Муж подруги…

Смартфон зазвенел и утреннюю тишину нарушила односложная мелодия. Такая назойливая, сопровождавшая начало каждого буднего дня. Отключив будильник, Алина посмотрела сначала на потолок, потом на зашторенное окно. Через него пробивался тоненький луч солнечного света. Найдя брешь между шторой и подоконником, он падал на пол, касаясь края ковра. С улицы послышался рёв проезжавшего мотоцикла — быстрый, резкий, вскоре растворившийся вдалеке. После этого за окном стало так тихо, что Алине на секунду показалось, будто она слышит пение птиц в соседнем сквере. В шумном городе такое — большая редкость.

Лежать в кровати было уже некогда. Умыться, позавтракать, собраться — и на работу. Добираться долго: сначала на автобусе, потом на метро. А времени всегда не хватает…

 

У остановки толпились люди — человек пятнадцать, которые ехали в этот ранний час до ближайшей станции метро. Вид у многих был угрюмый, невыспавшийся. Да и с утра начался сильный ветер — для весны неестественно прохладный. Приятного в этом было мало, и Алина, дойдя до остановки, повернулась к ней спиной, чтобы колкий ветер не дул в лицо.

Её взгляд скользнул по выезжавшему со двора многоэтажки автомобилю. Иссиня-чёрный цвет машины и номера были хорошо знакомыми. На ней в гости к Алине часто приезжала лучшая подруга Лиза. Правда, после того, как Лиза вышла в декрет, ездить на машине стал только её муж, Дмитрий. За рулём в этот раз, как удалось разглядеть, был именно он.

Автомобиль, аккуратно развернувшись прямо напротив остановки, поехал в сторону метро. За несколько секунд Алина успела разглядеть, что рядом с Дмитрием кто-то сидел. А вот кто — толком и не разобрала.

Уже заходя в автобус, девушка задумалась. Раньше Дмитрий приезжал сюда лишь один раз, вместе с Лизой — к Алине на день рождения. Было это полгода назад. А сейчас у них ребёнок двухмесячный, молодая мама вся в заботах. И ездить ранним утром сюда, на городскую окраину, ей вроде и незачем, и некогда. Да и она всегда сообщала своей лучшей подруге, если по делам отправлялась в её район. Со школы дружили — секретов друг от друга никогда не было.

Дмитрий казался Алине вполне обыкновенным, даже заурядным человеком. Ничего примечательного в нём не было. Кроме, пожалуй, поразительной невезучести. Вроде и к работе он подходил ответственно, и о планах на будущее всегда задумывался, а получалось всё из рук вон плохо. Имея хорошее образование, так и не стал трудиться по профессии. И очень сильно из-за этого переживал. Часто менял место работы, успел побывать и продавцом-консультантом, и экспедитором, и заведующим секции на складе. Нигде долго не задерживался. Считал, что достоин большего. Да и с начальством почему-то толком не ладил.

За неделю до рождения сына Дмитрий неожиданно возглавил отдел продаж в крупном мебельном центре. Лиза во время одного из телефонных разговоров рассказала Алине, что ему помог туда устроиться однокурсник — замдиректора центра. Зарплата стала больше, и впервые за последние годы Дмитрий оказался доволен своим местом работы. По крайней мере, так показалось его жене.

Поездка в автобусе и метро промелькнула для Алины словно в тумане. Она ехала и думала лишь об одном: зачем Дмитрию потребовалось с утра приезжать к её дому? Ему ведь тоже на работу. Да и кто с ним был в машине, если вдруг это не Лиза? Мысли об этом стали каким-то навязчивыми. Чтобы отвлечься от них, девушка попробовала убедить себя, что всё это какая-то случайность. Ведь всякие дела могут быть у взрослого человека. Раз приезжал — значит надо было.

Районный жилищный отдел, где работала Алина, был наполнен какой-то удивительной тишиной. Половина кабинетов закрыты, даже начальник отдела ещё не пришёл. К своему удивлению, девушка обнаружила, что приехала сильно раньше. Наверное, впервые с того дня, когда сюда устроилась.

