Тут прислуги нет

-А ты не боишься вот так сразу на мужика наседать? Спугнешь ведь, сбежит от тебя.

-В смысле, спугнешь?

— Ну, вы ведь только только жить вместе стали, а ты его так загружаешь своими порядками и работой по дому. Мы с Игорьком уже почти год вместе, и то я его сильно не напрягаю.

— Ах, вот ты о чем… Знаешь, сбежит- туда ему и дорога. Мне пугливые слабаки не нужны.

 

-Оль, так- то ты не девочка уже, года идут, мы не молодеем. Да и плечо надёжное рядом хочется. Ты пойми, я ведь добра тебе желаю, потому и говорю, как есть. У мужчин ведь ум по другому устроен, не так, как у нас. Психология, и всё такое. Вот ты Мишку сейчас делами загрузила, обозначила фронт работы, свои порядки, ему и отдохнуть некогда. Тем более, дом- то для него чужой, вроде как не для себя делает! Ты думаешь, что надолго его хватит? Ты же женщина, должна быть хитрее, мудрее. Неужели трудно посуду за него помыть, или вещи в стирку собрать?

— Ну ты, психолог доморощенный! Я у тебя консультацию заказывала? Нет? Вот и не лезь! Мама к порядку не приучила- значит я приучу.

— Ну что ты обижаешься?

— Да какие обиды, Валь? Тебя слушать смешно. Сама же говоришь про надёжное плечо, и сама же переживаешь, что мужик от работы сбежит! Какой же он тогда надёжный, если домашних дел испугается? Не для себя делает? Так живёт то он тут.

— Ну не знаю. Мы с Игорем когда встречаться стали, он сразу сказал, что в чужом доме ничего делать не будет. Нет, он мне помогает, но вот так, как ты я бы не смогла.

— Разницу чуешь? Вы встречаетесь, а Мишка жить ко мне переехал. Он. Ко мне. От мамы. В мой дом, на всё готовое. С одним пакетом вещей. С алиментами и долгами по кредиту. Зачем же он мне нужен, такой золотой, если денег от него не много, так ещё и помощи от не будет? Свина взрослого в квартире поселить, и ухаживать за ним? Ну уж нет! Лучше тогда одной. А смысл жить с мужиком, и работу всю самой делать?

— Ты всё Похожего на Вовку ищешь? Не найдешь, Оля, и Миша сбежит, спугнешь ты его.

***

Оля с Мишей практически и не встречалась. Так, пара встреч, и Миша плавно перекочевал к Оле вместе со своими пожитками, которые уместились в одном пакете.

А ведь Оля Мишу предупреждала, спрашивала, хорошо ли он подумал?

А что тут думать? Он- взрослый мужчина, разведён, она- взрослая женщина, вдова. Симпатия есть. Оба свободны. Дети? Ну да, Мишины дочки живут с бывшей женой, а Олины сыновья с ней, Олей. Так и жильё у Оли своё, а он, Миша, с мамой жил. Он и не думал особо, как то всё само по себе получилось. Встретились пару раз, в кафе сходили, потом Оля вскользь сказала, что качель нужно сварить , мол сварщик нужен. А он, Мишка, на все руки мастер, хороший сварщик, сам писанулся, мол я умею, сделаю.

С этой качели и начались отношения.

Дети Олины у бабушки, Миша потрудился на славу, как приехал после работы, так и закончил после полуночи. Оля тоже не стояла сложа руки. Там придержи, тут подай. Хорошая качель получилась. От денег Миша отказался, мол ничего не надо, только ужином накорми.

Ну, где ужин, там и ночлег, взрослые же люди, что уж там.

А вскоре и жить вместе стали.

Оля сразу сказала, мол не терплю слабых мужиков, нытиков, грязнуль и лоботрясов. Ты ко мне в дом идешь, так будь добр, живём по моим правилам.

Не мусорим, а если случилось- быстро убираем за собой, тут прислуги нет.

Поел- помыл, тут прислуги нет.

Грязные вещи строго в корзину, или всё окажется на улице, тут прислуги нет, и акция с носками не действует.

Освободился раньше, чем я- начинай готовить ужин.

Зарплата в общую кучу, а вот то, что заработал помимо зарплаты- твоё, личное.

Было ещё несколько пунктиков, но Миша только усмехнулся, мол плавали, знаем, и не таких укрощали, да обламывали. Это с виду строгая да неприступная, а на деле шутка- ли, почти 4 года без мужика!

 

Несмотря на отсутствие мужчины в доме порядок у Оли был во всём. И в доме, и на территории. Травка аккуратно скошена, деревья побелены, грядки чистые, одна к одной, картошки не много, но тоже чистая. Забор опять же ровненький, не покосившийся. Начало лета, а в сарае уже уголь лежит, и дрова в красивой поленнице.

