Я буду ждать

Оксана даже не взглянула на супруга, когда тот, насвистывая, зашёл в ванную комнату. Ей стало противно от ощущения, что он просто рядом, за дверью. Этого хватило. Устала.

Раньше она недолюбливала мужа за то, что он может спокойно уходить и приходить домой когда захочет — он же на работе, а она дома, с детьми. Детей не оставишь, не уйдёшь. А мужу можно. Завидовала. Но это сначала, а потом стала испытывать смешанные чувства, медленно переползающие по шкале к ненависти.

Накопленная усталость быстро сходила на нет, как только Оксана касалась подушки. Разговоры не помогали.

— Ты сидишь дома, что тут сложного? — слышала Оксана и почти физически ощущала огонь, разгорающийся внутри, — ты же мечтала быть матерью, воспитывать детей?

Оксана отвернулась к окну и услышала сквозь шум льющейся воды его голос. Мелодию, которую он напевал, она могла узнать с трёх нот. Мелодия её любимой песни.

 

Ей стало ещё хуже. Комок подкатил к горлу.

— Не могу! — Оксана рванула дверь на себя и вдохнула осенний вечерний воздух. Он пах кострами с дач и прелой травой.

Маленький Олежка захныкал в комнате. Оксана уже хотела зайти обратно, но остановилась и стала быстро-быстро хватать воздух ртом. Надышаться.

Сын расплакался, разбудил дочь и та позвала мать.

Оксана спокойно зашла обратно, закрыла балконную дверь и взяла сына на руки.

— Ты купил смесь? Я просила, — крикнула Оксана в сторону ванной комнаты. Вода перестала литься, и из приоткрытой двери показался муж.

— Ты мне?

— Да, тебе. Смесь купил? — это был её выход. Она уже открыла рот, чтобы вылить на него весь накопившийся за день негатив, как услышала.

— Купил, в сумке.

Оксана заглянула в сумку в прихожей и, улыбнувшись, перешла на крик.

— Не то купил! Я просила гипоаллергенную. Я специально выслала тебе фото банки, написала магазин, где ты можешь купить смесь, — муж уже вышел и стоял рядом с женой, но она, глядя ему в глаза, всё ещё кричала, — написала цену…

— Синяя баночка, — перебил муж.

— Да, синяя, но с жёлтой полосой, а не голубой.

— Ну, блин…

— Ну, блин? Ты не понимаешь, что он голодный? На, — Оксана сунула сына в руки супруга и схватила куртку.

— Ты куда? — спросил испуганный муж.

— За смесью.

Быстро спускаясь по лестнице, Оксана закрутила волосы в пучок и стала искать резинку. Резинки не было, был Ленкин самодельный браслет в кармане. Ничего не оставалось, как закрепить волосы им.

В супермаркете было прохладно. Оксана подошла к стеллажу с детским питанием и стала искать глазами нужную смесь.

— Прекрати! — раздался недовольный женский голос, — я сказала куплю!

Оксана заинтересованно чуть наклонилась влево и увидела пару у стеллажа со спиртным. Женщина взяла одну бутылку и пошла на кассу. Мужчина пытался её остановить, но в какой-то момент ему стало неловко оттого, что он делает и он отпустил женщину. Она рассчиталась и ушла. А он стоял перед кассой, задумчиво перебирая мелочь в руке. Оксана улыбнулась мужчине. Он ответил улыбкой. Потом высыпал монетки на тарелочку и ушёл.

Оксана рассчиталась за свою покупку и увидела оставленную коробку.

— Мужчина забыл? — спросила женщина у кассира и, получив положительный ответ, поспешила выйти из магазина.

Она чуть ускорила шаг и стала рассматривать дорогу, пешеходов. Мужчина ушёл недалеко. Догнать медленно удаляющуюся фигуру не составило труда.

— Держите, — Оксана протянула коробку, — вы забыли на кассе.

Мужчина посмотрел сначала на женщину, потом на коробку.

— Это не моё. Я макароны не брал.

Оксана смутилась и опустила руку.

— Возьмите себе, — предложил мужчина.

— Не могу, сейчас сбегаю, отнесу смесь и верну.

— Как хотите, — пожал плечами мужчина.

Оксана вернулась домой, сделала смесь, и пока кормила сына, прокручивала в голове ситуацию в магазине и то, что случилось позже.

«Вроде и мужик хороший, а так не повезло с женой. Пьёт». И Оксане стало его жалко. По-человечески. Всю дорогу в супермаркет она думала, думала.

— Отнесли? — вдруг раздался чей-то голос сзади.

Оксана испуганно обернулась.

— А это вы? Да, отнесла.

— А я жену ищу, так и не пришла домой. Мне с пятого этажа не видно из-за деревьев. Обычно с подружками здесь сидит, — и мужчина показал на окно, в котором горел свет.

Разговорились. Оксана ему о своём. Геннадий ей о своём. И каждый стал свободен от накопившегося разочарования, усталости и всего, что угнетает. И никто никому не обязан. И так легко стало.

 

Расстались у его подъезда. Оксана уже уходила. Как вдруг услышала.

— Я буду ждать тебя дома, приходи.

Оксана почти не видела в темноте его лица. Но тон уловила. «Будет ждать».

Уже дома она долго ходила по кухне, заглядывала к спящим детям. Муж тоже спал. Гена не выходил у Оксаны из головы. Она не ждала от этой встречи чего-то особенного. Но фраза, которую он обронил прощаясь, была сказана одновременно обречённо и с ноткой надежды.

Оксана тихонько оделась и вышла из дома. Ночные фонари отражались в лужах. Пятый этаж. Его дверь. Оксана тихонько постучала. Ничего. Постучала чуть громче, тишина. Потом за дверью послышались шорохи. Дверь открылась.

Полусонный Гена удивлённо посмотрел на женщину.

— Ты чего? Забыла что-то?

— Нет. Ты же сказал, что будешь ждать дома, я и пришла.

— А-а-а, это я жене кричал. Спит она уже, пришла домой.

— А-а-а-а, — ответила Оксана, — тогда спокойной ночи.

— И тебе, — ответил Гена и закрыл дверь.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:70 | 0,401sec