Замок из песка. Рассказ

Жизнь удивительная штука, и часто приносит сюрпризы оттуда, откуда их совсем не ждёшь.

Василий никогда не думал, что придётся пережить подобное. Нет, слыхивал о таких случаях. Только, они казались ему далёкими и не реальными, как будто смотришь на тигра через решётку вольеры зоопарка, ни чем не рискуя.

Со своей женой Еленой они в браке уже более двадцати лет. Елена Сергеевна — педагог высшей категории, с солидным преподавательским стажем. Познакомились они на танцах. Василий сразу влюбился в озорную, голубоглазую, стройную девчонку. Чуть смуглую, словно она только-только прибыла с морского круиза. За ней бегала половина общаги. Но Лена выбрала Василия. На его скромное предложение руки и сердца ответила:

— Я согласна, — и одарила поцелуем, от которого у парня помутилось в голове.

Их семейная лодка видела не только штиль достатка и спокойствия. Были бури бытовых проблем, подводные рифы непонимания и обид. Всё, как у всех. Через год после свадьбы родился сын Денис. Совсем недавно ему исполнилось двадцать три, и он всерьёз задумался о семье. Появилась невеста.

Сферы деятельности у супругов диаметрально противоположные. Жена – педагог, преподаёт английский язык в одной из престижных школ города. Муж – металлург, сталевар, мастер цеха на заводе. Такая разница интересов не мешала им жить душа в душу. Всегда помнят и отмечают милые сердцу даты, дни знакомства, свадьбы. Даже в праздник Святого Валентина обмениваются открытками и сувенирами. Всё у них в семье тихо и гладко.

 

Только, говорят, «в тихом омуте — черти водятся». В своей отрасли Елена считается специалистом высшей категории. В свободное время подрабатывает репетиторством на дому. Благодаря тому, что работа посменно, клиентов много. Да и копейка не лишняя. Недавно приобрели в кредит новенький Nissan. Так давно мечтали. Василий в нём, не имевший до этого автомобиля, просто души не чает.

Обычно учеников супруга брала из категории старшеклассников. Готовит к поступлению в языковые вузы. С детьми младшего школьного возраста она не находила общего языка. Репутацию репетитора она имеет отменную. Из тех, кого она готовит, девяносто процентов поступают.

За двадцать лет совместной жизни, муж привык к разной школьной публике. Это и девчонки-модницы, и мальчишки с безумными причёсками. Всяких хватало. Каково же было его удивление, когда открыв, на звонок входную дверь, на пороге увидел высокого парня лет тридцати.

— Здравствуйте! — здоровается парень, с уверенным взглядом человека, знающего, что он хочет от жизни, — Елену Сергеевну, можно?

— Можно конечно, — сухо отвечает Василий, — А по какому вы вопросу?

— Я буду брать у неё уроки английского языка, — улыбаясь, отвечает посетитель. Он прочёл на лице Василия недоумение, которое, тот, не смог скрыть.

— На мой взгляд, — делает замечание Василий, — Вам несколько поздновато изучать языки. Или как говорят у нас в цеху в таких случаях: «Поздно пить боржоми…»

— Ну, это не тебе решать, Вась, — откуда-то из-за спины обрывает его супруга и командует, — Игорь, проходи! Не стесняйся!

Муж оторопел. Машинально пропустил гостя в квартиру, закрыл за ним двери. Жена напротив, рада посетителю — щебечет и порхает. Она, словно нарочно, одела юбку, облегающую бедра, и самую красивую блузку с открытым глубоким вырезом на груди. Туда обычно и норовят заглянуть мужики. Именно по этой причине муж запретил её носить. Но сейчас она дома, поэтому он, молча, проглотил обиду, и удалился в свою комнату.

Сквозь приоткрытую дверь, разделяющую комнаты, он исподтишка наблюдал за гостем. Неожиданно, поймал себя на мысли, что посетитель его крайне взволновал. Раздражает. Покурил. Собрался с духом, и напрочь прогнал дурные мысли. Включил матч Лиги Чемпионов. Решительно закрыл дверь, отделяющую его от английских оборотов.

Со временем муж привык к Игорю. Приходил тот регулярно, ничего фривольного себе не позволял. Изредка приносил цветы или небольшой тортик. Муж смотрел на это сквозь пальцы. Забот хватало и на работе, чтобы забивать голову всякой ерундой.

Однажды в заводской курилки услышал разговор, который очень Василия зацепил.

— Слыхали? — выпуская дым, сообщает новость слесарь, — у Сергеевича машину на парковке облили кислотой. Теперь ремонт станет тысяч на двадцать. Во, как!

— Это, что… — подключается кочегар, — у Мишки на капоте гвоздём нацарапали неприличное слово. Гады!

Василий напрягся. Представил, как дорого обойдётся ремонт его новой ласточки, если что. «Да и попробуй, подбери ещё краску» — соображает он, — «И толкового мастера».

В это время сталевар Егор купил камеру и поставил на подъезд своего дома. Тоже за машину переживает.

— Теперь-то злодеи точно не уйдут, — говорит Егор Петрович, — Сразу в милицию видео пойдёт.

Василий согласился, вещь нужная. Проанализировав всё услышанное на работе, обратился к своему знакомому. Он специализировался на торговле оргтехники и всякого рода аппаратуры.

