Провал в прошлое

Федос опять сидел на скамейке возле дома.

Недалеко от его дома тормознула легковая машина, из неё выскочила местная почтальонша Вера и поспешила к старику.

— Привет, дядя Федя. Всё сидишь? – закричала она ещё издали.

— Днём-то, чай, только беременные мужики лежат, — усмехнулся дед.

— Всё шутишь?

— Серьёзно у нас только чиновники брешут.

— Ну, всё, дядя Федя, хватит. На каждое слово у тебя ответка. Я тебе, вон, гостя привезла. Человек тебя ищет. – Вера кивнула на ту самую машину, из которой вышел парень и тоже направился в сторону старика.

— Какого гостя? Я гостей нонче не жду. У меня сегодня день задумчивости.

— Чего?

— Вот как думаешь, Верка, жизнь после смерти есть?

— Ну, хватит, дядь Федь, Говорю, гость к тебе. Московский.

— Здравствуйте, дедушка, — сказал подошедший парень.

— Здоров. — Дед внимательно стал рассматривать парня. — Ты что ли, гость?

— Ну, да.

— А чего это у тебя в ухе?

— Тоннель.

— Вон чего… – Дед за свою долгую жизнь никогда ещё такого не видел, и теперь искренне удивлялся огромному отверстию в ухе человека. – Врачи, что ли, тебе вставили? Проблемы со слухом?

— Нет, – добродушно усмехнулся парень. — Сам вставил,

— Зачем?

— Нравится.

— Угу… – кивнул зачем-то дед. — Молодец… Удобная, наверное, штука.

— В смысле? – не понял гость.

— За эту штуковину можно мужика на ночь к кровати цеплять, чтобы утром к другой не убежал. Верка, перенимай опыт.

 

— Ну, хватит, дядя Федя, — засмеялась Вера, и обратилась к москвичу. — Не слушайте его, он у нас шутник.

Парень хмыкнул и присел на скамейку рядом с дедом.

— Дедушка, я тут про вас в блоге одном прочитал…

— В каком блоке? – встрепенулся Федос. — В НАТОвском? Неужто там про мои мысли о геополитике прознали?

— Я говорю, в блоге. – повторил гость. — Который Фёдор Березкин ведёт.

— Мой правнук, что ли? И чего он написал?

— Что вы в лесу провал в земле обнаружили. Это правда?

— Растрезвонил… — сокрушённо вздохнул Федос. – И зачем я ему эту историю рассказал…

— Значит, правда, это? – обрадовался парень.

— Тебе зачем знать? – почему-то, хмуро спросил Федос.

— Как зачем? Я диггер, меня провалы подземные очень интересуют.

— Кто ты? — удивился дед.

— Диггер. Нас так называет.

— И вы на такие клички не обижаетесь? Или вы на самом деле такие?

— Дедушка, я хочу, чтобы вы мне тот провал показали.

— С какой стати? – опять нахмурился дед. — Тебе туда ещё рано, сынок.

— Почему?

— Потому что провал этот ведёт в прошлое.

Вера на этих словах открыла от удивления рот и тоже присела на скамейку.

— В какое ещё прошлое? – не понял парень.

— Ты в школе учился? – усмехнулся Федос.

— Конечно.

— А что такое прошлое — знаешь?

— Вы хотите сказать, что провал ведёт прямо туда?.. – парень недоверчиво смотрел на деда.

— Не знаю, прямо он ведёт, или косо, но у нас у всех одно прошлое.

— Какое — одно?

— Которое — прошлое.

— И вы уверены, что этот провал ведёт туда? – лицо у парня стало снова серьёзным. — Вы там сами были?

— В прошлом?

— В провале.

— Хотел сунуться, — кивнул дед. — Но меня туда не пустили.

— Кто не пустили?

— Мужики.

— Какие мужики?

— Которые из прошлого.

— Дядь Федь! – вдруг воскликнула Вера. — Ты можешь нормально рассказывать? Ты же нас запутал совсем.

