Горьким оказался чужой пирог

Саша лихорадочно собирала вещи в дорогу. Взглянула на часы: Боже мой, до поезда осталось полтора часа, а ее платья и костюмы все еще были разбросаны по комнате.

Туфли куда-то задевались, тапочку домашнюю потеряла.

«Ну что это со мной творится, — подумала, — какая-то стала растерянная и несобранная».

Впрочем, было от чего потерять голову: впервые за все время знакомства Максим предложил ей провести отпуск вместе.

Как бы между прочим предложил: если хочешь, мол, то поедем… Хотела ли она этого? Еще как, просто мечтала, хотя никогда не заговаривала, боясь нарваться на отказ.

Поэтому в тот миг, когда Максим произнес заветные слова, чуть ли не разревелась от счастья.

Побыть с любимым человеком рядом целый месяц, вдали от внимательных глаз знакомых, от бесконечных пересудов и сплетен… Что может быть прекраснее?

Но Сашина мама несколько охладила горячую дочкину голову.

 

«В сущности, — сказала эта умудренная жизненным опытом женщина, — ты питаешься краденым куском пирога. Не понимаешь? Максим тебе не муж и не жених — он просто любовник.

С тобой он просто проводит время, а вечерами бежит к семье — к жене и сыновьям. Там у него настоящая жизнь, там у него родной дом.

Тебя он всерьез не воспринимает, на что ты надеешься? Чуть охладеет к тебе — и поминай как звали.

Он ведь тебе ничем не обязан, как, впрочем, и ты ему. А любовь… Она имеет обыкновение проходить».

Что и говорить, матушка Саши не жаловала ее сердечного друга. «Задурил голову девчонке — сокрушалась она, — а сам женатый человек.

Все ее подруги уже давно замуж повыходили, детей понарожали, а она до сих пор в любовницах ходит».

Материнское сердце не могло смириться с участью дочери, она считала, что Саша достойна лучшей женской доли.

Нередко подобные беседы у них переходили в словесные перепалки. Но Саша не сдавалась.

Она искренне любила и со всем пылом молодости считала, что только любовь усиливает полноту жизни и что только она, пусть даже грешная — самое лучшее, что есть на свете.

Наконец чемодан был собран и Саша уехала на вокзал, пред этим отдав матери ключи от своей «однушки».

Не взглянув на ее мрачное лицо, чмокнула маму в щеку и сказала: «Вот увидишь, все будет хорошо. Я люблю и любима, а это самое главное».

Максим должен был приехать на вокзал отдельно — его провожали жена и сыновья. И вот здесь, у поезда, Саша впервые увидела ее, ту женщину, которую втайне сильно недолюбливала.

Максим сам ей не раз давал понять, что живет с женой из жалости.

Саша, стоя в некотором отдалении, внимательно рассматривала женщину, отмечая ее морщинки у глаз, вздувшиеся вены на ногах, лишний вес.

С удовлетворением отметила, что по сравнению с женой Максима она сама просто фотомодель с обложки модного журнала.

Но что это? Саша с удивлением заметила, как Максим ласково погладил жену по щеке, поправил ей растрепавшуюся на ветру прядку волос, заправил ей за ушко.

Он нежно поцеловал ее, потом двух сыновей-подростков, которые так и жались к отцу.

«Нет, — подумала Саша, — с человеком, к которому абсолютно равнодушен, так не прощаются».

И тут впервые за несколько лет в душу Саши закралось сомнение в своей правоте. Внезапно она ощутила себя каким-то неудобным, чужеродным клином, который вторгся в налаженный быт этой семьи и пытается его расколоть.

В купе Сашу не покидало мрачное настроение.

«Ну ты чего, малыш, хмуришься, — весело спросил Максим..

«Да так», — неопределенно ответила Саша. Как только поезд тронулся, пассажиры тут же начали вынимать из сумок свои припасы.

Максим тоже вытащил огромный кулек. В нем были уложенные аккуратно домашние пирожки, котлеты, соленые огурчики.

«Да ты ешь», — уговаривал Максим свою спутницу, но у той кусок не лез в горло.

В голове билась одна мысль: наверное, то, что она называла любовью, на самом деле был только ее суррогат.

Если мужчина по-настоящему любит женщину, он готов принять на себя ответственность за ее судьбу.

Но Максим никогда не заговаривал об их совместном будущем, хотя Саша не раз пыталась поднять эту тему.

«Все это очень непросто, малыш, — говорил он в таких случаях,- зачем усложнять себе жизнь. Нам ведь отлично вместе, правда?»

Она соглашалась с его доводами, понимая, что жертвы хороши лишь тогда, когда к ним не принуждают.

Курортный зеленый городок встретил их ласковым солнцем. В большом парке жили белочки, которые без страха ели с рук раскрошенное печенье, семечки.

Саша взяла за правило подкармливать после завтрака этих милых пушистых зверьков. А потом они с Максимом без устали лазили по горам, бродили по городу.

А вечером на танцевальных вечерах лихо отплясывали под одобрительные взгляды отдыхающих.

«Какая красивая пара» — нередко они слышали вслед, и, что греха таить, такие бесхитростные комплименты грели душу.

После окончания танцевальных вечеров Максим каждый вечер в обязательном порядке звонил домой.

Невольно Саша подслушала один из таких разговоров: «Танечка, родная, ну ты как там, как дети? — спрашивал Максим и в его голосе слышалась неподдельная теплота.

— Я скучаю без вас, мне без вас очень плохо»- нежничал Максим с женой, а у Саши, все это слышавшей, невольно брызнули из глаз слезы.

В тот вечер они впервые поссорились.

«Если уж ты так любишь свою жену, — яростным шепотом выговаривала Саша, — то зачем тебе я?»

Максим помолчал, теребя брелок от ключа в руках, а потом сказал: «Ну почему ты все портишь, так хорошо было. Да и, собственно, тебя совершенно не касается, как и о чем я говорю с женой. Это наши с ней дела…»

Два дня после этого они не разговаривали.

На третий день Максим подошел к ней как ни в чем не бывало и предложил: «Пойдем, прошвырнемся по магазинам, поможешь мне кое-что купить».

 

Саша, которую размолвка сильно тяготила, согласилась. Зайдя в магазин, где продавалась косметика, Максим заинтересовался тюбиками губной помады. Долго вертел один в руках, потом спросил Сашу : «Как ты думаешь, этот цвет подойдет брюнетке?»

Саша поняла, что он выбирал помаду для жены, но, смирив гордыню, помогла выбрать нужный цвет. Потом они приобрели ей халат, красивую сумочку ручной работы, подарки для сыновей.

В этот вечер у Максима с Сашей состоялся серьезный разговор. На прямой ее вопрос, будут ли они вместе, Максим поморщился. Прочные отношения…

От одних таких слов его бросало в дрожь. Что это творится с женщинами, что все они хотят прочных отношений?

Почему они не могут жить просто нынешним днем, не заглядывая в будущее?

А Саше сказал: «Понимаешь, мы столько вместе пережили с Таней, что я не готов уйти из семью. Пока не готов.» — подчеркнул он, чтобы уж совсем с Сашей не рассориться.

Она поняла скрытый смысл этих слов и разговор продолжать не стала.

Кое-как дотянули они до конца отпуска, разговаривая в основном о пустяках. Приехав домой, встречаться перестали.

А для себя Саша решила, что уж лучше оставаться одинокой, чем еще раз страдать от разбитых надежд.

Лариса Говорухина

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:72 | 0,373sec