Как шалили пёс и домовой

Пёс лениво развалился на диване и думал о своём: «Вот придёт хозяин и мы с ним пойдём ловить бабочек. Интересно, сколько за ними охочусь, ещё ни разу не поймал. Они вкусные или просто красивые? Может быть, они похожи на сосиску? М-м-м. Сосиска. Вчерашняя была очень вкусная, но тапком получать мне не понравилось. И вообще, я пёс или кто? Почему хозяин не может мне по-хорошему сосиску отдать? Я бы тогда и не лез к нему в тарелку, чтоб своровать её. Она же такая вкусная! Без сосиски жизнь не жизнь».

Собачьи мысли о сосисках прервал голос, раздавшийся из угла комнаты:

— Ты чего, загрустил?

Пёс лениво поднял голову и осмотрелся:

— А-а-а, это ты. Чего пришёл? Я больше на твои уговоры не поддамся. В прошлый раз это ты тапки хозяина испортил, а я виноватым остался. Пришлось неделю спать на коврике в коридоре, а не в тёплой кровати хозяина.

 

— Ты, это, извини. Обещаю, что в этот раз такого не повторится, — ответил кто-то и шагнул из тёмного угла на свет.

Это был домовой – невысокий старичок с длинными и седыми волосами. Он нередко заглядывал к псу, чтобы немного пошалить пока хозяин собаки был на работе.

— Пёс, а пёс?

— Чего тебе, — пробурчала собака.

— Я к тебе столько хожу, а как звать тебя не знаю, — домовой протянул руку и почесал собаку за ушком.

Пёс довольно повёл ухом и гавкнул:

— Дик!

— Какое странное имя, — задумчиво сказал домовой, продолжая чесать за ухом. – Это тебя хозяин так назвал? Почему не Бобик или Шарик?

— Не зна-а-ю, — протянул пёс.

— Я буду звать тебя пёс! Так интереснее! А пойдём шалить? – воскликнул домовой и вскочил с дивана.

— Э, не. Я на это не куплюсь больше.

— А если я тебе сосиску дам?

— Откуда у тебя сосиска? – пёс заинтересованно взглянул на домового.

— Вот пойдёшь со мной шалить и узнаешь.

— Хорошо, но сначала сосиску!

Домовой скрылся за дверью. На кухне противно запиликал холодильник.

— Ой! Этот шалун меня сейчас подпишет на месяц ночёвки в коридоре! – воскликнул пёс и помчался на кухню.

Из холодильника заманчиво свисала длинная цепочка сосисок, а на его полке сидел домовой и улыбался:

— Вот, угощайся!

— Нет, мне нельзя. Меня хозяин заругает.

— А ты одну съешь, он ничего не заметит.

Сосиски аппетитно колыхались из стороны в сторону. У пса из пасти невольно потекла слюна. Домовой от вида капель, падающих прямо на пол, ехидно хихикнул:

— Угощайся, давай и пошли шалить.

Пёс аккуратно подошёл к холодильнику и облизнул сосиску. От этого умопомрачительного аромата челюсти сами зашевелились. Клац-клац-клац! И все сосиски оказались в собаке, даже обёртки не осталось.

— Ну вот, а ты боялся. А теперь – догоняй! – развеселился домовой, ловко спрыгнул с полки и помчался в коридор.

Пёс радостно тявкнул и помчался за ним, сбивая по пути всё, что не приколочено к полу. Любимая ваза хозяйки с грохотом свалилась на пол и разбилась на мелкие осколки, но ни пёс, ни домовой этого не заметили. Они были поглощены догонялками.

Домовой спрятался за диванной подушкой. Пёс лихо расправился с препятствием. Мощные челюсти разорвали неплотную ткань, под которой хранились тысячи перьев. Пёс мотнул головой, лёгкие пёрышки разлетелись по квартире. А домовой прошмыгнул мимо и полез в шкаф.

Пёс радостно помчался за ним. Одним рывком Дик выгреб с полки аккуратно сложенные футболки. Они свалились на пол и превратились в огромную кучу. Пёс радостно увалился на неё и перевернулся на спину. Домовой подбежал к псу и начал чесать своими маленькими ручонками огромное собачье пузико, в котором нашли свой последний приют сосиски.

Время пролетело незаметно. Вдруг послышался звон ключей и звук открывающейся двери.

— Ну, я пошёл. До завтра! – сказал домовой и исчез.

Пёс огляделся. За такой погром хозяин по голове не погладит. Мусорное ведро было перевёрнуто. Оттуда высыпались картофельные очистки. Разбитая ваза сиротливо лежала в коридоре, а пух и перья из подушки разлетелись по всему дому.

Дик с ужасом представил себе, что скажет хозяин. От страха он лёг на пол и прикрыл лапами глаза, ожидая справедливого наказания.

Неожиданно для пса хозяин лишь вздохнул и потрепал Дика по загривку:

— Ну что, дружок, зачем ты это натворил? Я понимаю, что тебе было скучно, но зачем же нужно было всё крушить? Давай теперь убираться, пока Лиска не пришла с работы. Она сегодня задерживается. У нас есть ещё 2 часа, — сказал хозяин и пошёл на кухню.

 

Пёс, не веря ушам своим, аккуратно, на подушечках пальцев, пошёл за ним. Дик и его хозяин начали уборку. Человек собирал обратно в урну весь мусор, а пёс приносил то веник, то совок, то тряпку и иногда тыкался своим холодным, мокрым носом в ногу хозяина. Так, на всякий случай. Пёс всё не мог поверить, что человек даже не ругался на него.

Когда уборка была закончена, пёс и его хозяин отправились на кухню. Человек что-то достал из холодильника и бросил на раскалённую сковородку. По всей квартире медленно расползался аромат жаренного мяса.

— Дик, мы сейчас еду приготовим, чтобы Лиска поела и не ругалась на тебя. Накормим её как следует, она сразу подобреет.

— Гав! – одобрительно сказал пёс и снова ткнулся холодным носиком в ногу.

— Ну чего ты, маленький? Я знаю, что тебе скучно было. Но больше так не делай. Лиска тебя заругает и веником по попе настучит, а потом ещё и на меня дуться будет.

— Гав-гав! – пролаял пёс.

— Вижу, что ты всё понимаешь, только сказать не можешь.

Дик улёгся у ног хозяина, преданно глядя ему в глаза.

— Ты тоже мяса хочешь? – спросил человек.

Слюна, капнувшая прямо на ногу, всё сказала сама.

— Ладно, и тебе кусочек пожарю. Но смотри, чтобы больше такого не было! – нахмурился хозяин и погрозил псу пальцем.

— Гав-гав-гав! – вскочил Дик и запрыгал, стараясь лизнуть своего большого и сильного друга прямо в лицо.

Человек присел на корточки, чтобы псу было удобнее и рассмеялся.

А домовой глядел на эту идиллию, свесив ножки с кухонного шкафа, и умилялся, смахивая скупую домовячью слезу. «А я тебе говорил, что никто тебя ругать не будет», — прошептал Дику домовой и растворился в воздухе.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.8MB | MySQL:70 | 0,409sec