— Ничего себе, вовремя явилась, — сказала, выходя в коридор Тамара Евгеньевна. Она была старшим специалистом, Алина трудилась под её прямым руководством. Немолодая, грузная женщина, способная говорить язвительно и колко — такой Тамара Евгеньевна казалась и сотрудникам, и посетителям отдела. Но Алине всегда помогала, хотя могла порой и пошутить, и подколоть. Не в насмешку, а скорее в назидание.

— Доброе утро, Тамара Евгеньевна! Да, сама не ожидала даже, думала — опоздаю… Папки вчерашние из архива нужно разобрать? А то я не успела вчера до конца.

— Ну, сегодня значит успеешь. Хотя — кто знает… Ещё тебе задача: запросы подать в кадастровую службу. Список квартир у меня на столе, возьмёшь сейчас. Трудись!

Быстро сняв легкую куртку и повесив её в шкаф, Алина принялась за работу. До обеденного перерыва подавала запросы, а после него разбиралась с десятками папок — архивными, за разные года. Сновала туда-сюда между серыми металлическими шкафами, забиралась с помощью стремянки к верхним полкам. То одна папка стояла в неправильном месте, то другой не хватало. Приходилось искать в соседнем кабинете, где стояли ещё четыре шкафа. Вроде бы и не особо утомительно — а силы к концу рабочего дня совсем пропадали.

Тамара Евгеньевна неожиданно отпустила на полчаса раньше. Обрадовала Алину сильно. Видимо, решила так отблагодарить за хорошую работу: с архивом давно не удавалось разобраться, а тут все папки рассортированы — и всего лишь за день. Значит, Алина может с чистой совестью идти отдыхать.

 

Стоило выйти из здания жилотдела, как вновь вспомнилось утро. Иссиня-чёрный автомобиль с мужем подруги, неизвестный пассажир на переднем сиденье. В обеденный перерыв девушка переписывалась с Лизой, и та не сообщала ни о какой поездке. Наоборот, жаловалась, что немного устала с малышом, собиралась пойти с ним на прогулку. Про Дмитрия — ни слова.

Сомнения терзали Алину всё сильнее. Хорошие мысли в голову совсем не лезли. Во всей этой истории (вроде и незначительной) ей представлялся какой-то обман. Либо нелепая случайность, которая наводила на странные подозрения. Алина с детства была мнительной, часто переживала по пустякам. Даже тогда, когда это касалось не её, а других людей — друзей, родных, и даже малознакомых. Вот поэтому увиденная утром Димина машина и заставляла её серьёзно задумываться.

Вместо метро она пошла на ближайшую автобусную остановку и поехала в сторону мебельного центра. До него было относительно недалеко, минут десять пути. Зачем ехала — и сама себе толком не могла объяснить. Эмоциональный порыв, желание выяснить правду, страх из-за того, что её подругу могут обманывать — всё смешалось воедино.

Не успела девушка зайти в центр с главного входа, как перед ней появился Дмитрий — в синем пиджаке, белой рубашке, при галстуке. Сказав что-то уходящему в коридор сотруднику, он поприветствовал неожиданную гостью:

— Алин, привет! Рад встрече, Лизка жаловалась, что вы давно с ней не виделись… Дела, понимаю, у всех работа. У нас ещё и пополнение в семье, сама знаешь, вдвойне хлопот… Выбрать что-то хотела? Диваны вот новые завезли.

— Да нет, так, просто посмотреть, что продают. Кресло новое в гостиную хочу, пока присматриваюсь.

К удивлению Алины, Дмитрий был весел и многословен. Хотя обычно он вёл себя тише, много не разговаривал, да и улыбка на его лице была явлением редким.

