Любовь… как рукой сняло

С самого начала знакомства с Кириллом, мне казалось, что что-то не так. Какое-то предчувствие постоянно бередило душу. С ним я поговорить не могла, так как сказать-то собственно было нечего. Предчувствия, и все.

Дело в том, что такой случай, я имею в виду, это знакомство, был в моей жизни первый. Кирилл был на три года младше, и это не давало мне покоя, ну как-то непривычно. Мой бывший муж был старше аж на десять лет, но это не сделало меня счастливой.

У нас родилась Катюшка, я думала, что счастливая семья и все такое. А тут раз… и измена. Нет, не сразу, а когда дочке уже пять исполнилось. Он тогда очень переживал, извинялся, точнее, просил прощения, чуть ли не стоя на коленях. Но я не простила. И он ушел. Ну да, к ней, причем к своей ровеснице.

И вот тогда я подумала, что неравные по возрасту браки обречены. Хотя и от ровесниц мужья часто сбегают к молодым, но это уже другая история. У нас вот так: от молодой ушел к ровеснице. Ну и ладно, тогда подумала я, может и к лучшему. Хотя было и горько, и обидно.

 

Мы с Катюшкой остались вдвоем и уехали к маме в другой город, чтобы не делить дочь с отцом. Может, назло ему, может просто, чтобы самой быть подальше.

Стали жить втроем, я нашла хорошую работу, все сложилось удачно. А тут и он, Кирилл. Менеджер нашего IT отдела. Молод, перспективен, очень симпатичный и прямо воспылал ко мне с самого начала обучающего процесса.

Но в курс дела я вошла быстро, и больше нас как бы ничего не связывало по работе. Но он постоянно попадался мне на глаза, приносил кофе, предлагал вместе пообедать, а вечером подвезти домой. Я отказывалась, зачем мне, двадцативосьмилетней даме с ребенком этот, ну если и не юноша уже, но все равно – слишком молодой ухажер?

На работе незамужние девицы тоже косились. Что, мол, он во мне нашел? И однажды Кирилл даже спросил меня за обедом:

— Я слышал, у тебя дочурка есть?
И я поняла, что кто-то специально ему донес в надежде на то, что он меня бросит при таких «пикантных» обстоятельствах. И вот тут я решила назло всем этим завистницам и сплетницам не отталкивать Кирилла, а наоборот, сделать вид, что у нас все прекрасно. Да так оно и вышло в итоге.

Кирилл относился ко мне лучше, чем я могла бы ожидать. Заботился, ухаживал, на работе этого не скрывал и не стеснялся. Все потихоньку замолкли, и некоторые даже в подружки стали набиваться.

А моя Катюшка так и вообще души в Кирилле не чаяла. Каждые выходные прогулки, поездки, по вечерам чаепитие у нас дома с мамиными пирогами.

Она в принципе одобряла Кирилла, хотя и предупреждала, что молод слишком, особенно для отца шестилетней Кате, ей как раз шесть исполнилось. И день рождения Кирилл закатил в кафе «Белоснежка» с театрализованным поздравлением. Катюшка осталась в восторге, и мама сказала:

— Наш мужчина. Повезло тебе, дочка. Держись его.
И сразу же после этого Кирилл позвал нас с Катей переехать к нему. Большая квартира недалеко от работы, живет он один, у мамы своя жилплощадь, никаких проблем. И вот тут я подумала, что за все это время он так и не познакомил меня с мамой. Странно. Но мало ли? И все же я осторожно спросила:

— А твоя мама не будет против?
— Да ну что ты! – ответил Кирилл. – Нет, конечно. Даже рада будет, что я наконец-то завел семью.
И я сдалась. Через неделю мы переехали. Мне понадобилось время, чтобы привести холостяцкую квартиру в надлежащий вид. Навести порядок в кухне и ванной, повесить шторы, разобрать в шкафах, и я взяла недельный отпуск, чтобы обжиться.

Мы с Катюшкой хлопотали по дому, как вдруг в двери повернулся ключ, в квартиру вошла женщина в солидном возрасте и застыла в дверях. Я поняла, что это мама Кирилла и робко поздоровалась.

