Никто не узнает об этом!

Лариса мечтала о своем собственном , новеньком автомобиле яркого цвета. И вот, сегодня, она едет за рулём своей блестящей «Лады» ! Спешит поделиться своей радостью с мамой .

Лариса медленно ехала по деревне , открыв окно летнему ветерку.

К своим тридцати трем годам она почти всего достигла сама. После окончания сельской школы уехала жить в Брянск. Работала, училась заочно, двигалась по карьерной лестнице. Когда самые трудные времена прошли и ее сын подрос, она стала мечтать об этой машине . Несколько лет откладывала деньги, потом взяла кредит …

Думая об этом, Лариса подкатила к воротам своего дома. Поставила машину на виду, близко к дороге. Вышла из машины в ярком, обтягивающем фигуру, платье. Стала медленно доставать сумки из багажника. Краем глаза наблюдала за соседними домами : в одном смотрели из окна, в другом выглядывали из ворот. На дороге две женщины остановились и замерли, не сводя глаз с Ларисы…

 

Лариса улыбалась и кивала головой всем, кто на нее смотрел.

С удовольствием пискнула брелоком сигнализации, закрывая машину.

Теперь она всегда будет приезжать в деревню на машине и в хорошем настроении. Надоело прятаться от людей !

Знайте, соседи : У меня все есть. Я городская !

Но, главное, что у меня есть сын! Красивый, умный, пятнадцатилетний. Сын, которым можно гордиться…

Лариса поставила сумки с гостинцами на скамейку около ворот.

В воздухе стоял запах цветущей сирени, птицы пели в ветвях деревьев, окружающих дом. Весна будоражила мысли . Лариса подняла голову, глядя на голубизну неба. «Как жаль, что я так редко приезжала сюда все эти годы. Избегая общения с соседями, редко навещала маму !

Если бы знали, все эти деревенские люди , о том, как трудно жила я эти пятнадцать лет! Сколько слёз пролила, сколько приходилось работать.

Как трудно было растить сына одной …»

Хлопнула калитка. Катерина вышла встречать дочь.

— Доченька приехала ! Катерина на ходу вытирала руки полотенцем и поправляла платок на голове.

— А я на кухне. Не сразу услышала.

Увидев машину , ахнула:

— Купила, все ж таки ! Молодец, дочь ! Пойдем в дом. Соседи-то, как глазеют …

— Я машину во двор загонять не буду. Пусть здесь постоит.

— Тьфу на нее, чтоб не сглазили!

Пока шли по двору, Лариса сказала : «Я теперь чаще буду к тебе приезжать. А соседям пора сказать о том, что я не замужем . Все равно ничего не узнают.

 

— Да, — согласилась Катерина. — Ведь, каждый раз, как ты приезжаешь, спрашивают : » Где твой муж? «. Скажу, что разошлась. Сейчас это обычное дело. Пусть, что хотят думают. Теперь другие времена. Не то, что тогда…

Одна мама знала как жилось Ларисе тогда.

Как она сразу после окончания школы, уезжала из деревни в Брянск :

Дочь с мамой рано утром шли на первый автобус, скрываясь от глаз людей. Шагали быстро по мокрой траве за огородами. Несли дорожные сумки в руках. Лицо Ларисы было опухшим от слез. Да и Катерина выглядела совершенно подавленной. Она шла ссутулив спину и опустив глаза. Как будто события последних дней легли горьким бременем на ее плечи.

Воспоминания о тех днях, отдавалось глухой душевной болью даже сейчас.

Лариса зашла в дом. Здесь всё также. Чистота. Порядок.

Она села на диван, погладила рукой расшитую яркими узорами подушку.

Щемящая обида сдавила горло и поползла в душу по нитям памяти. Вспомнилось, как уткнувшись лицом в эту расшитую подушку, она семнадцатилетняя рыдала в ту ночь.

Казалось, что вся ее жизнь разрушилась и уже ничего хорошего не будет никогда …

Лариса с умилением посмотрела на фотографию сына на стене. Стала разбирать сумку с гостиницами.

— Мам, я предлагаю тебе после обеда прокатиться по деревне, — сказала Лариса, — Посидишь со мной в новой машине .

