У Аси не просто свекровь, а гeнeрaл в юбке, но первый ужин прошел почти хорошо

Все уже сидели за столом, когда у входной двери кто-то постучал. Открывать пошел Михаил и вернулся с гостями. Это были соседи, Антон, крупного сложения мужчина лет сорока с мужественным лицом и мощным басом и его супруга, Кира, которая выглядела полной ему противоположностью. Она даже до плеча не доставала до своего мужа-богатыря и выглядела намного моложе своего мужа…

Нежная, хрупкая, на удивление красивая женщина с копной черных, как смоль, волосами, красиво спадающими по точеным плечам, Асе она понравилась сразу. Огромные, черные, красиво очерченные глаза женщины искрились так, что казалось, что в комнате стало светлее… Просто фея какая-то!

 

Ася невольно залюбовалась. Ей не приходилось прежде видеть настолько красивых женщин.

— Меня зовут Кира, — она протянула свою изящную, как у статуэтки, руку Асе и весело рассмеялась, взглянув в распахнутые от удивления серые глаза девушки,- я так и знала, что Мишка выберет из всех красавиц самую-самую красивую!

— Но вы, Кира, вы…

Ася не находила слов, чтобы выразить то, что вертелось на языке. Но, похоже, Кира и без слов поняла то, что так поразило девушку.

На самом деле невеста Миши поразила её своей красотой ничуть не меньше… Бывает же такое! Какая-то симпатия друг к другу образовалась просто мгновенно.

— Ну? Где вы меня посадите? Я хочу рядышком с Асей! — Кира, похоже, чувствовала себя очень уверенно в этом доме, — тебе уже сказали, что мы не просто соседи? Антон-крестный Мишки!

— Вот как? — это известие было новостью, но почему-то очень обрадовало Асю. Такие милые люди! Вот с кем бы подружиться!

Когда все уже, наконец-то, расселись, с бокалом домашнего вина поднялся Петр Иванович и, слегка постучав ножом по тарелке, достаточно торжественно начал:

— Дорогие мои! У нас сегодня радостный день! Наш сын, Михаил, привез нам свою невесту, Асю! И мы очень рады, что он, наконец, станет настоящим мужчиной, создаст семью и порадует нас внуками! Да, жена?

Он посмотрел на Елену и Ася могла бы поклясться, что у той в лице промелькнула какая-то злость, презрение. Правда, Елена тут же прикрыла глаза, слегка кивнув головой.

Тем временем Петр продолжал:

— Дай Бог здоровья родителям этой девушки, воспитавшим такую умную, красивую и образованную девушку и будущую жену нашему сыну!

Все потянулись через стол к нему, чтобы чокнуться, но первый бокал, к которому он прикоснулся, был бокал Аси, чем немало смутил ее…

Все начали поздравлять, даже Елена, едва взглянув на мужа и, слегка изобразив улыбку, произнесла:

— Поздравляю!

Лиля тоже поздравила как-то торопливо, поглядывая на Михаила:

— Надеюсь, будете счастливы!

Ужин часто прерывался тостами, но не напивались, как-то все пили понемногу. Становилось шумно, Михаил включил магнитофон, откуда понеслись звуки греческих песен. Ася уже слышала такие песни, еще когда ехали в машине. Ей нравились эти мелодии, эти песни, несмотря на то, что никогда прежде ей не приходилось их слышать, разве что «Сиртаки».
В какой-то момент Дина, сестра Михаила, попросила жениха и невесту выйти потанцевать. Ася страшно растерялась. Она понятия не имела о том, как именно надо танцевать! Тогда Дина сама поднялась и, несмотря на свое положение, вышла танцевать, показывая, как надо двигаться и это оказалось так здорово!

 

Беременность удивительно шла этой девушке и нисколько не мешала аккуратно и точно пристукивать ножками, одновременно ведя руками налево-направо в такт музыке.

