А счастье-то дома

Как-то возвращаясь из города домой в деревню, Игнат шел на автовокзал и обратил внимание на симпатичную женщину с тяжелой сумкой. По доброте душевной помог ей донести до автобуса.

— Здравствуйте, не могу смотреть, когда симпатичная женщина тащит тяжести, давайте-ка помогу.

А она даже и не сопротивлялась. Оказалось, что им на один автобус. Познакомились, её звали Люба, разговорились. Она спрашивала Игната, откуда он, что, да как.

 

— В деревне живу в Семеновке, — рассказывал он, — жена и сын есть, уж скоро шестнадцать лет ему.

— А я здесь живу в городе, у меня квартира из двух комнат, работаю на почте, давно в разводе и дочь взрослая, живет отдельно.

— Понятно, — проговорил Игнат, — а куда путь держите?

— К родственникам, тоже в деревню, в Сергинцы.

— А, ну знаю эту деревню, проезжаю её на автобусе, да и был там в гостях пару раз, а мне дальше, Семеновка в десяти километрах от той деревни.

Разговаривали о многом, Люба даже свой адрес дала Игнату перед выходом на своей остановке, уже даже перешли на «ты».

— Ну до свидания, Игнат, будешь в городе, заходи, всегда буду рада.

Они распрощались, Игнат помог сумку из автобуса вынести и поехал дальше. Оставила какой-то неизгладимый след в душе эта очень приятная и симпатичная Люба. Думал:

— Ладно, приеду домой, все забудется, дела и работа, жена, семья.

Работал Игнат трактористом у Прохора, деревенского фермера. Зарплата была не велика, но в деревне с работой сложно. Трактор старый, часто ломался, Игнат сам его и ремонтировал, покупал запчасти в городе, правда деньги давал хозяин.

В очередной раз поехал Игнат за запчастями в район и решил по пути навестить Любу, всплыла она в памяти, когда ехал в город. Купив пару запчастей, нашел почту, она рассказывала, что почти рядом с её домом, адрес у него был. Когда Люба увидела Игната, глазам своим не поверила, очень обрадовалась, тут же отпросилась и пришли к ней домой.

Угостила она Игната вином, накормила, обласкала и ушел он на последний рейс автобуса. С тех пор так и пошло, ездил в город по делам, навещал Любашу. Встречи эти конечно его беспокоили, все-таки дома жена, а он тут… понимал, что поступает неправильно.

Вера, его жена хоть и деревенская и работает дояркой на ферме, но ничуть не хуже Любаши, тоже симпатичная и добрая. А Люба каждый раз его уговаривала:

— Игнатушка, переезжай ко мне в город. Ну что ты там в деревне, что тебя держит в той глуши?

Игнат конечно и не думал всерьез все бросить и уехать в город. Встречи с Любой он воспринимал, как некие развлечения, его вполне устраивала такая жизнь. А жизнь иногда подбрасывает сюрпризы, так случилось и с Игнатом.

Трактор, на котором он работал, часто выходил из строя и купил Прохор новый. Игнат думал, что он посадит его на новый, но нет, устроил к себе своего родственника, сына сестры, а Игнат так и остался со старым и очень ему стало обидно. Ведь он уже много лет работал у Прохора. Крепко разругался с фермером, хлопнул дверью и ушел от него, а тот его не удерживал и уволил. И тут же нашелся другой тракторист. Так Игнат остался без работы. Вера его пилила:

— Зачем ты поругался с Прохором? Ну и работал бы дальше на старом тракторе, и домой мог кое-что привезти, техника под рукой, то сена, то дров, все бесплатно.

Игнат думал, что быстро найдет работу, но не тут-то было. Жена пилила каждый день:

— Ты лентяй, лежишь весь день, я одна тяну семью, когда у других мужья зарабатывают деньги.

Так прошел почти месяц, а Игнат все без работы, жена скандалит. На ферму скотником идти не хотел, хоть и предлагала жена. После очередной ругани лопнуло терпение Игната.

— Что делаю тут в глухой деревне, права была Любаша, даже нормальной работы нет, — думал он. – Жена не ценит, обзывает лентяем. А я еще не старый, руки-ноги на месте, ничего, выкручусь.

 

Поскандалил с женой, высказал все, что о ней думал, собрал вещи в сумку и уехал в город. Уехал в суматошный город от обиды и скандалов. Любаша приняла Игната с распростертыми объятиями, от счастья летала, как на крыльях. Кормила его вкусными блюдами, наливала вина, крутилась возле него. Ходили гулять в парк, в кино, по магазинам.

Дней десять отдыхал он у неё, а потом надоело и решил искать работу, но Люба уже позаботилась. Нашла ему место охранника.

— Игнатушка, тут неподалеку от дома есть супермаркет, у меня там знакомая директриса, она согласна тебя взять охранником. Работа не трудная, зарплата хорошая, нужно сходить на собеседование.

В тот же день Игната приняли на работу, назначили смену, когда выходить. Работа действительно оказалась не сложной, Игнат сидел в мягком кресле и смотрел в монитор, ну иногда выходил и поверял территорию.