— А чего ж не прокатиться ! — весело ответила Катерина, — по деревне асфальт проложили, клуб новый построили. Тебе будет интересно увидеть.

Мама суетилась, накрывая на стол.

— Все, что ты любишь, доченька : пирог, котлетки, окрошка.

— Я хочу тебе помочь на огороде, мам. Завтра рано встану. Ты мне скажешь, что нужно сделать.

— Не надо. Я сама, потихоньку. У тебя, вон маникюр какой красивый…

Лариса тепло посмотрела на мать. Мама, как всегда, ее жалела.

 

Вот и в тот вечер, когда она узнала о беременности Ларисы, не упрекала, не кричала. Она приняла это, как их общее неожиданное потрясение, которое нужно пережить вместе.

Лариса благодарна матери за то, что она тогда не произнесла ни слова об аборте.

Не стала настаивать на том, чтобы разыскивать Пашку и заставлять его жениться .

Для Катерины, конечно, это был удар.

Одноклассницы дочери, только что закончив школу, разъезжались по институтам .

А ее дочь в это время тайком поехала в районный центр в больницу. От гинеколога привезла справку : » Беременность 7 недель.»

— Ты Пашке своему сказала ? Это был первый вопрос мамы, после того как она увидела справку.

— Да. Сразу, когда приехала от врача, пошла к нему. Вызвала его из дома и сказала. Он ответил, что жениться не сможет, и оставаться из-за меня в деревне не собирается . Завтра уезжает в Москву на поступление в институт, — говорила, всхлипывая дочь.

— Вот подлец ! Он же встречался с тобой больше года! К нам в дом приходил. Любовь была между вами… Я его на место поставлю !

— Не надо, мам. Его, теперь, не найдешь. Вот уже два дня я ему звоню. Он трубку не берет. Не отвечает.

Лариса плакала.

Тогда ещё оставалась надежда на то, что Пашка вернется и женится на Ларисе.

Поэтому, утром Катерина отправилась в магазин. Там работала продавцом мать Пашки, которую звали Людмила Андреевна. Но, Катерина называла ее Людкой и считала злой болтливой бабой. Ее мужа — отца Пашки тоже не уважала за то, что тот гнал самогон для продажи местным пьяницам.

И к этим людям придется идти на поклон ! Сообщать им о том , что ее дочь забеременела от их сына. Просить их, чтобы разыскали своего Пашу и заставили жениться.

Это было тяжело.

В магазине Катерина с нетерпением дождалась момента, когда у прилавка не стало покупателей и подошла к Людке.

— Здравствуйте, Людмила Андреевна. Зашла узнать о том, где ваш сынок . Уже третий день, как Паша пропал. Они с Ларисой моей встречаются. Она звонит ему, волнуется. Он не отвечает.

— Паша в Москву уехал подавать документы в институт.

— А почему так срочно ?

 

— Да я и сама не поняла. Собирался позже ехать — через две недели, но что-то изменилось. Когда он складывал свои вещи в сумку, то так торопился, что я ему не успела в дорогу продуктов собрать.

— Надолго уехал ?

— Да. Денег у меня взял и просил ещё каждый месяц посылать по мере возможности. Сказал, весь учебный год дома не появится. Потому что от нас до Москвы сутки целые нужно ехать на поезде. На выходные не будет успевать обернуться. Вот я и удивляюсь : каникул что ли, не бывает в этом институте ?

— А как название института ?

А мы с мужем толком и не запомнили. Он вчера позвонил нам. Сказал лишь пару слов о том, что заселился в общежитие. И опять, связь прервалась. Не могу снова дозвониться. Телефон что ли отключился ?

— Совесть у него отключилась ! — с отчаянием прошептала Катерина и вышла из магазина, прекратив разговор с Людкой.

Пришла домой, держась за сердце. Стала капать в стакан корвалол.

Лариса лежала на диване, уткнувшись в подушку.

Катерина присела рядом, жалея дочь.

— Ясно, что твой Пашка нагло и бессовестно сбежал. И родителям ничего не сказал, подлец. Я тоже решила не говорить Людке о твоём положении. Все равно, она своего гаденыша из Москвы не вытащит и жениться не заставит. Значит, будем думать, как дальше жить…

Тогда, Катерина решила отправить дочь в Брянск к своей старшей сестре. Сестра занимала хорошую должность в жилищно- коммунальном управлении и должна была помочь устроиться Ларисе в городе. Так и вышло.

