Неравное наследство

— Раньше нужно было о наследстве думать. А сейчас как делить будем? — Маша задумчиво поджала губы.

— Ты это мне? — Володя повернулся к сестре и тяжело вздохнул.

Он сидел рядом с ней на диване и думал о чём-то своём, поглаживая кота.

Поздно вечером ему позвонила Маша и сообщила, что соседка вызвала бабушке скорую помощь. Володя бросил всё и приехал.

Маша сидела на диване и попеременно стучала носками босоножек об пол. Сразу же за Владимиром приехала и врач.

— А кому же? Вов, ну ты как маленький. Как им был, так и остался. Наследство надо как-то делить.

 

— А что делить? Бабушка ещё жива. Врач вот выйдет, скажет, что у неё.

— Да плоха она, без доктора понятно.

В последнее время Александра Григорьевна часто жаловалась на головные боли, высокое давление. Вова приезжал к бабушке в первую и третью субботу месяца, а Маша во вторую и четвёртую.

Три года назад по трагической случайности не стало их отца с матерью, и бабушка осталась единственным родным человеком для брата с сестрой. Были, конечно, тёти и дядя. Но со стороны отца. И для них эта пожилая женщина была чужой.

Впрочем, Александра Григорьевна сама отлично справлялась по хозяйству в свои восемьдесят два и особого ухода и заботы не требовала. Но такой график посещений бабушки был установлен ещё родителями, очень давно, и дети его придерживались до сих пор: помогали с уборкой, закупали продукты в магазинах, лекарства и сопровождали бабушку в этот день по делам.

— В больницу нужно, но бабуля ваша ни в какую. Я бы рекомендовала, даже не так, настаиваю. Возраст, сами понимаете, обследовать нужно. По всем признакам сердечная недостаточность. Если отекать начнёт, или одышка увеличится — не медлите, сразу в больницу.

— Да-да, спасибо, учтём, — Мария спешила закрыть за женщиной с чемоданчиком дверь.

— Надо было отправить бабушку в больницу по скорой, — Вова стоял прижавшись спиной к косяку.

— Я никуда не поеду, — донеслось еле слышное из комнаты, где на кровати лежала бабушка.

— Вот видишь, она не поедет, — развела руками сестра.

— Бабуль, врач права, лучше диагностировать и вылечиться, чем довести себя до…

— Ты веришь врачам, Вова? — бабушка говорила еле слышно.

— Сейчас вопрос не веры, а жизни. Маша? — брат думал, что сестра поддержит его, но она подошла к бабушке и перевела разговор.

— Баб, а ты эту квартиру на меня не оформляла?

Бабушка покачала головой.

— Давай завтра вызову нотариуса или кого там, выясню. Надо сделать всё быстро, чтобы меньше вопросов возникало, — совершенно спокойно сказала Мария.

Александра Григорьевна прикрыла глаза.

— Ба, хуже стало? — спросил Владимир.

Она замотала головой.

— Пусть поспит, что ты к ней лезешь. Пошли на кухню, — позвала сестра.

— Я с ней посижу, кота покорми. Маш, слышишь?

— Слышу я. Сиди тогда, я домой.

Мария ушла домой, а Владимир остался. Он не заметил, как уснул тут же, сидя у кровати бабушки.

Александра Григорьевна проснулась под утро. Очень хотелось пить, но будить внука она не решалась, его голова лежала у неё на руке. Кот устроился с другой стороны, под сердцем, но не спал, лежал прищурившись. Бабушка не удержалась и глубоко вздохнула. Кот приоткрыл глаза, а внук проснулся.

— Плохо?

— Пить хочу, не будила тебя.

— Ба, ну что ты, я же для этого остался, — он приподнял её, чтобы дать воды и взял стакан.

— Спасибо, мой хороший. Ты не волнуйся, что квартира Маше отойдёт, тебе кофта моя достанется. Понимаю, что неравное наследство, но Маша сама так решила.

 

Вова улыбнулся.

— Кофта, так кофта, — повторил он и взял её руку в свою.

