Заповедь деда Прохора

Маша зашла во двор деда Прохора с опаской и страхом. В её душе всё переворачивалось от мысли о том, что она собиралась сделать, но другого выхода у неё не было…

Дед Прохор слыл в деревне колдуном и травником. Кто-то его ругал, а кто-то напротив хвалил, но все без исключения деда побаивались и обращались к нему только в крайнем случае, когда не видели другого выхода.

Вот и у Маша другого выхода из сложившейся ситуации не видела и не зная куда бежать и к кому обратиться, решила пойти за помощью к деду Прохору.

 

 

Когда она зашла во двор, дед Прохор сидел на крылечке и перебирал собранные на заре травы.

Маша робко подошла к крыльцу, но как начать разговор не знала, однако разговор начал сам дед Прохор.

— Зачем пришла?

Маша всё ещё не знала как начать разговор.

— Ты либо говори, либо уходи. У меня времени с тобой валандаться нету. Своих дел по горло.

Наконец Маша решилась.

— Я дедушка по такому делу к Вам… Даже не знаю, как и начать.

— А чего там начинать. Поди за приворотом пришла? Наслышан я про тебя и Никиту наслышан. Никак разлюбил?

— Нет, дедушка. В том то и дело, что не разлюбил. Отец его против наших отношений. Они же люди зажиточные, а мы, что? Ни кола, ни двора.

Маша закрыла лицо руками и заплакала. Дед Прохор, тоже нахмурился.

— Ты вот, что девка, ты мне тут слёзы не лей. Я тебе не мамкино плечо. Говори, что от меня хочешь или уходи.

Маша вытерла слёзы.

— Я дедушка понимаю, что с Никитой мне не быть. Да только тут вон какое дело… Согрешили мы…

Дел Прохор, посмотрел на Машу.

— Понесла никак?

Маша кивнула головой. Она еле сдерживала слёзы, но старалась крепиться, зная крутой нрав деда.

— Доигрались значит, добегали по лесам да сеновалам. Ну, а от меня ты, что хочешь?

— Мне дедушка, травку бы какую. Ну чтобы не было ребёночка.

Лицо деда Прохора мгновенно стало жёстким и злым.

Маша увидев это затараторила.

— Ну куда мне ребёночек этот? Куда я с ним? Мамка с папкой, итак, еле-еле перебиваются, младших прокормить не могут, а тут я ещё. Я как могу, им помогаю, а потом от меня какой толк?

— А когда по сеновалам с Никиткой кувыркалась, думала об этом? О родителях своих думала? Или только о п0хоти своей, да об удовольствие плотском? Уходи сказано.

С этими словами дед зашёл в дом, а Маша понуро побрела к калитке, но выйти не успела.

— Машка, а ну постой. Подь сюда.

 

Она и не видела, что дед Прохор снова вышел из дома и его окрик её значительно напугал.

Несмело, она побрела назад.

— Ну вот, что я тебе скажу девонька. Жалко мне тебя всё же. Дам я тебе травку одну. Семь дней её пить будешь, а там увидишь, что будет. Только никому про то не сказывай, а то хуже будет.

Маша трясущимися от волнения руками, взяла кулёчек с травой, поблагодарила старика и поспешила к выходу.

Дед Прохор посмотрел ей в след, покачал головой и пробормотал.

— Молодо-зелено. Эх, дур@чьё.

Домой Маша шла медленно и со слезами на глазах.

Ей было до жути жаль ребёночка, но другого выхода она не видела.

Дома, заварила травку и сделала глоток.

Отвар показался ей горьким, но Маша всё же допила остаток , а потом горько усмехнулась.

— Ну, что же. Не горьше того, что я сейчас делаю.

Она снова заплакала. В последнюю неделю слёзы были её постоянными спутниками.

На следующий день у неё должна была состояться встреча с Никитой. Маша этой встречи ждала и боялась одновременно.

Сегодня, она решила сказать ему о том, что беременна. Сначала, делать этого не хотела, но держать на сердце такой груз одна не могла и решила всё рассказать любимому.

С утра её подташнивало, настроение было хуже некуда и она решила, что начала действовать трава деда Прохора. Весь день ей было жутко страшно, но ничего не случилось и вечером Маша поспешила на встречу к Никите.

Разговор между ними произошел какой-то скомканный и отрывистый.

Маша рассказала Никите всё и ожидала от него любой реакции.

Никита долго молчал, а потом вдруг сказал.

— Ребёночек говоришь, ну что же тогда всё по другому будет!

Маша его фразу и не поняла, а вскоре они расстались, но перед тем как разойтись по домам Никита крепко обнял и поцеловал Машу, но новой встречи не назначил.