Об этих прошлых и неприятных событиях вспоминала Катерина, пока мыла посуду . Вода текла из крана на ее натруженные руки, испорченные деревенской работой.

Так и время текло, как эта вода, унося все плохое…

Мысли прервал голос Ларисы :

— Собирайся, мам, поедем кататься !

— До магазина доедем, — сказала Катерина, когда садились в машину. Хлеба нужно купить.

Дочь спросила :

— А магазин все тот же ?

Катерина уловила беспокойство в вопросе дочери. Вероятно, дочь не хотела встречаться с Пашкиной матерью.

— Да. Магазин остался около церкви. Там Людка до сих пор работает. Теперь там горячий хлеб с пекарни продают. А в центре новый магазин построили. Давай, Лариса, в новый поедем.

— Нет, мам. Возьмём горячего хлеба. Там и церковь рядом. Может быть на вечернюю службу успеем.

 

По деревне ехали медленно, поглядывая в открытые окна машины. Здоровались с каждым встречным, идущим вдоль дороги. Каждый сельский житель был им хорошо знаком. Мама была довольна. Она гордилась своей дочерью.

Подъехали к старой церкви.

Опоздали. Вечерняя служба закончилась. Катерина перекрестилась , глядя на золочёные купола .

— Я хотела свечку за здравие моей сестры поставить. Как она нам помогла тогда! Приняла тебя в свой дом, с жильем тебе помогла, с работой. Я ей до конца дней, благодарна буду.

— Я тоже, — грустно сказала Лариса, и перекрестилась.

Тогда в деревне никто не узнал о положении Ларисы. Вскоре, после отъезда дочери в Брянск, Катерина объявила сельчанам, что уезжает к ней на свадьбу. А на самом деле, просто поехала проведать дочь. Спустя девять месяцев, Катерина объявила в деревне, что у нее в Брянске родился внук. На самом деле, внук родился раньше этого.

Пришлось обманывать людей для того, чтобы они все думали, что ребенок рождён в замужестве.

Лариса и Катерина чувствовали себя связанными одной тайной. Но, эта тайна теперь уже не казалась им тяжёлой и стыдной.

— А я вместе с тобой зайду за хлебом, — вдруг сказала Лариса, посмотрев в сторону магазина, который находился рядом с церковью. Это был все тот же, маленький магазинчик у дороги, пахнущий хлебом и пряниками.

Там все та же Людмила Андреевна стояла за прилавком в белом колпаке и синем фартуке. В ушах Людмилы Андреевны блестели все те же, массивные серьги. Она заметно постарела .

Воскликнула : «Какая красавица, Лариса ! Знаю, что в Брянске живёшь . Семья у тебя, и сын есть ! «

— Да. Пятнадцать лет ему.

— Такая молодая и уже взрослый сын, — восхищалась Людмила Андреевна.

— Она рано замуж вышла, — напомнила Катерина.

— Да. Я помню, что она сразу после школы уехала…

Лариса мило улыбнулась и отошла в сторону, разглядывая конфеты на витрине.

 

— Лариса с моим Пашей в одном классе училась, — продолжала разговор Людмила Андреевна, подавая хлеб Катерине. — В восемнадцать, значит, родила и сыну уже пятнадцать. Ларисе тоже тридцать три года, как и моему Паше.

Ее глаза погрустнели и она вздохнула :

— А я так мечтаю о внуках ! Паша у нас единственный сын. Живёт в Москве. Здесь раз в год появляется. До сих пор не женат. И не собирается. А я на пенсию скоро выйду. Скучно жить без внуков…

Не дожидаясь окончания разговора, Лариса поспешила попрощаться и выйти из магазина. Скоро за ней вышла и Катерина. Они сели в машину, и Катерина удовлетворённо сказала :

— Вот и не знает Людка, что у нее внук есть!— И никто не узнает об этом, — подтвердила Лариса, глядя в даль сельской дороги и продолжая свой путь, — никогда.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:70 | 0,438sec