Вот это да

Двое приятелей встретились. И один другому жалуется, что у него жена ненормальная. И что он несчастен: «Угораздило жениться в сорок. Жил припеваючи, сам себе голова. И вот – связался».

Второй спрашивает, мол, что значит – ненормальная?

Это значит, что она привыкла на чужой шее сидеть. И погонять. Понимаешь? После института на папу взгромоздилась. И поскакала. Он ее содержал.

Замуж не вышла, работать не хотела. А хотела сладко есть и много спать.

У нее, оказывается, две бабушки – по отцовской и материнской линии. Древние старушки, божьи одуванчики. Сначала одна ей свои средства оставила, затем – вторая. А еще папа. Конечно, она сладко ела и спала. Жизни радовалась.

Премерзкая, я скажу тебе, дамочка. Низкая душа у нее. Выпросила у подруги котенка. На второй день поняла, что ошиблась. За ним же ухаживать надо, заботиться. То есть себя напрягать. Так вот, она этого котенка подбросила какой-то женщине-кошатнице. У женщины есть пять кошек, пусть шестая будет.

Принесла к ее двери и привязала к ручке. Это чтобы наверняка. Вот такая она – мерзкая.

Приятель спрашивает, а женился зачем?

 

Ответ: думал, что перемена жизни – это интересно. Это встряхивает организм. Ну, и счастья хотелось, конечно. В результате – встряска есть, а счастья – нет.

Оказывается, что до женитьбы он и не знал, что она на деньги бабушек живет. Выманила у старушек. Прознала, что старушечьи деньки сочтены, и прибрала денежки. И папу своего заездила.

— Как же ты с ней живешь? Это леди Макбет какая-то. Прямо — злодейка.

Женился, потому что полюбил. У нее ангельское выражение лица, за которым чертовка скрывается. Трудно не ошибиться. Посмотришь – и тут же влюбишься. А она еще пару слов нежным голоском произнесет — последнего ума лишишься.

Сварит суп. Целую кастрюлю. И пока ты на работе, она весь его съест — сама. Ни капельки не оставит. Купишь, например, килограмм яблок. Она не остановится, пока до последнего не доберется. Удивляешься только: и куда в нее лезет?

Наестся – и на диван. Проспит часа три. Встанет – и снова к холодильнику. И так сутками.

Приятель снова спрашивает: а почему не разведешься? Не разъедешься?

Ответ: хотел перевоспитать. Даже педагогику читал, и психологию – взрослых. А потом понял, конечно, что горбатого могила исправит.

Почему не развожусь? Сам не знаю, почему. Наверное, мама дурачком родила. Понимаю, что неправильно живу, но ничего с собой поделать не могу. Живу с этой дамочкой, страдаю, но все-таки живу.

А она – дамочка – ест и ест, скоро его – мужа – сожрет. А еще спит. Толстыми боками второй диван продавила. И как может человек так много спать? Медведи позавидуют.

Сидели на скамейке и беседовали. Два приятеля. Они не друзья – нет. А просто приятели. И не виделись долго. Поговорить решили.

Несчастный муж достал из сумки яблоко. Попросил у приятеля складной ножик – почистить. Ножик очень хороший. Качественный, из замечательной стали. И на все случаи жизни. Все предусмотрено. Не китайский, а немецкий – залюбуешься.

Почистил яблоко, отрезал половинку – приятелю предложил. Но тот отказался.

Посидели еще немного. И разошлись, чтобы никогда уже не встретиться. Ну, если так – на улице. Случайно. Тогда можно поздороваться и мимо пройти.

Второй приятель уже к дому подходил и вдруг понял, что тот – несчастный муж – ножичек не вернул. Положил в сумку и унес.

Вот гад! Что же делать? Придется к нему идти. Где живет? Он знал, где живет. Был у него случайно лет пятнадцать назад.

Припустил. Отыскал дом и подъезд. Поднялся. Дверь в квартиру почему-то была открытой. Очень странно. Звонить не стал. А взял и прошел.

И вдруг услышал, как жена говорит:

— А почему ты только супик поел? Там, в холодильнике, есть пюре и котлеты. С грибным соусом. Я забыла тебе с работы позвонить, чтобы напомнить. Понимаешь, забегалась.

 

И тут она увидела приятеля своего мужа. А он увидел ее. Высокая худощавая женщина – немыслимой красоты. Настоящая богиня. Глаза – закачаешься. Как и все остальное.

Он сказал, что, мол, за ножичком пришел. Она кивнула.

Прошел в комнату. Видит, приятель лежит кверху брюхом и сопит. Из неплотно зарытого рта вырвался первый храп. Как выстрел. Затем второй.

Что, церемониться с ним? Подошел и грубо по-мужски растолкал. Приятель открыл свиные глазки, захлопал ими бестолково.

Красивая жена подлетела, сунула нож и прокричала: «Зачем, зачем вы его беспокоите? Забирайте вашу вещь и уходите немедленно».

Вышел от них. Потер лоб. Подумал так: «Вот это да»!
Георгий Жаркой

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.79MB | MySQL:70 | 0,442sec