Ася, вся пунцовая, тем не менее, повторяла движения с явным удовольствием. Ей, такой стройной, такой красивой, можно было бы танцевать что угодно и у нее все бы получилось и легко и естественно! Все присутствующие поддерживали ее, дружно прихлопывая руками, а Антон подхватил крышку от кастрюли и изображал ударник…

Михаил, раскинув руки, кружил в танце вокруг нее, стараясь поймать взгляд своей невесты, а она все прятала глаза, чтобы не выдать своего смущения… Порой ей казалось, что все это происходит не с ней. Голова кружилась, мысли путались!

А когда музыка закончилась, все почему-то начали совать в руки Асе деньги крупными купюрами, а она отталкивала, стараясь отказаться. Но Кира, улыбаясь, сказала:

— Бери, нельзя отказываться! Так положено! Это тебе на подарок!

Потом обсуждали тему свадьбы. Откладывать было нельзя, по традиции, надо было ехать к родителям Аси для примирения, договориться о дне торжества, составить список приглашенных, и тут Ася вообще просто опешила: предполагалось, что на торжество будет приглашено будет не менее, чем семьсот гостей. Она никогда еще не слышала о таких больших свадьбах! Также надо было составить список необходимых продуктов, напитков. Заказать свадебное платье. Костюм жениху.
Кира предложила свою помощь:

— Асенька, я нигде не работаю, помогу во всем, ты не переживай!

Застолье продолжалось еще долго, сопровождаемое красивыми тостами, иногда переходящими на турецкий язык, но Петр тут же делал замечание и тогда тост повторялся на русском.

Расходились поздно, Кира успела шепнуть:

— Наш дом совсем рядом, через дорогу, вон, видишь? Приходи в любое время, я буду очень рада, договорились? — Ася охотно кивнула. Она с удовольствием будет общаться с этой милой красавицей!

— Вместе составим план проведения свадьбы! Все сделаем по высшему классу,- потом, оглянувшись, чтобы никто не слышал, добавила: — а то твоя свекровь будет на всем экономить! Знаю я её! Ну, ладно, потом обо всем поговорим, у меня дома, — и заговорщицки подмигнула.

* * * * *

Асе еще долго пришлось повозиться на кухне с посудой. Михаил попытался было помочь, но Елена грозно пресекла эту попытку:

— Может и юбку еще оденешь? Где это видано, чтобы мужчина на кухне отирался? Давай, иди спать! Поздно, завтра тебе на работу!

Странно, конечно, но Михаил, как послушный школьник, бросив немного грустный взгляд на Асю, ушел в свою комнату.

Проходящий мимо кухни Петр сокрушенно покачал головой, но не рискнул ввязываться в разговор. Похоже, в этом доме никто не имел никакой власти над этим генералом в юбке…

После окончания работы, Ася отправилась в ванную комнату. Там она, приведя себя кое-как в порядок, долго рассматривала себя в зеркале, мысленно задавая себе один и тот же вопрос: все ли она делает правильно? Может еще не поздно как-то переиграть? О таком ли счастье она мечтала? Да, замуж давно уже пора. Но… Здесь, в чужом и таком незнакомом городке, среди совершенно чужих людей, сможет ли она стать когда-то своей? А они? Станут ли они ей семьей?
Вот и Михаил… Полностью под каблукам своей матери. Никогда ведь слова матери поперек не скажет, понятно же!

Даже Петр… Прожил жизнь рядом с этой грозной дамой. Ясно ведь, хороший человек, а боится ей возразить. И что же, она, Ася, тоже будет здесь под неусыпным взором этой командирши всю жизнь потакать её требованиям?

Ася зябко поежилась. Как там говорила Скарлетт?

 

«Об этом я подумаю завтра!»
Еще раз посмотрев на себя в зеркало, распустив связанные в пучок волосы, пошла спать.

Прикрывая дверь в свою спальню, вздрогнула, услышав грозный голос Елены:

— А свет на кухне я пойду выключать?

И Ася ринулась выключать свет…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:70 | 0,427sec