— Знаешь, Алина, сегодня прям скачу туда-сюда. Говорил же, диваны новые привезли… А принять некому было, меня за старшего оставили. Ходил, носился тут, покомандовал чуть-чуть. А до этого директор с утра пораньше озадачил. Я доехать до работы не успел, он мне звонит. Говорит: так и так, сможешь жену мою по-быстрому подвезти сюда, все равно же тебе ехать, заскочишь по пути. Ну а мне что делать? Не по пути было, мягко говоря, сворачивать пришлось. Соседний от тебя дом, ну справа который — знаешь же? Вот туда заехал. Забрал его жену, подвёз. Претензий всяких наслушался, через край… На заднем сиденье её укачивает, на переднем солнце мешает. Всё не так, короче. Что ей так срочно от директора надо было — я так и не понял. Но и не мое дело это. А ты сама как? Что на работе?

— Да справки опять, запросы, с архивом разбирались весь день. Тоже устала. Ну ладно, хоть всё сделать успели, а то так бы и завтра пришлось с этими папками носиться, — отвечала Алина, стараясь скрыть смущение.

Теперь-то она поняла, зачем он утром ездил возле её дома. А сколько предположений всяких было… От своих прежних мыслей ей стало как-то неловко. Даже немного стыдно, что подозревала этого трудолюбивого, уставшего, но веселого человека в обмане по отношению к Лизе.

Со второго этажа неспешным шагом спустился высокий человек в деловом костюме, с проседью в волосах. Остановившись, он подозвал к себе Дмитрия.

— Директор! — Дима сказал это смешанным тоном — то ли восхищенно, то ли с тревогой. Спешно положив на стеклянный столик стопку бумаг и телефон, которые до этого держал в руках, он направился к шефу.

Алина осталась на месте, села возле столика в мягкое кресло. Стала приглядываться к диванам, которые Лизин муж так восторженно упоминал. Мебель была хорошая, но и цены впечатляли.

Пока Дмитрий активно беседовал с директором, его телефон загудел. Алина посмотрела на экран — звонила некая Злата. Вскоре звонок прекратился, а уже через полминуты раздался мелодичный свист. С этим звуком пришла СМС — всё от той же Златы. Неизвестная Алине девушка спрашивала у Дмитрия, где он. Вслед за первым сообщением пришло второе, и его текст также был виден на экране телефона. «Ты обещал в 6 написать, как освободишься. Я же жду» — гласила СМС.

 

И вновь в голове у Алины мелькнули подозрения — такие же, как утром. А то и хуже. Насколько она знала, у Лизы не было знакомых с именем Злата. Кто же это такая? И что она ждёт от Дмитрия?

— Спасибо, что супругу подвёз, — улыбаясь, громко сказал директор. Дмитрий в ответ пожал ему руку, после чего они разошлись.

— Ну что, Алина, не заскучала тут? Или кресло присмотрела? У меня рабочий день закончился, могу тебя до дома подвезти, всё равно по пути — мне в твою сторону ехать, машину хочу на мойке помыть. А там самая экономичная мойка в районе.

— Нет, спасибо, я всё равно сегодня планировала ещё по магазинам пройтись. Отдохнуть чуть-чуть, развеяться. Лизе привет передавай, очень хочу встретиться, но всё некогда… Надеюсь, получится скоро.

— Ну ладно, давай тогда, пока. Лизе привет передам, обрадую.

Уже уходя, Алина заметила, что телефон Дмитрия вновь зазвонил. Он поспешно взял его и отошёл в служебное помещение. Девушка не слышала, как и кому он отвечал, но улыбка на лице Дмитрия стала ещё больше.

Всю обратную дорогу Алина рассуждала о таинственной Злате, которая зачем-то активно добивалась ответа от мужа Лизы. Может это сотрудница их мебельного центра, по работе уточняла… А может — знакомая какая-то, или родственница. На душе у Алины было тускло. Она опасалась, что её подругу обманывает собственный супруг. Вдруг эта Злата — его любовница? Конечно, никаких доказательств нет, но уж больно странно выглядит вся эта ситуация.

