Когда семья вроде есть, но семьи нет

Майк послушно сидел на диване, куда его посадил воспитатель, и нервно сжимал в руках любимую игрушку. Маленький мишка был довольно страшным, облезлым, с пришитыми по нескольку раз лапами. Сотрудники приюта уже несколько раз пытались выбросить “этот кошмар”, но пятилетний мальчик закатывал самую настоящую истерику при каждой такой попытке. Это игрушка была единственной вещью, которая связывала его с мамой…

 

Майк её не помнил. Совсем. Хотя в это место он попал, когда ему было около двух. Но мальчик не помнил даже лица той женщины, что помогла ему появиться на свет. Как будто её и не было.

— Вот, познакомьтесь, это Майк, – бодрым голосом произнесла директор приюта, искренне радуясь за своего подопечного. Сегодня его забирают в семью. – Симпатичный малыш пяти лет, спокойный и не по годам сообразительный. Проблем он не доставит.

— Надеюсь, – раздался холодный женский голос, и в поле зрения мальчика появилось новое действующее лицо. Его новая “мама” была богато одета, с кучей украшений… Только больно равнодушная. Будто не ребенка в семью берет, а породистого кота выбирает. Хотя нет, коту досталось бы больше эмоций. – Для тебя я госпожа Мари. При посторонних будешь называть меня мамой, запомни это хорошенько.

— Да, госпожа Мари, – послушно отозвался Майк, и быстро посмотрел на директора. Она явно была не довольна подобным условиям, но против богатых разве слова скажешь? Мигом лишишься и без того скромного обеспечения. Приют выживает за счет спонсорской помощи, и лишиться её…

— Да не переживайте вы так, – пренебрежительно отозвалась женщина, заметив эти переглядки. – Будет тихим и послушным – будет как сыр в масле кататься. Мой муж решил заняться благотворительностью, а что может тронуть людские сердца больше, чем приемный ребенок? У мальчика будут лучшие учителя и образование. А взамен он должен всем своим видом показывать, как хорошо ему живется в нашей семье. Все очень просто, не так ли?

— Да, все просто, – вынуждена была согласиться директор. – С Майком у вас проблем не будет. Да же, Майки?

— Да, госпожа директор, – все так же тихо ответил мальчик. – Я буду послушным…

**********************

Двадцать лет спустя.

Майк подписал последний документ из внушительной стопки, которую ему принесла секретарша, и устало откинулся на спинку кресла. За окном было уже темно, а на часах половина восьмого вечера.

— Как же хорошо, что меня никто не ждет, – усмехнувшись, тихо пробормотал парень.

Он не женат, с девушкой расстался полтора месяца назад…

— Ты не уделяешь мне внимания! – кричала симпатичная блондинка, собирая свои вещи. – Тебя постоянно нет дома!

— Ничего, что я работаю? – вопросительно приподнял бровь парень.

— Работаешь? – всплеснула руками девушка. – Да зачем тебе это вообще нужно? Твои родители достаточно богаты, чтобы полностью тебя обеспечивать! А если тебе так хочется работать самому, так почему же ты отказался от уютного кресла в головном офисе семейной компании?

 

— Лекси, детка, ты забывала один немало важный факт. Я в этой семье никто. Просто ношу их фамилию. Да, меня усыновили, но от этого я не стал им сыном. Просто кукла, которую демонстрируют публике. “Посмотрите, какие мы хорошие, взяли малыша из приюта!”

— Так этим и нужно пользоваться! – втолковывала парню прописные истины блондинка. – Особенно сейчас, когда твой отец стал такой популярной персоной! Тебе стоит только намекнуть, что ты можешь побеседовать с журналистами на предмет своего несчастливого детства… Он тебе столько денег отвалит, на всю жизнь хватит!

— Мое детство не было так уж печально, – холодно ответил Майк. Умению ставить людей на место он научился у “мамочки”. – Они мне ничего не должны. Кормили, поили, одевали. Дали прекрасное образование, благодаря чему я сейчас руковожу собственной фирмой. А посмеешь рот открыть – пожалеешь.

