Тайное знание

Ремонт — дело серьёзное, требующее приличного запаса денежных средств и нервных клеток. С первым у Лики проблем не наблюдалось, а вот второе… Ну откуда взяться душевному равновесию, если нанятые по объявлению отделочники от работы постоянно отлынивают, на каждом шагу косячат, зато аванс им подавай регулярно? Тут и на неделю нервов не хватит, не то что на оговоренные сроки сдачи объекта. И ведь каждый день на квартиру ездить приходится, как на работу, а то и материалы поворуют, и сделают всё косо и криво.

 

У отделочников на этот счёт мнение было примерно такое же, только наоборот — вредная заказчица работать мешает, во всё свой нос суёт, везде пальцем тычет, ко всему придирается, а денег у неё даже на расходные материалы выпросить нереально. В таких условиях не то что качественно — даже как-нибудь работать невозможно. Есть контракт, смета, сроки — отстаньте и не мешайте. Так ведь нет — хозяйка по два раза на день со своими претензиями везде лезет. Если бы в сезон такая работёнка нарисовалась — уже давно бы объяснили заказчице, куда ей пойти следует со своим мнением и со своим заказом, вместе взятыми. Но, увы, не сезон, заказов мало, поэтому приходится терпеть — кушать-то хочется.

А со стороны это всё выглядело донельзя забавно, чему соседи были несказанно рады — цирк цирком. Лика приезжает в половине восьмого утра, ждёт своих работников и орёт на них часа два так, что аж во дворе слышно. Вечером снова приезжает в половине пятого и контролирует, чтобы все строители были на месте до конца рабочего дня, и чтобы они ничего лишнего с собой из её владений не вынесли.

Сколько времени нужно на то, чтобы сделать минимальный косметический ремонт в двухкомнатной квартире? Заменить обои, убрать линолеум, постелить ламинат, там подкрасить, тут побелить… У работников Лики длительность этого процесса на две недели превысила оговоренный срок из-за постоянных препирательств, придирок, споров по разным поводам и никому не нужных планёрок с устными и письменными отчётами. В итоге женщина ткнула пальцем сначала в договор, где был пункт о неустойке за нарушение сроков, потом нашла смещение рисунка на стыке обоев на два миллиметра и при детальных подсчётах пришла к выводу, что отделочники ей ещё и должны остались. Бригадир в ответ вспылил. Она пригрозила ему полицией, он ей — судом. На том и разошлись.

— Не парься, Михалыч, — хлопнул бригадира по плечу Антон, который пришёл в их бригаду совсем недавно. — Заплатит, как миленькая, вот увидишь.

— Да куда там, — вздохнул Михалыч. — Знаешь, сколько раз я уже на таких обжигался? А всё хочется в людей верить. Хоть четверть заработанного авансом забрали, и то хорошо.

Антон только усмехнулся в ответ как-то странно, но больше ничего не сказал.

* * *

Лика была на седьмом небе от счастья, что может наконец-то съехать от своих невыносимых родственников в квартиру, доставшуюся ей по наследству от бабушки. На ремонт, правда, пришлось изрядно потратиться, потому что старушка запустила всё донельзя, зато теперь стены радовали глаз новенькими обоями, по полу было приятно ходить босыми ногами, и пахло в помещении ремонтом, а не клопами и кошками.

 

 

За счёт нерадивости отделочников на ремонте получилось немного сэкономить, и эти деньги были потрачены на приличную мебель и мелкие красивости, которые делают интерьер домашним и уютным. Когда мебель была собрана, бытовая техника подключена, и все детали расставлены и разложены по своим местам, Лика первым делом организовала с подругами празднование новоселья, после которого и планировала провести первую ночь в своём новом жилище.

Эта ночь превратилась для неё в настоящий кошмар. Пол скрипел, будто кто-то ходит по комнатам, крадучись. От стен ощутимо веяло холодом. В свете горящего за окном фонаря постоянно мелькали какие-то тени. Шуршало, скреблось, вздыхало, стонало…

«Бабушкиной душе покоя никак нет», — пришла к выводу Лика и до утра смотрела телевизор, включив свет по всей квартире, потому что иначе находиться там было жутко. Утром первым делом пошла в церковь и заказала сорокоуст за упокой бабушкиной души. Поскольку это была суббота, и на работу идти было не нужно, она вернулась домой, рухнула на кровать и заснула, но почти сразу же проснулась от ощущения, что в постели рядом с ней кто-то ворочается. В ужасе помчалась обратно к родственникам, припомнив, что у матери была знакомая, которая как бы немного ведьма или что-то вроде того — ну ненормально же, что в квартире такое творится.

— Шуршит, скрипит, скрежещет, стонет, вздыхает… — принялась жаловаться Лика круглолицей тётке, которая, к счастью, жила неподалёку от её родни. — Иногда кажется, что оно у меня в волосах копошится. И спать невозможно вообще. Я так с ума сойду.

— Заплати налоги… — понимающе протянула тётка.

— Какие налоги? — уставилась на неё Лика.

— Долговую порчу на тебя сделали, вот какие, — усмехнулась собеседница. — Ужасы эти все будут до тех пор продолжаться, пока ты по всем своим долгам не рассчитаешься. Вспоминай, у кого что брала и не вернула. Кому денег должна.

— Да никому я не должна ничего! — уверенно заявила Лика.

— Должна, раз мучаешься.

— Ну мне-то лучше знать!

— Так-то оно так, да только не будет тебе покоя, пока долги за тобой имеются. Это хитрая и сложная штука, по пустякам такое делать бы не стали. Обидела ты кого-то крупно тем, что долг не вернула, вот и не спится тебе теперь. Так и с ума сойти недолго, да.

— А снять порчу? — нервно скривилась Лика. — Их же снимают как-то. Молитвами там, заговорами…

— Эта снимается только возвратом долга, — сочувственно покачала головой в ответ мамина знакомая.

— Да какого долга-то? Нет у меня долгов. Луковицу занимала у соседки на салатик. Это долгом считается?

— Да вряд ли за луковицу кто-то станет в такое лезть. Хотя, знаешь, люди разные бывают… Начни с того, что покрупнее. Глядишь, до луковицы этой несчастной дело-то и не дойдёт даже.

* * *

— Да ты пророк! — хохотнул Михалыч и отсчитал полагающуюся Антону сумму из тех денег, которые они по договору должны были получить за ремонт злополучной квартиры. — Я уж думал, что мы два месяца задарма истерики этой ненормальной терпели и батрачили на неё. Ан нет, гляди-ка. И сама позвонила, и всё до копеечки отдала, причём налом.

— Ну я же говорил, что рассчитается, — улыбнулся Антон в ответ. — Нужно было просто подождать, пока у человека совесть проснётся.

 

— Ну не знаю, где там у неё совесть…

Ребята, конечно же, отметили получение зарплаты, которую уже и не ждали. Посидели немного, поболтали. Не без юмора вспоминали, как Лика донимала их своими бесконечными придирками. И Антон смеялся вместе со всеми, предпочитая помалкивать о том, что именно сподвигло вредную заказчицу рассчитаться с ними по договору как положено. Не рассказывать же всем подряд о своих знаниях и умениях, никак не связанных с профессиональной деятельностью, правильно? Было бы соответствующее образование — в налоговую бы работать пошёл или кредитным контролёром в какой-нибудь банк. Ну а так… Полезное знание — оно в любой работе полезно. Нужно только с умом им пользоваться и не болтать на каждом углу, на что ты способен.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.79MB | MySQL:70 | 0,373sec