Жизнь вернула мне долг

Сегодня ровно год, как Ольга Андреевна закрыла дом на ключ и уехала исполнить мечту.

Дом скучал. Холодными зимними ночами он промерзал, а летними вечерами наполнялся зноем и покрывался пылью. Дом должен жить: окружать себя детским криком, по утрам пахнуть жареными блинами и крепким заваренным кофе. Вечерами собирать семью у телевизора и подслушивать повседневные истории.

Дом пустовал и быстро старел.

Ольга Андреевна забежала в подъезд. Смахнула волосы, мокрые от дождя, и в гордом одиночестве поднялась на пятый этаж. Звякнув ключами, зашла в квартиру: маленькую, с крохотной кухней и высокими потолками. Арчи бросился встречать хозяйку и выпрашивать себе ужин. Он вертелся у ног, не забывая жалобно скулить. Через минуту получил долгожданный ужин — пакетик говядины в желе.

 

Чайник просвистел, грозно выпуская пар. Ольга Андреевна выключила плиту, заварила зелёный чай. Пролистав ленту новостей, открыла мессенджер и написала.

«Лара, сегодня твоему отцу исполняется пятьдесят пять лет. Я ушла от Виктора, когда тебе было четырнадцать. Знаю, ты не простила. Думаю, и сейчас злишься на меня. Твоя бабушка тогда сказала, что я ещё приползу и буду молить о прощении. А потом, подумав, добавила, что я никогда ей не нравилась.

Мне стало легче после её слов. И я ушла, оставив тебя с ними. Я никогда себе этого не прощу. Лара, ты уже взрослая, и мне хочется тебе рассказать, почему я тебя оставила. Я всегда тебя любила. Только позови, буду рядом.

Твой отец — прекрасный мужчина, но мне не хватило в нем пылкости, страсти к жизни. Мы рано поженились, в студенческие годы. Всё что у нас было, мы заработали сами, во многом благодаря мне. Он всегда довольствовался тем, что у него было, и не было — тоже. А я хотела того, чего не могла себе позволить.

Тут появился он — амбициозный, страстный, перспективный. И я пропала, влюбилась. К тому времени, когда Виктор обо всём догадался, я уже полгода встречалась с Александром. Скрывала, не хватало смелости, признаться.

Виктор терпел год. Думала, он устроит скандал, закроет меня дома. Но он просто молча терпел и ждал, когда же я наиграюсь и брошу его. А я устала врать — и всё рассказала.

Виктор стал свободен. Знаю, он страдал. Но я рада, что он нашел в себе силы и встретил другую.

Не знаю, интересно ли тебе, как мы жили с Александром. Он был моложе меня на десять лет. Странно, но именно столько было твоему отцу, когда мы поженились. Александр ревновал, часто скандалил. Смешно, но все пятнадцать лет, что с ним прожила, он ревновал меня к Виктору. Конечно, я бы не выдержала, если он был вечным ревнивцем. У него были обострения, но мы жили счастливо, и я любила его. Разница в десять лет незаметна, пока ты не начинаешь стареть. Как только ты даёшь слабину, возраст даёт о себе знать. И вот, ты остаёшься дома, в мягком халате и смотришь старые фильмы в темном зале огромного дома. А он уходит с друзьями в спорт-бар или на охоту. Мне хочется спокойствия, а ему открытий, новых эмоций. Я уже не готова прыгать в омут соблазна, да и вряд ли пройду медконтроль. Долгие перелёты меня утомляют. Я захожу в наш номер, закрываюсь и хочу спать. Мне на ярком солнце жарко и повышается давление. А он только начал всё осознавать в своей жизни. Некий рубеж, что сделал и чего ещё не успел.

 

Я узнала, что он изменяет, от других. Жизнь вернула мне долг. Дом Александр оставил мне. В той семье у него родился сын.

Я не оправдываюсь, просто хочу сказать, что всю жизнь искала себя и хотела быть счастливой. Наверное, это звучит очень жёстко по отношению к тебе. Я тут расписываюсь, будто хвастаюсь, как у меня было… без тебя. Но мне греет душу вера о том, что ты знаешь, как я к тебе тянулась. Думаю, ты помнишь мои приезды, как тебя ждала под окном. Прости меня, дорогая. Я заслужила твою ярость.

Лара, мне жизни не хватит вымолить свой грех. Я очень виновата перед тобой.

В тот день, бабушка не только высказала, что думает обо мне, но и обещала лишить меня родительских прав, если я заберу тебя с собой. Мне больно, что я допустила в своей жизни такое.

Это последнее письмо. Думаю, пора перестать тебе слать сообщения. Ты всё равно их не ждёшь. Будь счастлива, милая!

Дом, в котором мы жили с Александром, оставляю тебе».

Ольга Андреевна нажала на кнопку «отправить». Прикрыла глаза и тихонько покачалась в кресле. Арчи запрыгнул на колени и мягко уложился рядом. Ровно год назад она оставила дом и переехала в маленький посёлок у озера. Исполнить мечту. Раньше ей казалось, что счастье в ближнем. Если ты любишь — любят тебя. Но как же она ошибалась…

Мужчины, которые были рядом с ней, научили её двум вещам: радоваться мелочам и ставить перед собой большие цели, двигаться к ней маленькими шажками.

Она сидела на веранде маленького кафе у озера. Изучала программу своего курса в детском доме. В последнее время стало традицией, появляться здесь каждые два дня. Листать журнал, читать книгу или изучать программу курса. Приятно было сидеть здесь и рассматривать всё вокруг. Вот, берег спускался крутым откосом, а за ним расстилалось озеро, нагретое на солнце. И если бы не ветер… Его дуновение приятно охлаждало и доносило крики ребят, бултыхающихся в воде. Радуются жаркому лету.

Девушка тщательно протирала столы, раскладывала салфетки. Она подошла взять заказ.

— Вы решили с заказом? — спросила тонким голосом официантка.

На бейджике красовалось имя Виктория.

— Решила, — твердо ответила Ольга, — мне кофе и круассан!

Девушка рассмотрела женщину. Красивая, ухоженная. Седые волосы модно уложены, льняной костюм мило топорщился, чем притягивал взгляд. Золотой перстень на пальце отливал рубиновым блеском, словно окаменевшая кровь.

— Хорошо, — ответила официантка.

Скоро отпуск закончится, и Ольга Андреевна вернётся в свою группу. Дети будут рядом, и каждому она найдёт доброе слово, поцелуй в макушку или простое объятие. Ольга Андреевна верит, что её любви хватит, нерастраченной, в глубине души виноватой.

 

Кто-то скажет про неё:

— Я тебе говорю, она искупает свои грехи. Кто так будет работать? Полностью отдавая себя чужим детям, сироткам этим. Или она чокнутая, что не похоже, или я права.

А кто-то глубоко вдохнёт и ответит:

— Не нам судить. Этих детей тоже кому-то надо любить. Они и так обделены.

Телефон пропел тихую мелодию. Она открыла сообщение: «Мальчик. 3500. Рост 54. Выписывают через три дня. Адрес: город N, пер. Хирурга Малых, д. 20. Всё хорошо, мама».

Ольга Андреевна прижала телефон к груди. Сердце заныло, заколотилось, ей не хватало места. Дыхание сбилось. Ноги онемели, не слушались. Но ясная мысль, что всё изменится, молнией вторглась в сознание. Нет, она не ошиблась, она — бабушка. Улыбка осветила лицо и ветер унес в даль её слова: «Спасибо! Ты меня услышал!».

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:70 | 0,413sec