— Чего тут путаться? – пожал плечами Федос. — Я этой весной в лес пошёл. Недалеко зашёл, тут, рядом. Гляжу — провал в земле. Заглядываю в него, а там дна нет. Нет, думаю, не берлога это. Медведей-то у нас в лесу отродясь не было. А что тогда? Стою, значит, топчусь. Вдруг гляжу, к дыре задом мужик крадётся, пятится, головой по сторонам крутит, меня пока не видит. И главное — со спины, вроде, знакомый. Пригляделся я, и у меня у самого спина похолодела. Думаю — это же Игнат… Только молодой совсем. Он меня когда увидел, ругнулся, потому что узнал, хоть и на ногах почти не держался. Он же всегда таким был, и в молодости, и в старости — вечно навеселе. Обниматься полез, плачет от радости, соплями брызжет. Федька, говорит, пацан, как ты постарел.

— Дядя Федя, ты про какого Игната говоришь? – насторожилась Вера.

— Про какого, про какого… Про твоего деда покойного.

— Ой… – Испугалась Вера. — Дядь Федь, а сам-то ты трезвый был?

— Как стекло. Но всё равно, чуть в штаны не наложил. А дед твой палец к губам, — тсс, никому ни слова, пацан, что меня видел. Я, говорит, из прошлого. Ходил в нашу деревню.

 

— Зачем? – ещё больше испугалась Вера.

— На внучку, говорит, издалека посмотреть, проверить, как она тут, глупостями не занимается?

— Дядя Федя, да ты всё врешь! – Вера закрыла лицо руками.

— Не веришь, твоё дело. Разговорились мы, сели на краю провала, достал он из кармана вот этот вот «мерзавчик», — Федос достал из своего кармана старинный сосуд, — глотнули мы с ним за моё здоровье и помин его души, ну и… Он засобирался туда.

— Куда?

— В прошлое. Я ему говорю — я тоже хочу в прошлое. Там ведь лучше было. А он говорит — не торопись, там ещё мамка твоя даже не забрюхатила.

— Это как понять?

— Просто. Раньше срока нам туда нельзя. Но я всё равно попытался за ним увязаться, сунулся было в яму, а оттуда мне — кулаком в лоб. Вот, сижу и думаю, интересно, когда мамка меня уже носить начнет?

— Где носить?

— В животе… Там, в прошлом… Когда мне туда собираться?

— Послушайте, Фёдор… – встрепенулся гость, — как вас по отчеству?

— Иваныч он, – подсказала Вера.

— Фёдор Иваныч, покажите мне, пожалуйста, этот провал. Мне обязательно там нужно побывать. Я ведь к вам из Москвы приехал. Это очень для меня важно.

— Вот, глупый… – замотал головой Федос. — Да хоть из Пекина ты… Я тебе говорю — туда нам до срока соваться нельзя, а ты… Привык по тоннелям своим лазить… А прошлое — это не тоннель. Прошлое это мир, огромный и самый что ни на есть правдивый. Потому что, он уже был и его не переделать.

— Если вы боитесь, покажите хотя бы, в каком направлении мне идти? – парень тут же достал откуда-то бумажную карту. — В какую сторону? Вы на карте квадрат поиска можете показать?

— Квадрат поиска? – Федос почесал свой затылок. — Квадрата там, парень, нет. Иди всё время прямо, и тебя кривая обязательно к этому проему сама вынесет. Понимаешь, о чем я, сынок?

— Не понимаю.

— А Верка, вон, поняла. Хоть и женщина. Теперь-то она будет поменьше хвостом вертеть, потому как знает, что за ней родственники оттуда до сих пор приглядывают.

На этих его словах вдруг отворилась калитка, ведущая к дому, и в проёме показалась бабушка Нюра.

 

— Опять сон прошлогодний рассказываешь? – заворчала она. — Хоть бы новенькое что придумал… Мозги людям пудришь…

— Сон? Дядя Федя, так это был всего лишь сон? – Вера подозрительно смотрела на старика.

— Вот, женщины… – замотал он головой. — Если вам хочется спать спокойнее, считайте это сном. Только кто мне тогда вот этот «мерзавчик» подарил? – И дед затряс пустым сосудом в воздухе. — Из него до сих пор пахнет. Такие пузырьки, они ведь, кажется, даже в музеях не сохранились…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:70 | 0,463sec