Ведьмины розы. Мистика. Рассказ

Ранее утро. Небольшой полустанок, оживлённый остановкой пассажирского поезда. На перрон вышли трое. Женщина с мальчиком лет десяти и демобилизованный солдат срочной службы Максим. Женщина схватила сына за руку и поспешила к остановке. Максим поставил маленький чемоданчик на тротуар. Глубоко вздохнул, набирая ноздрями родную утреннюю прохладу, и потянулся. Поправил гимнастёрку, за ремень. Два года не был дома.

В доме Карасёвых идёт приготовление к встрече сына. Родители заждались. Вчерашняя телеграмма гласит, что сын прибудет сегодня. Мать Наталья спозаранок поставила тесто, суетится на кухне. Отец натаскал в баню воды, чтобы сыну помыться с дороги и приготовил самогон. Соседей и друзей сына известили сразу, как получили весточку.

Скрипнула калитка. На пороге стоит, улыбаясь Максим.

— Батюшки, сынок! – всплеснув руками, вопит мать, и бежит к нему, — Максимушка, родной!

— Ладно! Будет! – сердито мнётся отец Иван, отталкивая жену, — Дай на сына поглядеть… Вот! Здравствуй, сын!

Протягивает руку, но потом не удержался и крепко его обнимает. Вечером пришло пол деревни. Застолье, гармошка, песни. Разошлись за полночь.

Утром в окно комнаты Максима стук. Парень сморщился и открыл один глаз. На него смотрит сияющая от счастья физиономия Василия, друга детства.

— Чего дрыхнешь? – подсмеивается он, — Айда на речку! Вода…

— Отстань! – сердито ворчит Максим, — Дай поспать.

— Вставай, соня! – не унимается парень и стаскивает с него одеяло, — Бежим наперегонки. Ты, бегать-то не разучился?

 

Парни бегут в речке и с разбегу плюхаются в воду. Накупавшись и на соревновавшись в скорости и дальности плавания, отдыхают. Лежат на песке. День обещает быть жарким. Рядом слышны женские голоса и приближающиеся шаги. Тень пробежала по лицу Максима. Он прикрыл рукой глаза от солнца и приподнял голову. Группка из четырёх девушек расположилась неподалёку. Трое девчат суетятся, хихикая и поглядывая в их сторону. А одна стройная, как мраморная статуэтка, стоит неподвижно. Спина ровная, как у солдат на параде. Максим залюбовался.

— Что, тоже нравится? – задиристо интересуется Васька, — Она тут, как королева. Неприступная и равнодушная…

— Кто такая? – спрашивает Максим и садится, — Приезжая, что ли?

— Дочка нашего зоотехника, — поясняет друг, — Она в городе на балерину учится. Вот!

— Это те, что на пальцах танцуют? – удивился Максим, — Ух, ты! Как они терпят?

— Да уж! – соглашается парень, — Им за такие муки цветы дарят, точно!

Максим вскочил и убежал куда-то. Вернулся, запыхавшись, с букетиком полевых ромашек и васильков. Деловито подошёл к девушке и протянул цветы.

— Это тебе! – тянет он букет и представляется, — Я Максим, а как тебя зовут, красавица?

— Роза! – отвечает девушка, и, фыркнув, отталкивает цветы.

Максим удивился, подумал, что розыгрыш. Вопросительно смотрит на её подружек.

— Точно, точно, Розой её зовут! – подтверждает одна из девушек и виновато улыбается.

— А это сено оставь себе, — хихикает балерина, — Догадайся, какие я предпочитаю цветы?

Он нахмурился, судорожно гадая, на что она намекает.

— Розы конечно… — подсказывают девушки хором.

Максим решил не сдаваться и добиться расположения красавицы. Только это не город с цветочными магазинами, и розы в их деревне никто не садит. Возвращаются домой. Идут мимо старого, покосившегося домика на окраине деревни, у самого леса. Максим замечает в ограде огромный розовый куст.

Василий поймал взгляд друга.

— Даже не думай! – отговаривает он, — Это дом старой ведьмы. От неё всего можно ожидать.

Максим громко расхохотался.

— Ты веришь в этот бред про ведьму? – насмехается над другом, — Это же бабкины сказки!