В сердце Маши как будто что-то ёкнуло.

— Вот и прошла любовь. Последний, горький поцелуй, — печально подумала она.

Следующие три дня Маша исправно пила траву деда Прохора и готовилась к худшему.

От Никиты не было ни слуху, ни духу. Да Маша уже и не надеялась на, что-то хорошее.

 

Всё чаще её посещали мысли о см.рти, всё чаще она думала.

— А вот бы уйти вместе с ребёночком. Чтобы раз и навсегда. Тогда всем хорошо будет. Я с такой болью жить всё одно не смогу, Никита жениться и меня даже не вспомнит, а родители…

Ну, что родители? Погорюют, погорюют, да время лечит.

Траву оставалось пить ещё два дня, но как ни странно следующее утро Маша проснулась спокойной. Её это удивило.

— Смирилась. Сама с собой смирилась, — подумала она и вдруг услышала громкие голоса в их дворе.

Мать в то время как раз управлялась по хозяйству, а уже через минуту заскочила в дом с круглыми от удивления глазами.

— Мам, что случилось то?

Маша ни на шутку испугалась, а мама подошла к ней и обняла её.

— Сваты приехали, доченька!

— Какие сваты мама? К кому приехали?

— Да ну не ко мне ж глупая! К тебе приехали! Радость то какая!

В недоумении Маша выглянула в окно и к своему огромному удивлению, увидела во дворе Никиту, его отца и ещё нескольких деревенских мужиков.

Даже в самом прекрасном сне Маша не могла предвидеть такое, но дальше был именно такой сон.

Само сватовство проходило долго. Со всеми причитающимися ритуалами и обычаями.

Маше удалось лишь немного поговорить с Никитой, наедине.

Он объяснил ей, что когда узнал о ребёнке, то хотел уйти из дома и жениться на Маше. Уж как-нибудь прожили бы. Главное, что руки, ноги целы и трудолюбие имеется, но когда объяснил родителям из-за чего хочет уйти, то был очень удивлён их реакцией.

Те конечно строго поговорили с сыном, но сказали, что раз уж так произошло то надо засылать сватов.

— П0длой, наша семья никогда не была и не будет! А то, что невеста не из богатых, так- то ничего. Главное чтобы рукастая была, да хозяйка хорошая. А добро? Добро со временем наживается, вот и вы наживёте. А мы чем сможем поможем.

Так сказал отец Никиты, сыну.

Началась подготовка к свадьбе, но Машу очень беспокоило то, что много она выпила той самой травы и она улучив момент решила ещё раз сходить к деду Прохору и посоветоваться.

Деда, она вновь застала во дворе.

— Здравствуйте.

— Здорово, коль не шутишь. Что опять у тебя не эдак? Слышал свадьба у Вас намечается. Ну в добрый путь, в добрый путь.

— Да дедушка, у меня всё хорошо и свадьба совсем скоро, но теперь я за ребёночка очень боюсь.

— А чего за него бояться то?

— Ну как же, я ведь той травы вашей много выпила. Всего-то на два денёчка оставалось, когда пить её бросила. Вот теперь страшно очень!

— Ну и дур@, что до конца траву не пропила.

— Да как же дур@ то дедушка? Та трава то ведь была… Ну сами знаете для чего.

— Для чего? Разве я, что такое говорил?

— Так, что это за трава такая была тогда?

— Да обычный сбор успокоительный. Чтобы успокоилась ты дурёх@. Нервы в порядок привела, да головой крепко подумала. Всё равно бы ничего от той травы не случилось, а если бы Никита твой свататься не приехал, то ты бы опять ко мне прибежала. Тут уж голову на отсечение даю, а там бы, что и придумали. Нельзя живую душу жизни лишать, это же грех великий! Вот и пытался тебя успокоить чтобы глупостей не наделала. Так-то вот, девонька.

 

Домой Маша шла, размышляла над мудростью старика и благодарила его в душе, что оказался он таким дальновидным и чутким…

Отгремела свадьба, отгуляли гости.

В положенный срок родила Маша сына, а через три года дочку.

Она с детьми часто навещала деда Прохора и приносила ему небольшие гостинцы.

Дед был рад гостям и даже стал как будто мягче.

Машу он учил разным житейских мудрости, но чаще всего повторял.

— Совершить грех легко и быстро, а вот платить за него потом всю жизнь будешь девонька, помни это.

Маша всю жизнь старалась следовать этой самой заповеди деда Прохора.

И ни разу об этом не пожалела.

Диана Ди

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:70 | 0,496sec