Ночной звонок. Мистика. Рассказ

Ночная летняя дорога из города в село. Старенький пыльный автобус везёт сонных пассажиров. За окнами в едва различимой темноте мелькают деревья вдоль дороги. В кармане дремавшей девушки звенит телефон.

 

— Да… — хрипло отвечает Галина, — Мам я уже в автобусе, не волнуйся. Еду. Да! Ещё час и я на станции.

— Доченька, — переживает дрожащий голос матери, — Поздно, сейчас одиннадцать, а когда доедешь полночь. Как по такой темноте ещё час до деревни пойдёшь, может тебя встретить… я… мне… ты…

Звонок оборвался.

***

Утро того же дня. Хмурое утро в уютной квартире спального района. Барабанная дробь дождя за окном, разбудила молодую девушку. Несмотря на выходной, обычно она предпочитала выспаться, подольше поваляться в постели, но сегодня проснулась рано. Что-то мучило её и мешало спать, словно нечто вот-вот должно случиться.

Люба встала, и пошла на кухню. Стоя у отпотевшего окна, залитого небесным потоком, задумалась. Русые, очень густые, слегка волнистые волосы закрывают всю спину. Ей нравилось жить в городе: увлечённо заниматься любимой работой, и потом вечером, уставшей, приятно возвращаться в небольшую, но уютную собственную квартиру. Минуло шесть лет, как она уехала из деревни. Точнее сказать сбежала. Девушка не любила вспоминать о том времени, просто сейчас, воспоминания сами, поспешно путаясь и толкаясь, лезли в голову.

В одной из небольших, теперь уже заброшенных деревень, прошло её детство и юность. Люба жила с тётей Зиной — старшей сестрой матери. Родители умерли рано, девочка была так мала, что не запомнила их. Зинаида любила племянницу, как дочь и звала только «доченькой». Хотя не скрывала, кто были её истинными родителями. Да, разве скроешь в деревне, всё равно узнает.

Сразу после школы Любе пришлось уехать в город. Тётка очень переживала за неё, но, благословив на дорогу, отпустила. Спустя три года Зинаида умерла. Тихо, никому не причиняя забот. Односельчане послали племяннице телеграмму. Та приехала, схоронила единственную родню. Погоревала немного, но восприняла всё, как знак, чтобы сюда не возвращаться, и продала родовое гнездо. Денег выручила не много, но на первый взнос за квартиру хватило. Остальные деньги, к её удивлению, предоставил в виде беспроцентной ссуды начальник компании, где она трудилась. Так и оказалась в её владении однокомнатная квартира на пятом этаже на окраине города.

Люба потянулась, расправляя всё тело, и улыбнулась солнышку, что появилось за крышами домов. Дождь стих. Девушка ещё не допила кофе, как раздался телефонный звонок. Она вздрогнула. «Кто звонит в такую рань?» — подумала она, беря телефон в руки – «Надеюсь, меня не вызовут сегодня на работу…» Номер оказался незнакомый. Немного колеблясь, нажала.

— Алло! Алло, Любка, ты? – заорал визгливо радостный и очень знакомый голос, — Алло?

— Кто это? – спрашивает Люба, не веря своим ушам. Она узнала голос своей заклятой подружки, но не желала этому верить, — Вы кто?

— Ты, что с ума сошла, Любка? – обиделись в трубке и пояснили, — Свою землячку и одноклассницу Галочку не узнала? Врёшь!

 

— А, Галя! – выдохнула она, — Ты чего объявилась, опять гадость придумала?

— Ну, ты чего? – искренне сердится девушка, — Кто старое помянет… Да и вообще всё так давно было… по молодости, по глупости. Забыли, подруга!

— Ладно! Забыли. Чего звонишь? – сердито отозвалась Люба, — И как ты меня нашла? Я тебе свой телефон не давала?

— Люб, ты не сердись, — просит подруга, — Давай встретимся. Мне тебя увидеть надо. Я замуж выхожу, хочу пригласить тебя в свидетельницы. Пойдёшь?

Девушки не виделись шесть лет. За это время многое произошло в жизни Любы. Боль и обида давно ушли, хотелось просто окунуться в беззаботное детство и девичьи мечты. Люба согласилась встретиться в кафе через два часа.

Сидя за столиком и разглядывая задумчиво прохожих за окном, Люба вздрогнула, когда её окликнули. Широко, искренне улыбаясь, стояла Галя.

***

Когда-то давно в деревне они были неразлучными подружками. Жили Юнина Люба и Дружинина Галя на одной улице, буквально через два дома. Галина черноглазая, смуглая, волосы чёрные, слегка волнистые – чисто цыганка. Люба полная противоположность: голубоглазая блондинка с толстенной — в руку толщиной, пшеничной косой. Девочки ходили в один класс и сидели за одной партой. В шестом классе к ним пришёл новенький мальчик – Саша. Родители переехали в их деревню. С этого всё и началось. Мальчик рослый, симпатичный, учиться хорошо. Обе подружки влюбились в него. Сашка сразу выбрал Любу, так до самого окончания школы они и ходили парой.

