Вот дом, а в нём — муж

Наталья мужа избаловала. С первых дней старалась до невозможности. Всё в дом, всё для семьи, себя наизнанку выворачивала. Любовь, естественно, неземная присутствовала, против родительской воли пошли.

 

Он — студент, она работала и вовсе не пара была будущему светилу династии потомственных инженеров.

И лезла Наталья из кожи вон, чтобы опровергнуть и доказать. Коленька ненаглядный чело над учебниками морщил, руку, не глядя, за тарелкой-ложкой протягивал. Главное — диплом получить, а там полегче будет.

Беременность некстати случилась. Родители с двух сторон вой подняли, но ничего, Наталья и здесь женскую честь не посрамила. Муж сыром в масле катался, диплом защитил прямо перед родами, жена бесшумно перемещалась на цыпочках, дабы высокие мысли не потревожить. Само-собой — обеспечивала и поддерживала.

Первенец родился, Коленька трудоустроился, приходил домой усталый, обувь у порога сбрасывал, Наталья тапочки подавала, тарелки на стол метала.

На ночь глядя, проверяла, всё ли готово к завтрашнему дню. Мужнины туфли с порога забирала, мыла, рядком аккуратно ставила. По мелочам супруга не беспокоила — гвоздь там какой прибить, полку повесить. Самой что ли трудно?

Сын в школу пошёл, дочка подрастала. Наталья привычно перемывала три пары обуви по вечерам. Детей к порядку приучала, разумеется. Пока сын вопрос не задал:

— А почему папа свои ботинки не моет? Я буду, как папа!

Действительно, почему? Стала Наталья наводить новые порядки. Где села, там и слезла с очередной парой обуви в руках. Апогеем прозрения оказался сосед, который зашёл за молотком. Николай дверь открыл, к жене обернулся:

— Наташ, где у нас молоток? Серёга просит.

Где у нас молоток! Супер. Мужик в доме, называется. И впервые задумалась Наталья — для чего? Шоры с глаз отодвинула и узрела — к дивану прирос хорошо откормленный Коленька. Польза от него какая? Ровным счётом — ноль. Зарплата, разве что, да лишние заботы. Одной, честное слово, проще жить на свете.

 

И поплакалась Наталья коллегам по работе. А винить некого, сама расстаралась. Слово за слово, незамужняя бухгалтер хихикнула:

— Отдай мне! Тебе не нужен, а у меня никакого нет.

Вроде, посмеялись, Наталья дома мужу рассказала, что есть на него желающие. Не изменит своё поведение — пожалуйста, скатертью дорога, даже искать вторую половину не придётся. Николай возмутился, конечно, что за глупые разговоры?

А по конторе пошла шутка: муж наш как поживает? Наталья Николаю регулярно приветы передавала, воодушевлённо пассию новую расписывала. Если честно, с удовольствием сплавила бы в добрые руки.

Со временем шутка прижилась. Наталья поклоны туда-сюда пересылала, сама про себя думала, что прекрасно жила бы самостоятельно и без лишних забот. Пылких чувств давным-давно след простыл, нахлебник остался.

Тем временем Николай вдруг заговорил о собаке. Типа, прогулки на свежем воздухе, здоровья и фигуры для. Детям, опять же, радость.

Наталья отлично понимала, на ком эта собака окажется. Муж настаивал. И в один прекрасный день заявился домой со щенком спаниеля. На удивление, возился сам. Кормёжка, уборка — это понятно, дело жены, зато гулял исключительно Николай. С дивана слез, что явно пошло на пользу.

Бухгалтер Люда, которую в невесты назначили, сначала отшатнулась — нет-нет, собаку она не планировала. Шутка уже всем приелась, но в свете обстоятельств засверкала новыми гранями.

Людмила соглашалась на мужа без собаки, Наталья не возражала. Николай всерьёз утверждал, что покинет родные стены исключительно вдвоём.

Коллеги веселились, регулярно спрашивали Наташу — не передумал муж? Людмиле ждать надоест, другого себе присмотрит.