Блондинка оскорбленно фыркнула, закрыла чемодан и бросила напоследок:

— Столько времени с тобой потеряла…

— Да уж, может мне все же стоит жениться? На какой-нибудь хорошей девушке, – задал вопрос в пустоту Майк. – Только где её найти-то?

— А ты не пробовал на улице почаще появляться? – дверь в кабинет распахнулась без стука. Майк только глаза закатил на подобное самоуправство.

— А если бы я был не один?

— Ты? В офисе и не один? – Генри рассмеялся. – Скорее, небо с землей местами поменяются, чем ты допустишь подобное.

— Чего хотел-то?

— С невестой познакомить! – бодро заявил друг, с весельем в глазах наблюдая, как меняется выражение лица друга. – Да, я женюсь! Можешь меня поздравить! Ну и посочувствовать немного… У Лизы такая мама! – парень поежился. – Как вспомню – в дрожь бросает.

— Мамы всякие нужны, мамы всякие важны, – с грустной ухмылкой процитировал парень слова своей воспитательницы. – Главное, что она есть.

— Майк, прости, – тут же замялся Генри. – Не хотел тебе напоминать… Кстати, ты еще не оставил ту идею? Ну, найти свою настоящую мать? Она же тебя бросила…

— Хочу посмотреть ей в глаза и понять, чем я ей так мешал. Может, там действительно достойная причина.

 

— Например, какая? – начал раздражаться Генри.

— Не знаю, – легкомысленно пожал плечами Майк. – Может, она была неизлечимо больна?

— Или ребенок ей просто мешал? – в тон другу отозвался Генри.

— Скоро узнаю. Как раз сегодня мне позвонил то частный детектив, которого я нанял. Думаешь, почему я еще здесь? Не хочу, что бы кто-нибудь его видел.

Следующие десять минут прошли в полной тишине. Генри искал что-то в телефоне, Майк просто сидел с закрытыми глазами, наслаждаясь отдыхом.

Наконец, в дверь постучали. Представительный мужчина молча передал плотный желтый конверт, так же молча забрал чек и удалился.

— Мне выйти? – немного не решительно спросил Генри.

— Зачем? Может мне, наоборот, будет нужна твоя поддержка?

Майк открыл конверт, достал стопку листков и погрузился в чтение. С каждой секундой он все больше и больше бледнел. Наконец, он отложил последний лист, и, закрыв лицо руками, рассмеялся.

— Майк! Майк! – пытался дозваться друга перепуганный Генри.

— Прочти, – раздался глухой голос парня, и Генри схватился за документы.

С первого же листа на него смотрела Мари Ламберт. Конечно, на фотографии она была гораздо моложе, но узнать её проблем не составило. Дальше шла её короткая биография, имя предполагаемого отца, и копия отказа от ребенка.

— Почему она не рассказала тебе всю правду? Всю жизнь ведь воспитывала!

— Мне было велено обращаться к ней госпожа Мари, – тихо произнес Майк, все так же, не открывая лица. – И не попадаться на глаза лишний раз. Я слова доброго от неё не слышал!

— И… что ты теперь будешь делать? – Генри аккуратно сложил бумаги обратно в конверт. Его не на шутку беспокоило состояние друга.

— Ничего.

Майк быстро встал и направился в комнату отдыха, удачно расположенную за незаметной дверью. Вернулся он минут через десять. Спокойный и собранный, будто ничего не случилось.

 

— А с этим? – Генри постучал пальцем по конверту.

— Сожги. Прямо здесь и сейчас.

Вот и пепельница пригодилась. Сам Майк не куpил, но для посетителей приберег.

Пламя весело уничтожало бумагу. Последней её “жертвой” стала фотография.

— Кажется, ты хотел познакомить меня со своей невестой?

Майк выкинул из головы сегодняшний вечер. И Генри попросил навсегда забыть то, что случилось. Ведь так или иначе, но госпожа Мари выполнила перед ним свой родительский долг…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,396sec