Вкус одиночества

Изольде Матвеевне никто не давал ее возраст. Да она и сама удивлялась, когда нужно было указать количество лет при заполнении каких-нибудь бумажек. «Батюшки! – думала она, — Неужто мне и правда семьдесят пять?».

Сложно сказать, что так долго держало ее на плаву, ведь жизнь Изольды Матвеевны никогда не была безоблачной. Первого мужа она похоронила в двадцать пять, так и не родив от него детей, со вторым прожила девятнадцать лет, когда у него случился инфаркт. Единственный их сын Ванечка немного пережил своего отца и погиб в автокатастрофе. Одна отдушина осталась у Изольды Матвеевны – две чудесные внучки, которые хотя и росли с новым отцом, не забывали родную бабушку, тут уж спасибо невестке, которая хоть и недолго прожила с Ванечкой, но крепко его любила.

 

Жила Изольда Матвеевна уже много лет одна. Работала в архиве всю свою жизнь, благо начальство не спешило гнать пенсионерку на заслуженный отдых – тут хоть с сотрудницами можно погоду обсудить да печалями поделиться. А по выходным у Изольды Матвеевны была дача – так и проходила жизнь по накатанной от посадки рассады вьюжным февралем до закатывания банок на зиму прохладными осенними вечерами.

Но с каждым годом одиночество все больше наваливалось на Изольду Матвеевну, несмотря на бодрость духа и заполненную заботами жизнь. Она даже кошку завела – та хотя и скрашивала ее дни, но не могла заменить живого человеческого общения. Один за другими уходили друзья юности, приятельницы и дальние родственники. Все реже заезжали к ней внучки – Маша и Вероника, оправдываясь нагрузками по учебе. Только летом Изольде Матвеевне удавалось чаще видеться с девочками – обе обожали спелую клубничку и отдых у реки, протекавшей рядом с дачей, привозили с собой подружек, смеялись и загорали на солнце. Душа Изольды Матвеевны наполнялась давно позабытой радостью оттого, что рядом родные люди, нуждающиеся в ее заботе.

Это лето выдалось холодное, так что первый цвет клубники весь померз. Как же расстроилась Изольда Матвеевна – не хотелось бы оставить девочек без ягод. Но потом пошли теплые дни, но на кустиках появились новые цветочки, а там и крошечные ягодки. Уж как холила и лелеяла их Изольда Матвеевна! И ее усилия дали свои плоды – в начале июля зарозовели бока крупных ягод. И тут, как назло, зарядил дождь – один день, второй, третий… «Как бы ни сгнила ягодка-то, — беспокоилась Изольда Матвеевна и по дождю поехала на дачу, чтобы прокопать траншею и отвести воду от грядки с клубникой.

Не зря она ездила, ох не зря – ягода уродилась крупная, красивая, как на картинке. Так и хотелось ей сорвать и съесть их – что говорить, сама она тоже любила клубнику больше всех других ягод и фруктов. Но нет – на выходные внучки обещали приехать, а урожай в этом году не такой богатый. Собрала Изольда Матвеевна самые спелые ягоды в банку и поставила в холодильник. Позвонила внучкам – те обещали приехать в субботу.

В назначенный день Изольда Матвеевна приехала на дачу с ранья, начисто отмыла пол, проветрила домик, поменяла постели, поставила тесто на пироги. Собрала целое ведерко ягод – днем жарко будет, тяжело будет девочкам по солнцепеку на грядке сидеть. Пока собирала, и тесто подоспело – пироги получились пышные, с румяной корочкой: для Маши с луком и яйцом, а для Изольды, сладкоежки, с яблочком. Посмотрела на часы – нет что-то девочек. Пошла на крыльцо, стала ждать.

К обеду забеспокоилась и начала звонить – Маша трубку не взяла, и Изольда перезвонила через полчаса и сказала, что жарко сильно, они с друзьями на пляж поехали, потом как-нибудь выберутся на дачу.

И тут что-то рухнуло в душе у Изольды Матвеевны. Пироги эти, ягоды… Она ведь для них старалась, для девочек. И куда теперь это все?

 

Целый час сидела она недвижимая на крыльце, несмотря на обжигающие лучи солнца и невыносимую духоту. Потом встала, достала ягоду из холодильника, решила поесть. Безвкусная какая — не лезла ей в горло эта ягода. А от вида пирогов вообще стало дурно. И, несмотря на то что ранее она планировала все выходные провести на даче, полоть грядки да пасынковать помидоры, собрала в бидон злосчастные пироги, взяла ведро никому не нужных ягод и поехала домой. Кошка Муся встретила ее привычной лаской, но сегодня Изольда Матвеевна лишь отмахнулась от нее, проверив воду и корм в плошках. Спала она беспокойно и мало.

А утром встала и сказала себе: «И чего я так расстроилась? Неужто ничего хуже в моей жизни не было?». Собрала пироги и вышла во двор, раздала их гулящим ребятишкам – те сначала с опаской приглядывались к неожиданному угощению, но после того как два смелых пацана схватили себе по одному в каждую руку, смело налетели и скоро от пирожков не осталось и следа. Вечером, когда жара немного спала, Изольда Матвеевна наварила из клубники варенья, в надежде, что со временем забудется горькая обида и вновь она почувствует вкус любимых ягод.

Внучки так и не позвонили – и ладно. Пусть живут своей жизнью, не будет больше Изольда Матвеевна им навязываться, не хочется ей быть в тягость.

 

На этом можно было бы закончить рассказ. Но через пару дней в дверь к Изольде Матвеевне позвонили. На пороге стояла приветливая молодая женщина.

— Здравствуйте, — улыбнулась она. – Это вы в воскресенье ребят пирогами угощали.

— Здравствуйте. Ну да, я, — с опаской подтвердила Изольда Матвеевна.

— Очень вкусные пирожки, — похвалила женщина, — мне дочка на пробу принесла. Я с ответным презентом, — она протянула Изольде Матвеевне коробочку. – Это кусочек торта, я сама пекла.

 

Изольда Матвеевна так расчувствовалась, что и не знала, что сказать. Пригласила посетительницу на чай и проговорили они целый час. Хорошо на душе стало у Изольды Матвеевны. Дети во дворе с тех пор всегда с ней здоровались, и иногда она пекла для них сладкие булочки и пирожки. Внучки, конечно же, позвонили и приехали – как всегда, кидаясь непонятными словами и не отлипая от телефона. И Изольда Матвеевна больше не обижалась на них.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:70 | 0,366sec