Наталья смеялась со всеми, а внутри слёзы горькие глотала. И винить некого, сама расстаралась, сотворила кумира из ничего, на пьедестал взгромоздила. Всему свету доказывала, что лучшей жены для Коленьки не сыскать. А годы брали своё, тащить бесполезный воз становилось всё труднее и труднее.

И завидовала Наталья подруге, которую бросил муж. Тоже идеалом не был, чтобы по нему истерики закатывать. Представляла себя на месте подруги — до потолка бы прыгала от радости. Мужик с возу, бабе легче.

Мечтала, чтобы её Николая Ивановича кто-нибудь увёл. Да кому он нужен? Грузный, ленивый, в неге взращённый.

Одна Людмила интерес проявляла, но шутками-прибаутками, не больше. И без собаки.

А там чем чёрт не шутит? Пёс Тимошка всё равно потихоньку на шею Натальи перемещался. То утром Николай проспал, в другой раз вечером уснул, не добудиться. А гулять, в принципе, одно удовольствие, почему бы и нет? С собакой и детьми в любом случае проще, чем ещё и мужа на себе тащить. Эх, пристроить бы в самом деле. Опять же — кто на такое добро позарится?

 

В глубине души Наталья надеялась. Привычно крутилась по дому, дети росли, собака внимания требовала. Стаскивать благоверного с дивана — себе дороже.

Намекнула Людмиле, что муж практически свободен, не пришло ли время познакомиться? Посмеялись. Николаю очередной привет передала, чем вызвала бурю негодования:

— Отстань! Надоела со своей Людмилой! Что за шутки дурацкие!

Ничего не шутки. Вдруг понравятся друг другу? Бывают же чудеса на свете, когда случайная встреча судьбой оказывается. Шутки-шутками, а надежда в душе тлела. Не так, чтобы очень, но мысль присутствовала.

Однажды Наталья в обеденный перерыв очередные кошёлки волокла, продукты прикупила. И неожиданно спину схватило. Пока ломала голову, каким образом вечером домой допрёт, сообразила — муж на что? Раз в сто лет пусть потрудится, позвонила, чтобы встретил после работы.

Случайно и выходила вместе с Людой. Николай подошёл, кошёлки взял, и здесь вдруг они с Людмилой переглянулись. Очень даже оценивающе друг на друга посмотрели. Настолько, что Наталье картина не понравилась.

С чего это родного мужа, собственными руками вскормленного, на сторону отдавать? Перебьются желающие!

Дёрнула благоверного, в путь-дорогу подтолкнула. Ишь, глаза вылупил! Одно дело — теория, и совсем другое — практика. Моё! В квартире привычно тапки подала, пакетами на кухне зашуршала.

Вот дом, а в нём — муж. Лежит на диване, ужина ждёт. Ну и что? Зато своё, родное. Дети вырастут, разлетятся, слова сказать не с кем будет. А без помощи обходиться Наталья давно привыкла. Спаниель Тимоша вертелся рядом, нос в пакеты засовывал, хвостиком куцым крутил.

И Наташа вдруг подумала — если бы не собака, семья могла развалиться? Людмила — та ещё фифа, хиханьки-хаханьки, а вцепилась бы мёртвой хваткой при желании. Не зря взглядом с ног до головы Николая пробуравила.

Значит, мысль в голове держала, собака останавливала. Обойдётся! Вот дом, в нём — муж. Всё!

 

Сама Коленьку взрастила, сама и пользоваться будет. А не всякие, которые на готовое роем летят. Кстати, чего это зенки на Людмилу вытаращил? Дом — полная чаша, нечего на строну глазом косить. Хотел собаку — пожалуйста! Наталья и накормит, и прогуляет. Зато муж! Пусть и на диване.

На следующий день Людмила рот было открыла и осеклась. Лицо Натальи к шуткам не располагало. Зря, что ли, полжизни ухлопала на Коленьку?

А эти, которые глазами буравят, пусть сами сначала студентика из цепких рук родителей выдерут, на цырлах вокруг бегают. Чтобы на старости лет стаканом воды и воспоминаниями тешится. Дети хвостами вильнут, а муж — вот он, прирос к дивану, по сторонам не шастает. Какой ни есть, а родная душа. Другим никакого не досталось.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:70 | 0,366sec