Люба с годами стала ещё краше: фигура точёная, как у мраморной статуэтки, коса ниже талии, и огромные синие глаза. На неё многие ребята засматривались. Рыжий конопатый Валерка просто пожирал её глазами, понимая, что у него нет шансов. Галина долго обдумывала, как отбить Сашу, и придумала. Подговорила Валерку распустить сплетни, что Люба с ним гуляла.

Громко, так чтобы слышала деревенская сплетница бабка Фаина, Галина разговаривает с Валеркой.

— Да, ладно! – смеётся девушка, — Прямо любовь? Любка с Сашки глаз не сводит, а ты, тут при чём?

— Да мы… — мнётся Валерка, — Ещё весной начали встречаться… А теперь ей делать нечего… Скоро живот заметен будут. Я от ребёнка не отказываюсь, свадьбу сыграем. Я сам не хочу обманывать Сашку, пусть знает, что его девушка и со мной была.

Эта грязная сплетня молниеносно разнеслась не только по всей деревне, но и по округе. На Любу фыркали и шикали при встрече односельчане, ребятишки швыряли камнями. А когда Саша не пришёл к речке, на их место на свидание, она испугалась. Прибежала к дому Саши. Его мать строго глянула на девушку.

— Уехал, Саша! – сердито отвечает она, — Не ищи, в город уехал. Всё!

— Как же? – растерялась Люба, — А выпускной бал? Мы же хотели…

Девушка не договорила, как перед носом хлопнула дверь. Придя домой, она поделилась новостью с тёткой.

 

— Вот, что, девонька! – вздыхая, говорит Зинаида, — Уезжай-ка и ты в город. Нечего тебе здесь слушать эту грязь про себя.

— Какую… грязь? – засмеялась Люба, — Мама Зина, ты о чём?

Зинаида и рассказала девушке о сплетнях, что гуляют по деревне. Люба в слёзы. Утром собралась и рванула в город. Тётка проводила её до самого автобуса. Настояла надеть серебряную ладанку с ликом богородицы, что перешла ей ещё от бабки. Когда автобус запылил по просёлочной дороге, увозя любимую племянницу, женщина дала волю слезам.

***

Городская жизнь быстро засосала девушку: учёба, работа. Напряжённый ритм окончательно растворил прошлое, как комок сахара в горячем чае.

Люба улыбнулась подруге детства и поздоровалась. Галина изменилась: вошла в женскую пору, округлилась и похорошела. Девушки весело обсуждали детские шалости. Незаметно разговор перешёл на всех односельчан, одноклассников, кто и как устроился в жизни, кто на ком женился, у кого дети.

— Люб, прости меня! – вдруг говорит Галя, глядя ей в глаза, — Я так ругала себя… И Сашку себе не заполучила, и подругу потеряла. Прости!

— Ладно, — смеётся Люба, — Он сам виноват, что поверил… Даже со мной поговорить не захотел. Отелло!

— Что, думаешь, — испуганно спрашивает Галя, — Такой же ревнивый, что мог и убить?

— Галка, Галка! – расхохоталась девушка, — Плохо ты училась… Отелло, ведь убил не из ревности, а потому, что не доверял своей любимой. А ревность – это проявление его глупости…

Люба согласилась стать свидетельницей на свадьбе подруги и сразу позвонила начальнику. Он дал три дня отгулов, этого с двумя выходными вполне хватало. Договорились встретиться вечером на вокзале.

***

Разбитый автобус трясёт своих пассажиров по ухабистой дороге. Подруги ещё долго ворковали, но сон сморил. Звонок телефона.

— Алло! – тихо отзывается Галина.

— Доченька, — переживает дрожащий голос матери, — Поздно, сейчас одиннадцать, а когда доедешь полночь. Как по такой темноте ещё час до деревни добираться, может тебя встретить… я… мне… ты…

— Что, Варвара Степановна звонила? – потягиваясь, спрашивает Люба, — Беспокоится…

— Не пойму, ну что ей не спиться, — сердито ворчит дочь, — Приедем ночью, сами доберёмся не маленькие.

Автобус высадил девушек в кромешной темноте. До деревни ещё час ходьбы, но если срезать через поля и лес, то в два раза быстрее можно добраться.

— Ну, что пошли! – поправляя рюкзак на спине, спрашивает Люба, — Быстрым шагом и мы…

— Смотри! – вскрикнула Галя, тыча рукой в темноту просёлочной дороги, — Вон, там! Впереди кто-то идёт! Давай пойдём с ним. И дорогу срежем и веселей.

