» — довольно частое явление. Я сама себе казалась ожившим кошмаром в футболке размером с чехол от танка.

Пройти-то оно прошло, к десятому классу я снова стала тонкой, звонкой и могла спрятаться за швабру. Но до того как — натерпелась изрядно, выслушивая сравнения с крупным рогатым скотом и прочими габаритными существами.

Сейчас, глядя на школьные фото, я понимаю, что там и ужаса-то никакого не было. Ну, может, вылезло килограммов пять «запасных». Но я себя чувствовала бегемотом и поросёнком. А дети чувствовали, куда бить.

И — да, ирония судьбы. Имелись рядом и другие девчонки с внушительными объёмами. Их не дразнили, потому что их бы не задело.

Из таких детей потом вырастают удивительные женщины и мужчины, счастливые, спокойные и довольные жизнью. В их реальности они прекрасно выглядят, а если кому не нравится — у того нет вкуса, зато я вешу больше, чем твоя зарплата, ха!

Из этих людей не торчат комплексы, а значит, их нельзя зацепить — случайно ли, намеренно ли. Они в курсе, как они выглядят, и их это вполне устраивает. Если кто-то оскорбится в лучших чувствах при виде их очков, килограммов, ног, рук, любимой работы или любимого человека — они пожмут плечами и пойдут дальше.

Или возьмут за шиворот и встряхнут хорошенько, показывая, где тут границы, если настроение будет подходящее. Без злости даже, просто ради спортивного интереса. Потому что их не цепляет. Зачем им чьё-то мнение, когда у них есть собственное?

 

…Но куда интереснее, если вас не хотели зацепить, а вы зацепились. Скажем, одна дама тут, на Дзене, готовила окрошку на кефире. Никого не хотела обидеть, я уверена. Но и тут нашлись недовольные. Прочитали, рассердились, возмутились. Написали ей всякого-разного-безобразного. Потому что настоящая окрошка — на квасе, а кто готовит на кефире, тот… ну, сами догадайтесь, кто.

Мораль? Мораль. Если вас цепляет чьё-то утверждение, мнение, замечание — у вас точно что-то торчит. И надо разбираться, в чём проблема. Может, в голове. А может, у вас круг общения не тот. Такие дела.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:70 | 0,386sec