Первая мысль, которая пришла в голову — рассказать обо всём увиденном Лизе. Может, подозрения и беспочвенные, но так подруга узнает об общении Дмитрия с какой-то девушкой. Будет заранее предупреждена, сможет сама у него обо всем спросить.

Однако, Алина быстро отвергла идею предать всё огласке. Её очень беспокоило, как такая информация повлияет на брак Димы и Лизы. Свадьбу сыграли не так давно, ребёнок два месяца назад родился, молодая семья. А стоит всё рассказать, и доверие между двумя близкими людьми будет подорвано.

Алина не хотела разрушать взаимоотношения подруги с мужем. Лиза была довольна браком, любила Дмитрия, активно поддерживала его в те моменты, когда ему откровенно не везло. Со школьных лет она проявляла упорство и даже строгость, нередко конфликтовала с одноклассниками, заступалась за неуверенную подружку. Но с мужем она вела себя вовсе не строго, а наоборот — мягко, нежно, добродушно.

Вдобавок Алина не считала себя вправе лезть в чужие отношения, ведь её собственная личная жизнь оставалась неустроенной. Девушка часто мечтала о замужестве, представляя счастливый брак лучшей подруги эталоном. Однако её мечты так и оставались нереализованными, а большую часть времени заполняла работа. После окончания университета она так ни с кем и не познакомилась, хотя и нередко думала об этом. Всё время возникали дела, которые отвлекали от поиска спутника жизни, да и неуверенность в себе сказывалась. С детства это была главная Алинина проблема, и побороть её всё не удавалось.

Взвесив все за и против, она приняла решения не говорить Лизе про то, что её мужу звонит и пишет какая-то Злата. А потом и вовсе попыталась про это забыть. Предположила, что всё может оказаться обычным пустяком. Только вот ей самой в «пустяк» совсем не верилось.

Прошло две недели с того злополучного дня. В субботу Алина решила убраться в квартире, но не успела: позвонила Лиза. Вся в слезах, она просила подругу приехать. Причин толком не объясняла. Это было довольно странно: обычно Лиза сдерживала свои эмоции, могла стойко переносить обиды. Но видимо произошло что-то, заставившее её очень сильно расстроиться. Подобного раньше с ней не случалось.

Алина спешно собралась, и уже через сорок минут приехала. По пути она сильно беспокоилась, не понимала, в чём дело. Но чувствовала: дело серьёзное. Истерики не были свойственны подруге, это противоречило самому её характеру.

 

В дверях квартиры появилась заплаканная Лиза. Она старалась громко не всхлипывать: в комнате спал малыш. Рыжие волосы были взъерошены, глаза казались опухшими от долгого плача. Обняв Алину, подруга уткнулась ей в плечо, уже не в силах сдерживать слёзы.

— Я ничего даже и не поняла, Алин… Вчера Дима приехал, весь угрюмый какой-то. Я спросила про работу, он даже не ответил. Поел, потом в гостиную ушёл, там молча сидел… Раньше с ним бывало такое, когда неприятности с начальством случались. Не хотел со мной разговаривать. Потом сказал, что всё нормально, просто на работе выговор сделали, в отделе какие-то проблемы.

— Уволить что-ли хотят? Вроде всё в порядке было, ему же так там нравилось.

— Я тоже думала, что могут уволить. А сегодня утром он проснулся и говорит: нет, на работе нет никаких проблем, дело в другом. И сказал мне, что хочет жить с другой женщиной! — после этих слов Лиза снова разревелась.

— Как так? — неуверенно спросила Алина, почувствовав, что её сердце колотится очень сильно. При мысли о том, что «другой женщиной» может оказаться та самая Злата, у неё на шее и лбу выступил холодный пот. Не хотелось верить, что лучшая подруга обманута. И ещё больше не хотелось верить в то, что она, Алина, уже две недели назад догадалась обо всём и даже не попыталась предупредить Лизу.