— Камера нужна срочно, — просит Василий, — Хорошая и недорогая. Есть?

— Найдём, — ответил Вадим и поинтересовался, — А тебе для чего?

— Машина во дворе без присмотра, — мнётся он, — Мало ли что…

— А, ну тогда понял, — мотнул головой продавец, — Ох, я-то уж подумал, что жену в чём-то уличить хочешь. Будет тебе камера! Установить-то сам сможешь?

— Да конечно, — кивает Василий, — Сына попрошу, если что…

— Ну, тогда хорошо, — говорит Вадим и достаёт из нижнего ящика стола небольшую коробочку, с тиснением и золотыми буквами «Sony», — Вот держи! Самое лучшее. Детализация съёмки просто поражает, разрешение шикарное. А главное, она легко впишется в любой интерьер. Её совсем не будет видно. Есть одно условие: включая её в первый раз, нужно проводить съемку где-нибудь дома, чтобы активировалась операционная система и обновились настройки через интернет…

— Ну, хорошо, — перебивает Василий, — Я понял.

Заплатил положенную сумму и понёс домой покупку. Он ещё не знает, какую роль она сыграет в его судьбе.

Сын Денис отнёсся к просьбе установить камеру с пониманием. В один из выходных дней помог с её монтажом.

— Отец, а куда установить-то? – спрашивает сын, — В кухню, может?

— Не, — отказывает отец, — Давай в коридор. И мешать ни кому не будет.

Недолго повозившись, закрепили её в прихожей.

— Ну, а что? Пусть повисит пока, — справедливо рассудил сын, — А на днях повесим на подъезд, чтобы видно было твой ненаглядный Nissan.

Камеру и впрямь, не было видно в прихожей. Вскоре к Василию в цех пожаловало высокое начальство с инспекцией. Он, напрочь забыл о камере и съёмке. Опомнился, лишь, когда утихла бумажная волокита: акты и протоколы, миновала угроза снятия с должности.

Субботним вечером сын с невестой пришли в гости.

— Пап, а что камера? — интересуется сын, — Работает? Ты глядел?

— Тьфу ты, чёрт! – машет рукой отец, — Забыл про неё. Давай сейчас глянем. Поможешь?

— Конечно, — соглашается сын, ему тоже интересно, — Давай посмотрим, что она там снимала…

— Да, почему бы и нет, — ответил Василий и вдруг, случайно, взглянув в лицо супруги, прочёл тревогу и беспокойство. Такое с ней было только один раз, когда она случайно выстирала в машинке его брюки с паспортом. Василий в недоумении отмахнулся.

С помощью нехитрых манипуляций, изображения с камеры вывели на телевизор. Все уселись смотреть домашнее кино. Предполагалось, что съёмка ничего интересного собой не представляет. В нетерпении, решили поскорее просмотреть. Сын нажал на кнопку перемотки записи. Кадры замелькали на экране, словно в сказочном калейдоскопе. Вдруг, среди перечня обычных бытовых сцен увидели нечто…

Такое, от чего внутренне Василий весь напрягся и побагровел. На кадрах: вот жена приходит домой, потом великовозрастный ученик входит в квартиру. Вот, спустя час, он шлёпает босыми ногами в ванную.

В комнате немая сцена. Жена вскрикнула, закрыла лицо руками. Сорвалась с места и закрылась в ванной. Слышны её надрывные рыдания.

Сын с невестой, молча, собрались, вызвали такси и уехали. Оставили родителей одних выяснять отношения. Василий ещё сидит, не в состоянии пошевелиться. Перед глазами мелькают то их с женой совместные счастливые моменты, то она с Игорем. Всё смешалось. Внутри кипит. Встал, идёт к ванной.

 

— Что это всё значит? — на пределе эмоций кричит он жене, — Как это понимать?

— Я… мы с Игорем вместе почти с первого занятия, — всхлипывая и рыдая, исповедуется жена через дверь ванной комнаты, очевидно, стыдясь смотреть в глаза. Муж, сжав кулаки и закрыв глаза, молчит.

— Прости Вася! — шепчет супруга, — Умоляю, прости!

— Бог простит… — рычит муж.

— Васенька, со мной такого никогда не было, — продолжает она, не переставая всхлипывать и рыдать, — Понимаешь, столько лет вместе пережили. Вот, ей-богу, бес попутал не иначе! Молод он, красив, как дьявол. Вскружил голову. Я заболела им — спать не могла, жить не могла без него. Ну, словно наваждение какое-то.

— Я тебе не верю! – сухо отвечает муж, — А подставила ты меня знатно! Ходить мне теперь с рогами и это благодарность за всё…

— Васенька, — кричит жена, умоляя, — А давай, всё начнём сначала. Как будто ничего не было. Дай мне, пожалуйста, второй шанс!

У Василия внутри, словно что-то лопнуло и больно ударило в грудь. Стало всё безразлично. Пустота! Он отрицательно мотнул головой. Стоит словно в другом, ином мире, где нет ни его, ни прошлой жизни. Оделся. Выходя, спокойно произнёс на прощание:

— Вернусь, тебя чтобы не было… — приказал он, — Уходи к своему сопляку. Немного остыну, осознаю всё и подам на развод. Всё!

Василий долго курит на скамейке, перебирая в голове – «Как я не заметил, что семейная идиллия рухнула, как замок из песка…»

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:72 | 0,392sec