И в радости, и в ….

— А это ещё что за фифа? И почему это она на твоей машине? – Нахмурив брови, спросила Яна у брата. Они договорились сегодня поужинать в кафе. Яна ждала Артёма у входа, поэтому увидела, как он выходил из машины. За рулём была довольно симпатичная девушка. Которую Артём поцеловал, перед тем, как выйти. Всё бы ничего, но Артём был женат уже двадцать лет.

— Не начинай, сестрёнка. – Артём обнял сестру и увлёк внутрь кафе.

— Нет уж, объясни! – Продолжила Яна, когда они с братом расположились за столом и заказали ужин.

— Хорошо. Это Ксюша. Ксюша моя любовница. Машину дал ей пока покататься, потом заедет за мной сюда.

— И ты так спокойно говоришь мне об этом?

— Если б ты не ждала меня на улице, то и говорить об этом не пришлось бы. – Теперь Артём насупился. – Ты знаешь, у нас с Юлей давно не всё гладко. Называй это как хочешь. Разлюбил. Да, разлюбил.

Яна молча смотрела на брата. Артём был старше на десять лет. Но они всегда были близки. С детства Артём опекал и защищал сестрёнку. Яна рассказывала ему обо всём, что происходило в её жизни. И до сегодняшнего дня, думала, что знала обо всём, что происходит в жизни Артёма.

— И насколько у вас это серьёзно? – Спросила Яна, не отводя взгляда.

— Не знаю. – Артём уставился на сложенные в замок руки. – Ты же понимаешь, дети. – У Артёма с Юлей было двое детей. Старшему Ромке было уже 16, младшей Алисе 11. – Я не уйду из семьи. Не брошу детей. Но понимаешь, Юля… Она давно перестала быть той девчонкой, в которую я влюбился. Заводной, готовой на всё. Мне надоели эти бесконечные вечера у телевизора, её домашние лосинки с вытянутыми коленками,небрежный пучок и … по графику. И не надо мне говорить, что работа, быт и дети её измучили. Дети почти взрослые, они не требуют столько внимания. При желании она может не работать, я обеспечиваю семью.

 

— Подожди, двадцать лет, Тём! У меня в голове не укладывается. Столько лет вместе. Да, наверное, сложно любить через столько лет так же ярко, как в первый год отношений. Но взаимоуважение, взаимопонимание? Да вы знаете друг друга, как пять пальцев, неужели нельзя было просто поговорить?

— Я пробовал, она отшучивается, мол всё, старая стала. К чему мне наряжаться. А ведь ей всего 42. Я ценю её как мать наших детей, как хозяйку в доме, но как женщина она давно перестала меня притягивать.

— Не знаю. Не хочу об этом слышать. – Яна была очень зла на брата. – Я надеюсь, ты соображаешь, что делаешь.

— А я надеюсь, что всё это останется между нами.

— Уж за это не переживай. Я в ваши отношения лезть не стану. Разбирайтесь сами.

— Ладно, прекрати дуться! – Рассмеялся Артём. – Сменим тему.

Тему сменили. Но после этого вечера Яна периодически возвращалась в мыслях к тому разговору. Вспоминала, какими счастливыми были на своей свадьбе Тёма и Юля. Как родился Ромка, и Артём боялся взять его на руки. И тайком утирал слёзы счастья. Как тяжело Юле дались роды Алисы. Были какие-то осложнения. Артём сутками находился в палате. Весь персонал больницы на уши поднял. Как на море все вместе ездили ни раз. Семейные праздники и много других счастливых моментов. Куда же всё делось? А главное, почему?

Потом Яна успокоилась. В жизни брата ничего не менялось. Он продолжал жить с семьёй. Оставался заботливым мужем и отцом. Тему другой женщины в жизни Артёма они больше не обсуждали. Через полгода Яну среди ночи разбудил звонок мобильного. Звонила жена брата.

— Что случилось? – Яна моментально проснулась и подскочила в кровати. Вместо ответа в трубке слышались только рыдания Юли. – Что случилось?! – Яна уже кричала.

— Артём… Артём разбился. – Еле выдавила Юля.

Оказалось, поздно вечером Артём возвращался с дачи. Водитель встречной машины не справился с управлением. Авария была жуткая. В тяжёлом состоянии Артёма доставили в больницу. Ноги спасти не удалось. Ампутировали выше колен…

Через несколько месяцев после дня страшной аварии. Яна сидела у брата в гостях. Для удобства Артёма, они с семьёй переехали на ту самую дачу. Здесь было проще перемещаться на коляске. Юля с детьми ещё не вернулись из города. Брат и сестра сидели на кухне и пили чай.

— Ты знаешь, а я ведь слышал, как она плачет по ночам. – Сказал Артём, не глядя на Яну. – И не из-за того плачет, что мы практически всё потеряли. Деньги, статус. А из-за меня. А утром как ни в чём не бывало старалась меня же взбодрить. Я ведь тогда совсем пал духом. Жить не хотелось, не то что что-то делать. А потом услышал, как она плачет, а утром завтрак мне приносит, улыбается, ласково так, нежно. И понял, она за меня, со мной, даже сейчас. А ведь ей тяжелее, чем мне. Даже вот с дачей этой. Она ведь настояла на том, чтоб мы переехали. Чтоб мне комфортнее. А сама каждый день в горд на работу, детей в школу. А сколько всего вообще за эти годы было. Она ведь со мной и в горе, и в радости, как говориться. Как я мог предать её? Как я могу сейчас снова её подвести? Не могу. Не имею права. С начальником своим поговорил, возьмёт меня, на удалённом графике. Деньги не те уже, но всё же. Машину под ручное управление переоборудую. Ну и вот по дому теперь сам всё. Даже готовить начал.

 

– Артём улыбнулся, но улыбка получилось виноватой. Яна тоже улыбалась, кивая головой, в знак одобрения. – А Ксюшке я ведь позвонил. Из больницы ещё. Рассказал, что случилось. Думал придёт, навестит хоть. А она не пришла. Даже трубку не взяла, когда второй раз звонил.

Яна хотела гневно прокомментировать, что этого и следовала ожидать. Что, он и нужен был Ксюше этой только пока был при деньгах. А вот Юля, другое дело. Но взглянув на Артёма, который задумчиво смотрел в окно, Яна поняла, что слова уже не нужны. И просто взяла брата за руку.

Светлана Гесс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:70 | 0,353sec