Устаешь, но с ног не валишься

Если жены дома нет, а на руках трехлетний ребенок. Жить как? Все должно строиться по законам разума и целесообразности: он работает, семью кормит, одевает и обувает, жилье оплачивает. А она дома с деткой.

Но иногда врываются случайные вихри. Тогда всё – кубарем. Жить как?

Она болела примерно две недели. Сейчас ей нужно пожить у матери с отцом – прийти в себя. Тесть приехал на машине и увез в родительский дом. В другой город.

Две недели помогала сестра. Взяла отпуск и самоотверженно провела его с ребенком. Хотя у самой детей нет. И, конечно, никакого опыта.

 

И вот две недели пролетели. Сестре нужно на работу выходить. Пришлось самому оформить отпуск. Тоже на две недели. Делать это было неудобно, противно, стыдно. А еще удар по самолюбию. Пришлось идти и просить. А просьбы всегда унижают.

Маленький ребенок, оказывается, труднее всякой работы. Как было? Он придет вечером, умоется, затем возьмет дитятко на руки, пару минут сюси-пуси – и на пол поставит: играй.

Жена ужин подаст, чай нальет. Если ребеночек подойдет, она ласково уведет его, потому что папа кушает. Ему мешать не надо. Затем «папа отдыхает», затем «папа спать ложится» — ему в шесть утра просыпаться.

Ночные детские капризы его не касались. Он же работает, ему в шесть утра вставать. Бывало, что жена по полночи с сынишкой прыгала. Чтобы дать мужу выспаться, уходила на кухню и закрывала две двери.

Снова уложит ребеночка, но в шесть утра – встанет и завтрак приготовит – кормильцу.

В выходные и в праздники гуляли. Это интересно побыть с сыном полтора часа в парке. Или на детской площадке. Даже побегать.

Затем – после прогулки – домой. Перешагнет через порог и в руки жены – ребенка. Она его раздевает. Дает ему попить. Умывает и ведет на кухню обедать. И спать укладывает.

А это непросто – уложить днем. Сколько сил нужно, и родительской хитрости.

А папа в это время за компьютером посидит. Ему нужно к работе приготовиться. Или на балконе приберется. Или сходит на рынок за картошкой. Купит по списку продукты.

Постельное белье и детские штанишки с рубашками появлялись по щучьему велению. Он же не видел, как это все делается. А тут – жены нет. Он, конечно, знает, как стиральная машина включается и как регулируются режимы. А что сыпать и что наливать-подливать? В кладовке и сухие порошки в мешочках, и какие-то пластмассовые бандуры с жидкостями для стирки. Сколько наливать? И нужно ли смешивать порошок с жидкостью?

С этим, положим, разобраться можно. Не боги горшки обжигают. Есть иные трудности. Главная трудность – сам ребенок. Он не сидит ни минуты. Ему постоянно что-нибудь надо. И приходится искусственно переключать его внимание с одного на другое. Играют в одно – через пять минут ему неинтересно. Подавай другое. И нужно выдумывать занятие. А еще постоянно с ним разговаривать, занимать. О чем-то рассказывать. Причем не просто так — бурду словесную лить, а с чувством, с толком, с расстановкой. Должен быть интересный рассказ.

Ребенок берет в руки одну игрушку, через минуту – бросает. Хватается за другую. В результате пройти по полу нельзя. А как уговорить его все собрать? Пробовал строгостью и шлепками, но был жуткий рев. Даже соседи приходили – узнать, в чем дело.

А еще покормить! Приготовить и покормить. Это так трудно, почти невозможно. Мальчик отвлекается и может столкнуть тарелку на себя или на пол. Или вдруг отказывается есть. Кошмар!

Еще трудность: дитя не сидит на месте. Может открыть любой ящик и вынуть опасную вещь. Глаз да глаз. Или что-то в рот взять. А это очень страшно, если он что-нибудь в рот возьмет.

Купать, конечно, интересно. Наберешь воды, пену сделаешь. Ребенок сидит и играет какой-нибудь лодочкой-уточкой.

 

Дней десять пытка, пытка, пытка. Он похудел, у него скулы заострились, и домашние шорты сваливались. Потому что самому поесть некогда. Все время уходит на ребенка. Душ по ночам принимал!

И прогулки, оказывается, настоящее испытание. Как одеть так, чтобы ребенок не плакал? Чтобы он не вспотел? Да и после прогулки. Устанет маленький, кое-как идет, язычок почти не работает. Надо раздеть, избегая капризов, держа слезки в узде.

А дальше случилось чудо! Резкая перемена. Почему-то вдруг стало не так трудно, как раньше. Легче стало. Как бы это объяснить?

Когда готовишь супчик, или кашку, или овощное пюре, то думаешь не о себе. Что, мол, еще пятнадцать минут, затем выдержать обед, чтобы ребенок не кричал. Дальше – уложить, а потом можно и самому поспать. Нет!

Готовишь супчик и про ребенка думаешь. Чтобы комочков не было. И про вкус подумаешь. Даже как суп выглядит — посмотришь. Затем кормишь и следишь, чтобы маленький наелся. Чтобы все съел.

Далее: личико следует в порядок привести. Все дела с горшком сделать. И спать уложить. Что главное? Или кто? Дитя и только дитя. Если любишь его. И важно, чтобы его милая рожица была довольной и радостной. А еще – волшебно – когда маленький смеется. За это жизнь можно отдать.

Не трудно, если любишь. Не раздражает, если любишь. Устаешь, но с ног не валишься – если любишь.

Оказывается, причина только в этом. Не о себе думать. А просто любить, любить и любить. И глухой ночью, и ранним утром – всегда.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:70 | 0,312sec