Привык понемногу Игнат к такой жизни и работе. Прошла зима, наступила весна и странное дело, начал он вдруг все чаще вспоминать деревню. Как-то лежал он на диване после ночной смены, Люба была на работе, а он услышал песню: «Но всё так же ночью снится мне деревня, отпустить меня не хочет Родина моя…»

И такая тоска взяла его по своей деревне, по зеленым улицам, чистому воздуху. Переживал, как там Вера одна справляется с хозяйством, правда сын помогает, но он скоро окончит школу и уедет в город поступать, а там может и совсем останется в городе.

— А моей Верке наверное, приходится тяжело. Это сколько ж сил ей надо, рано утром встать бежать на ферму, работать целый день, а потом еще дома за своей скотиной ухаживать. Сыну тоже наверное тяжело, нужно накормить скотину, они все есть просят, сена достать из-под крыши сарая, ведь ему надо помогать матери. А кто поможет? Отец сбежал в город, — думал он.

Когда думал о своих, даже сердце закололо. И жену жаль, и сына.

— Я даже не успел отремонтировать крышу сарая, все откладывал, небось уж протекает, весна, снег тает. И зачем только я поругался с Прохором, работал бы себе на тракторе, все равно на запчасти он давал деньги. А то, что посадил на новый трактор своего родственника, так на его месте каждый бы так сделал. Можно конечно было и дальше работать, так нет взбрыкнул. И что теперь?

Песня о деревне никак не выходила из ума, он даже начал эти строчки напевать: «Но все так же ночью снится мне деревня…». Уже даже улыбчивая и ласковая Любаша теперь не казалась ему такой красивой, даже нарастало раздражение:

— Ну как можно постоянно улыбаться, как … И губы зачем-то красит ярко-красной помадой, и одевается в яркую одежду и юбка слишком короткая, полные её ноги некрасиво выглядывают из-под неё. И полновата, а моя Вера да сих пор стройная, красивая, скромная.

В один прекрасный момент, позавтракав, Игнат стал собирать сумку. Люба со страхом смотрела на него:

— Игнатушка, а ты куда собрался? – спросила она.

— Домой в деревню, не могу я больше здесь в городе, все снится мне деревня, не отпускает, прости, Люба, — твердо сказал, взял сумку и вышел из квартиры.

Всю дорогу, глядя в окно автобуса, переживал.

— Как мне просить прощения у Веры, пустит ли она меня в дом. Ведь я бросил их и сбежал, я предатель, каких свет не видывал. Так поступил – бросил своих родных и любимых. Если Вера меня не пустит в дом, буду жить в сарае, помогать и работать скотником на ферме. Лишь бы только рядом с моими родными. Лишь бы они меня простили и приняли. Господи, ну зачем я уехал в город. Здесь моя малая родина, здесь мой дом, здесь мои близкие, подъезжая все ближе к деревне, думал Игнат. – Не могу я жить вдали от своей деревни и семьи.

 

Подошел к своему родному дому, вошел во двор, никого нет, дом на замке. Решил, что в дом сам не войдет, вначале попросить прощения и разрешения у жены. Поставил сумку с вещами на крыльцо, пошел в сарай, оглядел все хозяйским взглядом:

— Надо же, порядок везде, как и при мне было. Справляются они без меня. Молодцы. А вдруг я им уже не нужен?

Он сидел на крыльце, когда пришла Вера, взглянула на него, сказав:

— Привет, и что тебя обратно привело?

Пригласила она его в дом, разговор с женой был долгий и трудный. Много было пролито слез, плакали оба. Игнат клялся в любви и рассказывал, как он скучал по ним. Просил прощения у жены:

— Вер, ну если ты не сможешь меня простить, я поживу у матери, но все равно буду приходить сюда и вымаливать у тебя прощение. Прости, а. Больше я никогда себе такого не позволю. Я все понял, мне без вас не жить.

Вера молчала, но потом успокоившись, сказала:

— Ну как хочешь, у сына еще придется просить прощение, скоро он придет. Ему трудно было, вся мужская работа на его плечах.

— Конечно, Вер, конечно.

Сын, увидев отца в доме, обрадовался, бросился к нему:

— Привет, па, ты как насовсем или нет?

— Если ты меня простишь, то насовсем, — говорил отец.

— Ну это нужно у мамы спрашивать, я-то простил, а она?

— Мама тоже простила, сынок.

— Ну тогда живем дальше, я скоро поеду в колледж поступать.

Так и наладилась жизнь Игната. Прохор обратно взял его на работу и даже посадил на новый трактор, его родственник собрался уезжать в город. Счастье и спокойствие вновь охватило Игната.

— Как же хорошо дома. Как хорошо рядом с Верой, моей родной женой.

Не выходила песня у него из головы и часто напевал он её, сидя за рулем трактора:

«Здесь горячим хлебом пахнет в доме нашем, и бежит куда-то под горой река, и дорогу гуси переходят важно, и в овраге шмель мохнатый пьёт росу с цветка…»

И живет теперь Игнат своей жизнью, какой она была и раньше, корил себя, что не понимал раньше — счастье-то дома.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,456sec