 

— Вы Евгения Степановна? А я…, — но я даже не успела назвать своего имени, как меня прервали.
— Не утруждайтесь, милочка. Значит, вселились. И, как вижу, с прицепом, — проговорила она, глядя на прижавшуюся ко мне Катюшку. – Ну хорошо, сейчас я вас кое-с-кем познакомлю.
Она вышла из квартиры, но через пять минут вернулась с молодой совсем женщиной лет двадцати, в домашнем халате и с застенчивым взглядом. Женщина была в положении. Евгения Степановна подтолкнула ее вперед и сказала:

— Вот, полюбуйтесь, милочка. Это соседка и бывшая невеста Кирилла. Но он бросил ее из-за вас. И как вы намереваетесь здесь жить? Все одной большой семьей?
У меня пропал дар речи. Я смотрела на этих женщин и не верила ни своим глазам, ни ушам. Мать Кирилла позвонила по мобильному, якобы сыну, и сказала:

— Очень занят, просил не беспокоить.
Несчастная соседка не проронила ни слова и быстро ушла, так и не подняв на меня глаз. Зато Евгения Степановна смело прошествовала в комнату, огляделась вокруг и сказала:

— Я все понимаю, вы ухватились за свободного мужчину, вам надо устроиться с ребенком, но мой сын вам не пара. А вернее, вы ему. Он будет все отрицать про эту соседку, я знаю. Но вам самой-то не противно, нет?
И тут что-то перевернулось во мне, какой-то внутренний дух противоречия заставил ответить ей:

— Нет, не противно. Вынянчаем, не волнуйтесь. Мы будем заботливыми соседями.
У Евгении Степановны глаза метнули молнии, она растерялась на минуту и сказала строго:

— Значит, съезжать не намерены?
— Нет, — сказала я, обняв Катю. – А сейчас извините, но у меня дела. Если хотите чаю, в холодильнике торт есть. Катя, проводи тетю на кухню.
Но женщина развернулась на одних каблуках и поспешно удалилась, громко хлопнув дверью. А мною овладело какое-то двоякое чувство. Кто из них лжет, Кирилл или его мать? Ну не мог же мужчина в здравом уме привести меня сюда жить, если по соседству живет его бывшая и ожидает ребенка?

Вечером пришел Кирилл с букетом и фруктами, на рынок заскочил после работы. Глаза сияют, смотрит на меня и тут же спрашивает, что, мол, случилось, устала? Пришлось все рассказать. Он расхохотался так, что хрусталь зазвенел в серванте.

— Зинку привела, соседку?! А та дурочка согласилась. Одинокая, несчастная, муж сидит за драку. Бедствует она, а мамашка поди деньжат подкинула. Ну дает! Извини, правда…Хочешь, я позову ее сейчас?
И тут мне почему-то так противно стало! И этот приход его матери, и эта инсценировка со звонком и беременной соседкой! Но если у Кирилла такая мать, то он-то не одного ли поля ягода? Я не знала, как себя повести. Ситуация была просто отвратительной. Я подумала о своей маме. Разве она способна на такое?

Конечно, Евгения Степановна была уверена, что я тут же сбегу и доказывай мне потом, что это не его бывшая девушка и не его ребенок. Я обманутая единожды, ни за что не захочу быть обманутой второй раз!

 

Расчет был точный, но она не на ту нарвалась. Я все равно почувствовала фальшь и в поведении этой Зины, и в напыщенности Евгении Степановны.

Да, я верила Кириллу, но оставаться с ним не захотела. Из-за мамы. Мне не нужен был такой человек рядом, который будет подрывать нашу семейную жизнь и никогда не примет ни меня, ни Катюшку. А Кирилл будет метаться между двух и даже трех огней.

Я собрала вещи и вернулась к маме, все ей объяснив. Она поняла меня. А с Кириллом мы встречаемся иногда вне работы, но как друзья. Говорит, что любит меня, хочет вернуть. А у меня перегорело. Я так ему и сказала, что любовь как рукой сняло. Ничего не могу с собой поделать.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.79MB | MySQL:70 | 0,378sec