Днём приехала Мария с высоким худым мужчиной. В руках у него была кожаная папка. Володя хотел выйти из комнаты, но бабушка попросила остаться. Когда с документами на квартиру закончили, бабушка попросила ещё об одном.

— Кофту, что висит у меня в шкафу, Вова достань, такая тёплая с вышитыми цветами.

Внук открыл шкаф и достал тёплую кофту бабушки.

— Да, вот эту. Прошу внести в документ. Пусть в другой. Это от меня Вове. Моему внуку.

Мужчина посмотрел на кофту, на юношу, державшему эту кофту, потом на Марию и кивнул.

— Сделаем.

Через два дня бабушке стало хуже. Владимир больше не стал слушать уговоры пожилой женщины и сразу же вызвал скорую помощь, чтобы отправить бабушку в больницу.

— Кофту эту не надо, я её тебе подарила, забыл? — указала Александра Григорьевна внуку, когда тот собирал сумку в больницу.

— Какую положить, может зелёную? — спросил внук.

— Я оттуда не вернусь, Вова, я сестру свою видела во сне месяц назад, она зовёт к себе. Не горюй, нам с ней там хорошо будет.

Бабушки не стало через две недели.

***

— Это даже хорошо. Наконец-то можно будет без оглядки пригласить мужчину к себе, может, замуж, наконец, выйду, — произнесла вслух Мария, допивая свой кофе перед работой. — А то ты всё время дома.

— Ну прости, что не подрабатываю ночами в кафешке или не разгружаю вагоны, мне и за компом хорошо работается. И знаешь, Маш, мужчина должен к себе приглашать женщину, на свою территорию так сказать.

— Ой, много ты знаешь, приглашальщик. Сам, смотрю, радуешься, что я съеду. Узнаю, что водишь домой ша…

— Сама не лучше, — уколол брат.

— Молчи! — Маша даже подскочила со стула.

Градус напряжённости между братом и сестрой всегда был, ещё с детства, теперь он просто вышел на новый уровень.

В университет Володе было ближе добираться из собственной квартиры. А Маше из квартиры бабушки до работы было идти всего две остановки.

Володя тоже встал, убрал тарелку в раковину и ушёл в свою комнату. Маша крикнула вслед:

— Не забудь помыть за собой.

Брат даже не ответил.

Маша позвонила ему после обеда как раз в тот момент, когда закончились пары в университете.

— Там в бабушкиной квартире потоп. Что-то случилось, соседи звонили с квартиры под нами.

— Разбирайся, — спокойно ответил Вова, — это же твоя квартира.

— Я не могу уехать с работы, у меня совещание через пять минут, важное. В управляющей компании сказали, что отключат стояк, а сантехника нужно вызвать, штатный на вызове.

— Ладно, — согласился Владимир.

Ключ от бабушкиной квартиры так и лежал у него в рюкзаке.

— Фу, — Вова открыл дверь и зажал нос.

 

На кухне стоял кошачий лоток, который никто не убирал. Кот лежал в комнате, на бабушкиной кровати, на той самой кофте, что она завещала Вове. При виде мужчины он только и смог чуть-чуть приоткрыть глаза.

Вова огляделся, открыл дверь в ванную комнату и понял, что протекает здесь: на полу была лужа. Он на всякий случай перекрыл кран и прошёл на кухню. Пакетик с кошачьим кормом стоял на привычном месте в верхнем шкафчике.

Кот понюхал еду на блюдце, но не притронулся, не дотянулся. Вова поставил тарелку прямо под его головой, приоткрыл ему пасть и положил маленький кусочек. Кот проглотил его.

«Отлично», — сказал Владимир и ушёл на кухню за водой и убрать лоток.

Убедившись, что кот немного поел, Владимир приступил к починке крана. Потом позвонил в управляющую компанию и только с пятого раза дозвонился до сестры.

— Маша, ты обещала пристроить кота.

— Я? — вдруг отчётливо услышал он в трубке голос с ноткой удивления.

