Проступок свой Василий не забудет, но жене не открылся, не хочет семью рушить.

Василий всегда хотел большую семью, но взглядов жены на количество детей не разделял! К такому он был не готов, он предполагал, что у них будет трое детей, четверо, но когда жена родила пятого, а потом и шестого младенца, Василий призадумался. Похоже что жена на рождении детей останавливаться не собиралась, тем более большую роль в этом играла её прабабка. Она всегда говорила:

— Деток должно быть столько, сколько бог дал, раз понесла, значит надо рожать! Валентина прислушивалась к своей прабабушке, исполняла все её наказы, следовала её приметам, и с детьми получалось так, как говорила Матрёна Ивановна.

 

Всё бы ничего — Василий детей любил, но не будут же они расти, как сорная трава! Каждого нужно одеть, обуть, выучить! Ладно они жили в деревне, здесь и огород помогал, и живности у них был полон двор, но работы в селе не было, не то что для женщин, но и для мужчин.

Да и куда жену на работу отправлять — она то с огородом, то с животными, между ними ещё надо ребёнка укачать, покормить, постирать. Василий помогал, чем мог, но основные заботы с детьми ложились на плечи жены, весь день она крутилась, как белка в колесе.

Вечером её хватало только на то, чтобы упасть в кровать и уснуть беспокойным сном на несколько часов, какое тут внимание к мужу, удивительно ещё, как детей рожать получалось.

Василий голову ломал — как семью содержать? А старшие уже скоро школу заканчивают, учить нужно.

Один из сельчан, Петро, решил на заработки податься, в далёкие края, северные. Мужики послушали его, недоверчиво головами покрутили. Пётр уехал, два месяца его не было. Приехал. И стали местные замечать, что жить семья стала зажиточно, Пётр деньги неплохие привозил, дом поправили, машину купили.

Несколько месяцев мужики, разинув рты на изменения в его жизни смотрели, а потом один из них с Петром уехал, затем ещё двое. Задумался и Василий, но вопрос серьёзный, нужно с женой совет держать.

Валентина сначала в плач кинулась:

— Как же я одна тут, Васенька?

Василий настаивать не стал, понимал, что тяжело жене одной будет. Но Валентина, когда успокоилась, обдумала и мужу согласие дала.

На следующую вахту с Петром уже шестеро из деревни поехали! Первые 2 месяца Василию тяжело пришлось, работы много, от зари до зари, никто за тебя твою работу не сделает. Василий ответственный мужик, старательный, уставал, но понимал, что для семьи старается.

Незаметно вахта пролетела, утром на работу, вечером придёт, упадет до утра, но получил неплохо, домой ехал радостный, жену обрадовал. Прикупили они и деткам, что нужно и жену одел. На следующие два месяца уже спокойнее ехал, так отработал полгода. Дома всё хорошо, сытнее стало, уютнее.

Только приключилась с ним такая история. Очередную вахту отработали, зарплату получили и решили отметить это дело. Василий не сторонник был таких посиделок, но товарищи уговорили не отрываться от коллектива. В кафе столик заняли, а рядом за столиком женский коллектив что — то праздновал.

 

Те, кто неженатый быстро к ним подход нашли, а одна из них на Василия внимание обратила. Он хоть и не молод, но интересный мужчина. Взяла его в оборот и не устоял мужик! Бригадир, увидев такое дело, в сторону Василия отозвал и говорит:

— Василий, ты поосторожнее будь! Не очень хорошие слухи про эту Нинку ходят. Мужиков меняет одного за другим, а у тебя жена, дети.

— Не переживай, Иваныч! У меня всё под контролем!

— Ну смотри, я тебя предупредил! Как бы чего не вышло!

Погуляли, а наутро проснулся Вася в чужой квартире, как сюда попал, не помнит. Глядь, стол накрыт и зазноба его с кухни идёт, бутылку в руках держит.

— Вставай, милый, у меня и стол готов!

Э, нет! Не хотел Василий банкет продолжать, собираться стал, хвать за карман, а денег нет! Помутнело в глазах, сумма не маленькая, с чем домой приедет, как жене в глаза глянет?

— Нина, деньги где мои?

— Я не знаю, Васенька! Ты мне вчера дал немного, вот я на них стол и накрыла.

А у самой глазки бегают. Но, как ни пытался Вася, нет денег, хоть криком кричи. Только и твердит, дал немного, но они все на столе. Еле до общежития дошёл, чернее тучи, на кровать лёг и молчит. Мужики с распросами, хоть и стыдно ему, а пришлось рассказать, повиниться.

Бригадир головой покачал, потом собрался и ушёл. Пару часов его не было. Что уж он там женщине говорил, неизвестно. Пришёл, Василию деньги протягивает:

— Вот всё, что осталось! Хорошо видать вы вчера погуляли.

А там и половины нет.

Василий за голову схватился. Как домой ехать? Подумали мужики и скинулись, добавили недостающие. А Василию ещё больше стыдно. Надо же, на старости лет так опозорился! Но всё обещал до копейки вернуть!

 

Поехали домой. Жена рада, соскучилась, не знает, где мужа усадить, как угостить. А он глаза на неё поднять боится. Отговорился, что заболел, похоже. Несколько дней ходил, как в воду опущенный, но жить дальше надо. На товарищей надеялся, что не донесут жене о его похождениях.

Несколько месяцев долги отдавал, а потом решил — всё, хватит, наездился! Жена не возражала, плохо одной, без мужа. А здесь и работа в деревне подвернулась. Хоть и меньше заработок, но на душе спокойнее.

Долго не мог себе Василий простить тот грешок, но постепенно успокоился, а куда деваться? Жизнь на месте не стоит, старшая дочь уже скоро внуком обрадует.

Проступок свой Василий никогда не забудет, корит себя сильно, но жене не открылся, не хочет семью рушить. Так и будет с таким грузом жить. Тяжело нести, но ничего не исправишь! Седина в бороду, как говорится…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.81MB | MySQL:72 | 0,372sec