Стеснительный Вовка

Маринка пошла вынимать почту. Почтовые ящики в их подъезде почти ни у кого не запирались. Девушка дернула за дверцу, и ей тут же в руки выпал большой конверт из грубой бумаги.

— Что это? – невольно воскликнула она. А соседка тётя Нина, стоявшая рядом, также просто ответила:

— Письмо тебе. Ух какой большой конверт. Да это, похоже, бандероль. Странно, что сюда принесли. Обычно на поте получают.

Марина взглянула на адрес. Точно – адрес и имя её. Написано красивым ровным почерком. А вот обратного адреса и штампа почты нет. Как же так?

 

Она пришла домой. Положила газеты отцу на журнальный столик и пошла в свою комнату, сгорая от любопытства. Конверт был вскрыт и в нём она увидела несколько больших фотографий с видами их старинного города. Он не были подписаны. Но в конверте Марина нашла небольшую записку, источавшую аромат одеколона.

На небольшом листочке было написано:

«От неизвестного доброжелателя. Эти фотографии я сделал сам».

И всё! Марина мельком посмотрела фото. Давно знакомые ей виды города. Чёрно-белые снимки были аккуратно подрезаны, чувствовалось, что эти любительские фотографии дороги автору. Но кто бы это мог быть? И почему инкогнито?

Ещё больше Марину поразил аромат записки.

«Наверное, от рук писавшего запах перешёл на бумагу…Вот странно».

Марина не удержалась, чтобы не показать это письмо матери. Мама посмотрела фотографии и сказала:

— Неплохо. Свежий взгляд и качество хорошее. Но кто же этот твой тайный воздыхатель?

— Ну, вот. Начинается. Я поделилась, а ты тут же подтрунивать, — насупилась Марина, — я-то откуда знаю?

— Рано или поздно всё равно узнаешь. Не сможет он в тени долго оставаться. Ну, и смешной вы народ. Вроде уже пятнадцать лет, а всё как малые дети…

Марина бросила конверт в ящик письменного стола и забыла о нём на некоторое время, посчитав чей-то шуткой.

Но через несколько дней снова пришло письмо. На этот раз в конверте была небольшая книга стихов Николая Рубцова. В ней лежала закладка – небольшая бумажка. Она снова была пропитана тем же лёгким хвойным ароматом, и прямо на ней красовалась надпись: «В подарок тебе мои любимые стихи».

— Ну, прямо загадка на загадке, — улыбнулась мама. – Кажется, твоему доброжелателю нравится быть романтичным.

— Или он просто трус, — спокойно ответила Марина, — как же это глупо.

Но вечером она перед сном долго читала стихи, и они ей очень понравились. Она оставила книгу на прикроватной тумбочке и несколько вечеров подряд их перечитывала.

 

— Ну, третьего письма не миновать, — сказала мама. – И как ты не можешь его вычислить? Ведь он сам в подъезд приходит и бросает письма в почтовый ящик. Может, кто-нибудь видел его?

— Ну, нет. Караулить я не стану. Вот ещё. К тому же подбросить письмо можно в любое время. Подъезд у нас вечно открыт.

Письма приходили Марине теперь регулярно. В них были то книги, то переписанные от руки любимые стихи, то красивые открытки. Но подписи как всегда не было.

Близился Новый год. В школе ребята готовились к празднику и дискотеке. Марина была клоуном на утреннике для малышей младших классов, и после представления поспешила домой, чтобы отмыть грим и переодеться к вечерней дискотеке. Она надела своё красивое платье, мама подвила ей волосы своими щипцами.

— Ну, красота! – сказала она, — выросла моя доченька.

Марина пришла в зал школы, где гремела музыка и было шумно. Она запоздала, и все места на стульях у стен были заняты. Марина стояла почти у самого входа, когда начался медленный танец. Постепенно центр зала стал наполняться парами. Марина выискивала глазами своих подруг, но тут к ней подошёл Вовка из параллельного класса и пригласил на танец.

Марина не ожидала, что так быстро её заметят, она подала руку и они прошли к танцующим. Музыка звучала громко, мелькали цветные фонари, специально изготовленные в школьной мастерской для дискотеки. Марина положила руки на плечи Вовке, улыбнулась и вдруг почувствовала аромат.

Это был именно тот аромат, который она слышала, раскрывая присланные ей письма. Вовка волновался. Он осторожно держал руку Марины и ничего не говорил ей. Его щёки пылали, он не смотрел ей в глаза.

Когда танец закончился, ребята отошли в уголок зала, и Марина спросила его:

— Давно вечер-то начался? Я опоздала…

— Да нет. Около получаса. Я уже думал, что ты не придёшь…

— А ты что не со своим классом? Тут наши все…- спросила Марина.

— Да ведь не на уроке. Танцуй где угодно. Или ты не хочешь стоять рядом со мной? – вдруг спросил он.

— У тебя приятный одеколон. Как называется? – поинтересовалась Марина и взглянула прямо Вовке в глаза.

А он смутился и ответил:

— Не знаю. На иностранном название. Батин. Мне тоже нравится, – он наклонил голову и снова покраснел.

 

— А стихи Рубцова ты любишь? – напрямик спросила Марина.

— А кто же не любит Рубцова? Его все любят, — словно оправдывался Вовка. Тут заиграла музыка и все ребята снова пошли танцевать. Марина встала в круг, а Вовка куда-то исчез. За весь вечер Марина его видела всего несколько раз. Он как тень то появлялся где-то рядом, то, увидев, что она смотрит на него, снова исчезал в толпе.

Домой Марина шла с одноклассницами. Где-то за спиной она видела пару раз и Вовку, он жил в соседнем дворе.

Когда Марина подходила к подъезду, она увидела, что Вовка уже сидит возле входа на скамейке.

— Ты чего на таком холоде сидишь? Вставай, а то примёрзнешь, — посоветовала Марина.

— Ладно. Расколола ты меня. Больше не буду писать, — уныло ответил ей Вовка.

— Уж и много ты мне писал. Две строчки от неизвестно кого. К чему такая конспирация? – посмеялась над ним Марина.

— Потому что знал, что смеяться будешь. Ты и сейчас вот смеёшься, — с грустью сказал Вовка. – Я боялся, что ты танцевать со мной не пойдёшь.

— Но я же пошла. А если бы и не пошла, так других девчонок много.

— А мне другие не нужны, — рассердился Вовка. – А тебе правда нравится Рубцов?

Ребята начали цитировать знакомые строки:

«В твоих глазах

Для пристального взгляда

Какой-то есть

Рассеянный ответ…

Небрежно так

Для летнего наряда

Ты выбираешь нынче

Жёлтый цвет…»

Из окна выглянула мама Марины:

— Маринка, давай домой, весь дом беспокоите. Уже поздно.

Уходя, Вовка попросил:

— Ладно, писать больше не буду. А вот книгами давай меняться.

— Вернуть тебе Рубцова? – спросила Марина.

— Нет, это подарок. А остальные буду тебе давать читать. У нас дома большая библиотека, — пообещал Вовка.

 

— Хорошо. Ты приходи с книгами, не таись. Моя мама тоже читать любит.

Снег кружил над городом, свивая свой предновогодний лёгкий волшебный танец. Вовка шёл к своему дому и не чувствовал под ногами земли… Счастье, охватившее его, было таким долгожданным, выстраданным и светлым, как этот искрящийся в свете фонарей снег.

«Теперь она будет дружить со мной!» — стучало у него в висках и стихи словно музыка наполняли грудь.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:70 | 0,391sec