— Да, ты сказала, что пристроишь кота. Мы обсуждали с тобой эту тему. Мне ты не разрешила его взять к нам. Он здесь сидел без еды почти две недели.

— Да, я вспомнила.

— Вспомнила она. Я привезу кота к нам домой и это не обсуждается. Кран починил.

— Я поняла, — ответила сестра, положив трубку и даже не поблагодарив.

— Собирайся, Васька, поедешь жить ко мне, — потёр руки Володя, решая куда посадить кота на время перевозки.

Когтями кот зацепился за кофту, ту самую, что бабушка подарила внуку.

— Ну вот и моё наследство, как в сказке. Помнишь, Василий, сказка была о братьях, одному из которых достался кот. Только мне с кофтой, а не в сапогах, — рассмеялся Вова.

Три недели прошло после того, как не стало бабушки, а как будто ничего не изменилось. Вещи лежали и стояли на тех же местах. Мария планировала сделать косметический ремонт перед тем, как переехать, но таких денег у неё не было.

Володя с грустью вздохнул. Бабушки ему не хватало. Он нашёл в шкафу широкую сумку, затягивающуюся на шнурок сверху, положил на дно бабушкину кофту, на неё кота, чуть затянул шнурок, закрыл квартиру и поехал домой.

Весь следующий день кот ел. Он не отходил от своей миски, которую купил Володя, ел и ел.

— Смотри мне, Василий, лоток там, — показывал мужчина на ёмкость в коридоре, посмеиваясь. Кот кивал, словно отвечая, что понял.

Бабушкину сумку Владимир убрал в шкаф, вытащив из неё кофту. Он встряхнул её несколько раз над ванной, и что-то звонкое коснулось чугунного борта, но не пуговицы. Вова подумал, что что-то лежит в кармане. Сунул руку в один, во второй. Ничего. Вывернул кофту на левую сторону и заметил пришитый из той же ткани большой кусок с тетрадный лист. Сразу разглядеть его было невозможно. Только знать. Под тканью явно что-то лежало. Край не поддавался, распороть было сложно. Под рыхлой тканью был ещё один плотный хлопчатобумажный карман, разделённый на несколько отделов. С ним тоже пришлось повозиться. Но уже было понятно, что там лежало.

— Юрка, привет. Отец дома? Отлично, я зайду к нему минут на пять.

У друга Володи Юрия отец работал в ювелирной компании, чинил по гарантии изделия, а в субботу и воскресенье — в ломбарде на соседней улице.

Отец Юры долго рассматривал разложенные перед ним предметы: ожерелье, несколько колец с крупными и не очень камнями, серьги, цепочки.

 

— Где взял? — спросил отец друга и посмотрел на Владимира.

— Бабушка завещала.

— Если найти покупателя, а на пару вещиц я тебе обещаю отличных клиентов, то …

— Машину себе купишь старенькую, — вмешался Юрка, толкнув друга в бок.

Отец посмотрел на сына серьёзно и тот замолчал.

— И машину, и квартиру. А вот это колечко оставь, пусть в память о бабушке будет, потом жене подаришь или дочери. Оно не дорогое, более позднего периода, но красивое и качественное, сейчас так не делают.

— Как квартиру и машину, тут же?

— Вот если бы не я, и не узнал бы ты, что бабушка тебя любила. Нда. Ожерелье прекрасное, сохранилось отлично. Спрячь всё очень надёжно. Я сообщу тебе, когда найду покупателей, никому не показывай больше и молчите, оба, слышали?

Парни кивнули.

Вечером Володя никак не мог уснуть. Васька пришёл к нему на кровать и лёг рядом.

Для Вовы это было странным, из домашних животных в доме кроме рыбок никого никогда не держали, у матери была аллергия на шерсть.

Володя подвинулся, кот встал и хотел уйти, но мужчина протянул руку и погладил Василия.

— Спи, кот с кофтой, — рассмеялся Владимир и выключил свет.

Сысойкина Наталья

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:68 | 0,354sec