— Но может обычной дорогой… — засомневалась Люба, — Я не помню этой дороги…

— Идём! – толкает её в спину подруга, — Быстрей, а то отстанем.

Летняя ночь преобразилась светом огромной луны, запахами скошенного сена, доносившегося с полей, хвойного леса впереди. Все эти запахи и звуки навеяли столько воспоминаний, что девушки невольно погрузились в свои мысли. Какое-то время шли молча. Поглядывая вперёд за тёмной фигурой.

 

— Ой, забыла позвонить маме, как приеду, — спохватилась Галя и схватила телефон, — Ох ты! Пять пропущенных! Алло, мамуль, — кричит она в трубку, — Не волнуйся, мы приехали. Идём…

— Где вы, доченька! – кричит взволнованный голос, — Звони мне чаще, я волнуюсь. Обещай, что…

Разговор оборвался. Галина вздохнула и убрала телефон.

— А где этот? — показывает Галя вперёд, — Куда он провалился?

— Да, ну его, — машет рукой Люба, — Смотри, вот и деревня!

Впереди чуть левее показались крыши домов и огороды. Когда они шли по улице, то девушек смутила мёртвая тишина. Ни в одном дворе нигде не горел свет, ни одна собака их не облаяла.

— Странно всё как-то, — переживает Люба, обращаясь к подруге, — Что думаешь?

В этот момент зазвонил телефон.

— А вот мы сейчас и выясним, — сообщила Галя, отвечая в телефон, — Мам! Мама, мы идём! Уже пришли в деревню…

— Галочка! – сквозь слёзы кричит мать, — Где ты?

— Ма, мы уже здесь в деревне, — смеётся она, — Тут такая темень… Ты свет включи и стой у калитки, мы…

— Какой свет? – удивляется мать. В телефоне слышен шум голосов, — Уже час дня, доча! Ты где? Мы всей деревней вас ищем…

Разговор снова прерывается. Девушки переглянулись. Не похоже чтобы женщина так шутила. Стало совсем не по себе. Подруги вглядываются в чёрные глазницы домов и замечают какое-то движение.

— О, боже! – воскликнула Люба и показала рукой, — Что это?

Из всех домов им навстречу ползут тени. Они окружают их и наводят такой ужас, что девушки бросились прочь. Они бежали обратно к дороге, спотыкаясь и падая, натыкаясь в темноте на ветки и кусты.

Наконец, остановились отдышаться. Впереди показалась остановка. Когда они огляделись, то заметили отчётливую женскую фигуру. Пожилая женщина, согнувшись, стояла, любопытно поглядывая на них. Подошли ближе. Старуха оказалась совсем старой, в лохмотьях, с худыми руками и длинными костлявыми пальцами.

— Бабушка, — начала нерешительно Галя, — Мы заблудились немного… А где здесь деревня…

— Давно жду вас! – сердито буркнула старуха, протягивая руку девушке, — Идём за мной!

Галина посмотрела на подругу и взяла старушку под локоть. Люба тоже подошла ближе, но от бабки шёл такой запах гнили и холод, что она дёрнулась и остановилась.

— Люб, ты чего? – интересуется Галя, обернувшись к ней, — Идём скорее. Мама волнуется…

Старуха тоже обернулась и протянула ледяную руку к девушке. Схватила её за блузку и с силой дёрнула к себе. Верхняя пуговица оторвалась и улетела в темноту. Серебряный образок богородицы блеснул на груди в лунном свете. Страха вскрикнула и зажмурилась. Шарахнулась от девушки. Быстро схватив Галину под руки, повела её прочь, что-то нашёптывая на ухо. Галина громко рассеялась. Когда старуха ещё раз обернулась к Любе, та увидела вместо лица только череп с пустыми глазницами.

Он так испугалась, что вскрикнула и упала. Ещё через минуту на дороге не было ни подруги, ни старухи. Люба попыталась встать с земли, но силы покинули её, и она потеряла сознание.

***

Очнулась Люба в сельской больнице, за окном сгущаются сумерки. Рядом сидит Варвара Степановна – мама Гали и плачет.

— Ой, тётя Варвара… — подняла она голову с подушки, — Всё хорошо. Мы же пришли…

 

Женщина помотала головой, вытерла глаза.

— Тебя мы нашли… живой на дороге, — она снова залилась слезами, — А Галочку только вчера нашли… Утонула… говорят.

— Да, нет! – удивилась Люба, — Как утонула? Здесь рядом ни речки, ни озера нет… А где она? Мы же…

— Сегодня схоронили, — вздыхает мать, — Нет моей Галочки…

Когда женщина попрощалась и вышла из палаты, зазвонил телефон.

— Люба! – кричит взволнованный голос Галины, — Люба…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:70 | 0,390sec