Коварная обида. История странностей полуночных

Если бы только можно было знать наперед, чем может обернуться пустяковая забывчивость!

Хотя, всякое бывает, дело то житейское.

Этим туманным утром Ангелина Михайловна проснулась позднее обычного, да ещё и с болью в спине.

Не мудрено после такой необычной ночи.

Она растерла поясницу и стала варить себе овсяную кашу.

Туман за окном рассеялся, выглянуло солнце. И Ангелина Михайловна сразу заспешила, стала гулять собираться.

Они с приятельницами каждый день вальяжно прохаживались по бульвару в одно и то же время и обсуждали волнующие их темы. И Ангелине просто не терпелось обсудить с ними странности, произошедшие с ней прошедшей ночью.

Анна Ивановна, или Анечка, как они ее звали, уже спешила к ней навстречу. Анечка была самая молодая, ей было только семьдесят пять, поэтому Ангелина Михайловна и их третья приятельница — Татьяна Андреевна звали ее просто — Анечка.

Так вот, Анечка спешила навстречу Ангелине Михайловне с очень озабоченным выражением лица, и с ходу выпалила:

— что со мной сегодня ночью было! Жуть какая-то!

 

Ангелина Михайловна даже не успела слово вставить, как Анечка невыразимо озабоченно стала ей показывать свои руки:

— Вы только посмотрите, Ангелина Михайловна, миленькая, это что-ж это такое! Легла я вчера спать, только засыпать начала, как меня за руку кто-то ка-ак ущипнет! Я аж подскочила, проснулась, огляделась — нет никого. Подумала, что мне это приснилось, но как-то мне неуютно стало. Легла опять, крутилась, вертелась, но наконец-то заснула.

И вы представляете, только заснула, как опять меня за другую руку кто-то ущипнул, да так сильно, что я опять проснулась! Вы мне наверное не поверите, но вот, посмотрите….

И Анечка завернула рукава кофточки и Ангелина Михайловна и правда увидела синячки, как будто тремя пальцами ущипнули.

— Вот, смотрите,- с волнением сказала Анечка, — ну как такое могло быть?

— Верю я,- и Ангелина Михайловна даже подошла ближе к приятельнице, — верю, потому что у меня ночью тоже странности были. Даже поясницу с утра ломило, а все потому, что ночью и мне кто-то спать не давал. Только засну — кто-то в спину мне кулачком стучит, да все по больной пояснице.

Подруги встревоженно переглянулись.

Да что же это такое? Может из-за тумана им так плохо спалось ночью?

— Это все от старости, — наконец горестно решила Анна Ивановна.

— Анечка, да у вас то какой возраст, вы ещё молодая, — даже немного рассердилась Ангелина Михайловна, — а слушайте, кстати, где наша Татьяна Андреевна? Она же всегда раньше нас в сквер приходила. Уж не приболела ли она?

— Не знаю, — Анна Ивановна задумалась, — а ведь она вчера при расставании что-то погрустнела непонятно почему, помните?

Приятельницы задумались.

— Слушайте, да ведь у нее же день рождения вчера был!,- вдруг вспомнила Анна Ивановна, — она же все позавчера нам намекала, а потом, за разговорами, забылось как-то.

— Да, нехорошо получилось, — расстроились подруги-приятельницы.

И решили купить тортик и проведать Татьяну Андреевну.

На кассе они купили ещё и букетик гвоздик и сразу поспешили к подруге.

Дверь открыла грустная Татьяна Андреевна, а глаза у нее были словно заплаканные.

— А мы проведать тебя, ты уж прости нас, старых, подзапамятовали мы вчера, — виновато начали приятельницы, но Татьяна Андреевна, лишь увидев их, сразу просияла:

— Да что вы, голубушка мои! Как же я рада вас видеть. Ну не так уж мы тесно были знакомы, чтобы вы знали-помнили день рождения мой! Хотя теперь то ближе вас у меня поди и нет никого.

Усадила Татьяна Андреевна за стол гостей, и цветы в вазу поставила, все любовалась!:

— Уж не помню я, девочки, когда мне и цветы то дарили последний раз, — радовалась Татьяна Андреевна.

 

Сели они за стол, чай с тортиком да конфетами пьют.

И тут Татьяна Андреевна вдруг и говорит:

— а ведь у меня такая ночь тяжёлая была сегодня, думала я — умру от одиночества. Вечером то наревелась — день рождения, а никто обо мне и не вспомнил, одна сижу. А спать легла — такая ерунда сниться началась — словно я к людям подхожу, а они ко мне даже не поворачиваются! Словно я во всём мире одна- одинешенька! Даже вы мне, подруженьки дорогие приснились.

Я ведь тебе, Ангелиночка, во сне в спину кулачком тыкала- тыкала-, а ты ко мне даже не повернулась!

А тебя, Анечка, я аж за ручки ущипнула, я себя тоже иной раз, когда сон страшный приснится, за руку щипаю. Но и ты, Анечка, не обернулась ко мне.

Вот и поняла я тогда, что никому во всем белом свете до меня дела нет!

А тут вдруг вы, мои милые, нагрянули, да с гостиницами! Праздник то какой в душЕ моей!

Она ещё долго радостно говорила, как она счастлива, что не одна она, что и у нее есть люди, что ее не забыли.

Анна Ивановна и Ангелина Михайловна ушам своим не поверили!
Как же так получилось? Это же значит она их щипала и кулачками в спину тыкала !

 

Да ведь в это разве кто поверит!

Они тихо переглянулись, и обе по умолчанию решили не рассказывать хозяйке о своих полуночных странных приключениях. О щипках да ударах кулачками.

Ведь не поверит же, да ещё вдруг и опять обидится.

источник

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:72 | 0,398sec