В этот момент из дома вышла сгорбленная старуха. На вид ей лет сто. Она глянула на парней и прошла в сарай. Там хрюкают свиньи.

— Эту что ли мне боятся? – делает вызов Максим, — Эта дряхлая старушонка, что может мне сделать? Я нарву вечерком роз, она меня и не опознает. А кинется за мной, так я молодой. Развалится по дороге.

Оба смеются.

Поздний вечер. Солнце медленно залазит за крыши домов на ночлег. Максим вышел из дома.

— Сынок, куда ты? – беспокойно кричит мать.

Сын отмахивается и уходит.

— Ну, чего, ты, мать, — успокаивает отец, — Дело молодое. Пусть погуляет…

Максим крадётся к дому старухи. Аромат роз кружит голову. «Ну, если такими цветами не добьюсь балерины, то…» — рассуждает он и входит во двор. Склоняется над цветами, протягивает руку… Вдруг, что-то тяжёлое падает ему на спину.

— Оседлала, молодца! – смеётся жуткий женский голос, а острые когти впиваются ему в рёбра, — Поехали! Но-о-о!

Максим пытается встать и стряхнуть наездницу. Но не тут-то было. Рёбра пронзает такая боль, что темнеет в глазах. Он на четвереньках бежит из ограды. Она хлещет его и подгоняет. Парень взвыл от боли и рванул в лес. Он пытается стряхнуть с себя седока.

— Пошёл! Пошёл, родимый! – подначивает ведьма и истязает парня, — Быстрее!

Он летит с такой скоростью, что ветки царапают лицо. Взмывает высоко в небо. Пролетая над лесом, видит макушки деревьев, дома и огороды. Он вымотан и измочен. Потерял счёт времени. Болит каждый сантиметр тела.

Утро. Очнулся в тёмном сарае. Рядом похрюкивают свиньи. Хряк тычет его в бок рылом. «Вот, ведьма!» — злится он, пытаясь встать, — «Всю ночь гоняла меня, гадина! Как всё болит!» Пытается встать на ноги, но не может. Тело тяжёлое, падает. Он снова оказывается на четвереньках. Опустил голову. Смотрит на руки — рук нет. Перед ним свиные копытца. Он ошарашен.

За сараем слышны голоса людей. Ведьма привела двоих деревенских мужиков.

— Договорились? – соглашается она, и машет в сторону сарая, — Тебе деньги, а с тобой, Иван, мясом рассчитаюсь. Договорились. Колите кабанчика. Там в сарае.

Максим узнал отца, обрадовался. «Сейчас закричу» — думает он – «И спасут меня от этой проклятущей старухи». Кричит. Только вместо человеческого голоса вылетает поросячий визг.

 

 

Мужики входят в сарай. Видят двух взрослых кабанов и кучу поросят. Иван оборачивается к хозяйке.

— Которого, мать, колоть-то? – спрашивает он, — Тут два…

Максим истерично кричит:

— Отец, это я! Твой сын! Услышь меня!

Раздаётся только пронзительный визг.

— Ишь, расшумелись… — ворчит бабка, и вдруг спрашивает Ивана, — А, что Вань сын-то не объявился твой?

— Нет! – вздыхает отец, — Уж неделю, как пропал. Никто не видел… Мать с ума сходит. У Василия из соседней деревни тоже сын пропал, уж месяц, дома не показывается. Что такое нынче творится?

— Да! Такое горе! Такое горе! – охает старуха и показывает пальцем в борова, — Вот! Его колите! А этого, — указывает на Максима, — к Рождеству забьёте, хорошо?

— Ладно, хозяйка! — соглашается отец Максима и говорит напарнику, — Гриш, иди сюда, поможешь. Здоровый какой!

По грязной морде животного текут слёзы…

***

— Вставай, парень! – трясёт за плечо проводница, — Твоя станция, проспишь. Приехали!

Максим подскочил и схватил чемодан. Поезд медленно остановился. Вышел на перрон. Женщина схватила сына за руку и поспешила к остановке. Максим поставил маленький чемоданчик на тротуар. Глубоко вздохнул, набирая ноздрями родную утреннюю прохладу, и потянулся. Поправил гимнастёрку, за ремень. Два года не был дома…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:70 | 0,314sec