— Он начал меня во всём обвинять… Сказал, что я после родов стала чаще с ним ссориться, относиться к нему холоднее. А сам-то не думает, как мне тяжело. И понять это даже не хочет! Заявил, что я такая же сварливая, как жена его директора, всё придираюсь к нему… Я даже ответить ему толком не могла, так неприятно было и плохо.

— Кошмар какой, я даже не думала, что он так может. Спокойный же был всегда, даже голос не повышал. И на работе я его видела, он там веселый ходил.

— На работе? Конечно, веселый. Он там и нашёл себе любовницу, она в другом отделе была, когда он устроился в мебельный центр. Сказал мне, что она уже в прошлом месяце оттуда уволилась. Кричал тут, как её любит, прям при сыне, даже не стеснялся… И меня продолжал обвинять. Якобы испортилась после свадьбы, хуже стала себя вести. Всё сравнивал меня со своей Златой…

— Златой?! — Алина вздрогнула, произнеся это имя.

— Да, а что? Знаешь её что-ли?

— Лиза, я тебе не говорила… И теперь очень переживаю из-за этого. Я две недели назад приехала туда, мебель посмотреть. Диму встретила. А ему на телефон звонила какая-то Злата. Он к директору отошёл, телефон лежал на столике, я рядом сидела. Она ему сообщения писала, спрашивала, где он.

— Алина, почему ты мне это не сказала? Ты две недели молчала! У тебя даже мысли не появилось со мной этим поделиться? Почему я в таком дурацком положении, что последней узнаю про любовницу мужа? Даже подруга знает, а я не знаю. — Лиза начала сильно нервничать, её голос перешёл на крик.

— Прости, я думала, но побоялась… Не хотела свои домыслы тебе рассказывать, ерундой всё это посчитала. Я боялась, что вас этим могу рассорить.

— Рассорить боялась?! Если бы ты раньше сказала, всё могло быть по-другому. Ты всё время всего боишься. В школе мы с тобой дружили, ты и тогда от страха тряслась. А я тебе всегда помогала, подсказывала, заступалась. Ты могла мне помочь, но нет — решила, видимо, не мешать моему мужу искать себе любовниц.

— Что ты говоришь такое? Я за тебя переживала. Мне и сейчас стыдно. Я не верила, что Дима способен на такое. Ты и сама говоришь, что от него не ожидала ничего подобного.

— Спасибо за переживания! Молодец, нечего сказать! Своим молчанием ты мне брак разрушила, а сейчас оправдываешься. Чем ты лучше этой Златы? Одна мужа увела, вторая узнала об этом и всё скрыла. О чём мне вообще с тобой теперь разговаривать?

Лиза в ярости ходила из стороны в сторону, возмущалась, утирала слёзы. Алина сидела молча, побледнев и не зная, что делать дальше. От обиды ей самой хотелось расплакаться прямо здесь. После всего услышанного она действительно посчитала себя виноватой. Подруга снова приняла строгий, даже суровый вид, который когда-то был у неё во время ссор с одноклассниками.

 

В соседней комнате заплакал ребёнок. Видимо, его разбудил шум, который во время разговора подруг поднялся на всю квартиру. Лиза с укором посмотрела в глаза Алине, напряглась и сквозь зубы сказала ей:

— Собирайся, уходи. Я не хочу больше ничего слышать. Мне с утра всего достаточно, по горло сыта. Сначала муж обманул, теперь подруга. Переживай дальше, теперь точно ничего не изменить. Сама выйти замуж не можешь, ещё и мне брак разрушила… Своим молчанием.

Алина собралась и вышла из квартиры на лестничную клетку. По её щекам текли слёзы. Она не хотела ничего отвечать подруге. На душе чувствовалась тоска, как от глубокой и болезненной утраты. И действительно, это была утрата: девушка внезапно поняла, что их долгой дружбе с Лизой пришёл конец. И после всех высказанных подругой обвинений восстанавливать эту дружбу Алина больше не хотела. Впервые это было твёрдое решение — без неуверенности, которая преследовала её всегда.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,360sec