Миша даже удивился- и кто это у тебя всё делает?

— Что можем, сами с мальчишками делаем, с чем сами не справляемся- нанимаем.

— Ну ничего мол, теперь я у тебя есть, буду помогать.

Первые маленькие недоразумения начались с банальной посуды. Миша поел, по привычке отодвинул тарелку, и вышел из-за стола. Оля промолчала, а уже в следующий приём пищи Миша со психом отодвинул грязную тарелку с супом:

-Оля, ты совсем что-ли? Почему тарелка грязная?

— Потому что ты её не помыл. Прислуги нет. У меня дети за собой посуду моют, а ты, взрослый мужчина, переломишься?

С носками у кровати Оля тоже боролась молча. Не убрал в корзину- ищи на улице. Правда, Миша спохватился только тогда, когда чистые носки закончились.

Миша порывался было обидеться, показать характер, и уйти, но Оля загородила проход, и сказала, что если уходит, то сразу, насовсем, с вещами. И носки мол грязные забери. Или жить по человечески, или не жить совсем.

Насовсем Миша уходить не захотел. И Оля ему нравилась, и домик, чистый, ухоженный, тоже нравился.

Злись, не злись, а рефлекс быстро выработался. И с посудой, и с носками. И оказалось, что не так это и сложно. Если и забывался иногда, то одного взгляда Ольги хватало.

Нет, Миша не плохой, не слабый и не ленивый. Он просто привык жить по другому. Сначала мама за ним убирала, мыла, стирала, потом жена, а потом опять мама. Ему и в голову не приходило, что можно жить по другому.

Впрочем, и Ольга привыкла жить по другому. Только у них с Мишей это другое было разное.

У Ольги в семье с детства было принято мыть за собой посуду, стирать и убирать. Мама как то сразу обозначила, что это дом, общий дом, живут они все вместе, значит и убирает каждый сам за собой. И друг другу во всём помогать нужно. Это не сложно, и очень упрощает жизнь.

Вовка, покойный муж Ольги, как то сразу зауважал Ольгу, и согласился со всеми её пунктиками. Действительно, они семья, и должны ценить друг друга. Не дело это, когда один ужин готовит, а второй на диване лежит.

Хорошо они жили, только не долго. Всего 10 счастливых лет и было. И в доме вместе делали, и на улице. Вовка углярку мастерит- Оля рядом, придержать, подать, помочь. Вовка картошку полет, Оля на грядках сидит, травку щиплет. Оля ужин готовит- Вовка тут, как тут, помогает. Не привыкла Оля по другому. И бабушка с дедом так жили, и мама с папой, и они с Вовкой. Она думала, что это навсегда, да только жизнь по другому сложилась. 33 года Вовке было, когда оставил он свою семью. Немного до дома не дошёл, тромб, будь он неладен.

Ни на кого смотреть не могла Оля. Все не то и всё не так. А тут Миша… И соседка добрая, жалостливая, мол напугаешь мужика, сбежит от тебя.

А от чего сбегать? От быта? От тарелок грязных? От носков? От травы, которую вовремя косить нужно? Или от картошки, которую для себя сажают? На работе устал? Так все устают. Поел, передохнул, и вперёд, траву косить, картошку полоть. Ничего сверхъестественного, обычная работа по дому.

Нет, не боится Оля. Или такой, как Вовка, с которым и работа любая вместе, и отдых, или вообще никакого не надо.

 

Сбежит- держать не станет. Она не Валя, которая с Игорька пылинки сдувает. А ему что? Ему удобно. Почти год встречаются, а он ради неё палец о палец не ударил. Ни траву скосить, ни дрова нарубить. Зато на обед и ужин как на работу, а она и рада стараться, разносолы готовит.

Уже второй год пошёл, не сбежал Миша. Наоборот, обжился, уже хозяйским взглядом на дом смотрит, мол в ноябре кредит закончится, за зиму деньжат накопим, баню новую поставим.

И посуду без напоминаний моет, и даже машинку научился сам запускать. И триммер заводит без напоминаний. Хороший оказался мужчина, легко обучаемый. Не нытик, не лоботряс, не грязнуля.

Свекровь правда каждый раз за сердце хватается, когда видит, что сын после обеда тарелку моет. Сроду же такого не было! Даже когда в гости она уезжала, по приезду её ждала полная раковина посуды.

Ворчит Мишина мама на Ольгу, мол нельзя так с мужиками, они слабенькие, почти вымирающий вид.

Миша на мать смотрит возмущённо, мол что я, маленький? Руки есть, помою, мне не трудно.

А Игорек- то от Вали сбежал, видать мало его холила да лелеяла, берегла да обихаживала. Говорят, женился, так жена мол его в ежовых рукавицах держит, почти в чёрном теле.

Язва Алтайская.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,370sec