Неуёмная старуха

Зоя Ивановна проживала одна. Сын Михаил с невесткой и её внуком поблизости.

У Зои Ивановны была трёшка. А Михаил после свадьбы переехал к жене в двушку. Мать уговаривала их жить вместе, места хватит. А квартиру Лены можно сдавать. Но Лена из своей квартиры съезжать не хотела. Да и Михаилу надоела постоянная опека матери.

 

Когда родился малыш, Зоя Ивановна снова предложила съехаться. Ведь молодой маме нужна помощь. Да и невестка на работу могла бы пораньше выйти. Сидит на шее мужа.

— Вот же неблагодарные. Я им дело предлагаю, а они нос воротят.

Зою Ивановну почему-то не слушает даже сын.

А причина есть.🔽 Михаил помнит, как его старший брат Павел привёл в дом свою жену.

Жить им было негде. Жена сирота. В деревне у неё был дом от родителей, но он требовал капитального ремонта. Мать выделила для молодых самую большую комнату. Она считала, что сделала всё очень хорошо. Самая большая комната. А комната проходная. Мать, что бы попасть к себе всегда проходила через неё. Миша тогда жил в отдельной, самой маленькой комнатке. Тогда Мише было только 10 лет и всего он ещё не понимал. Понял позже, когда сам собрался жениться. Ночами часто были скандалы.

То мать пошла не вовремя в туалет или на кухню и застала молодых в интересных позах. То они ей мешают скрипом дивана. То бельё раскидано. То свет долго горит, то телевизор работает. Спать долго в выходные тоже было нельзя. Весь диван пролежали. Идите на выставку, в кино, в музей, гулять, но только не дома.

На кухне была вообще отдельная история. Миша очень любил блины, которые пекла жена его брата. Тонкие, румяные, масляные. Как-то Миша сказал, что у матери блины не такие вкусные. Больше она невестку к плите не подпускала. «Загадите всё у меня.»

Невестка тогда снова уговаривала мужа съехать на съёмное жильё, но он не обращал внимания на её слова. Ему было хорошо у мамы, привычно, и жена значит должна привыкнуть.

Но она не привыкла. После очередного скандала свекрови стала собирать вещи. Тогда она была уже на седьмом месяце беременности.

— Пошла она. Фифа. Тебя никто не гонит. Живи. А если уйдёшь, то мы отберём у тебя ребёнка. Кем ты его можешь воспитать? Нищим. – орала свекровь, пока та собирала вещи.

— Мама, это мой ребёнок. У меня его никто не заберёт. Я ухожу с женой, – заорал вдруг Павел.

Обычно его было почти не слышно, всегда скандалила только мать. Зоя Ивановна, услышав это, принялась уговаривать сына и невестку остаться. Но они ушли.

Хорошо, что было лето. Уехали в деревню. Павел быстро уладил дела с работой. Ему пошли навстречу и отпустили сразу. В деревне работа для него тоже нашлась. За лето отремонтировали дом, помогли соседи.

 

А мать так ни разу и не была у них. Невестка поставила условие, что бы Павел ей даже адрес не говорил.

Миша часто у них бывал. Сначала мать его отпускала с Павлом, в надежде выведать адрес. Но Миша молчал. А потом он сам стал часто ездить к брату. Деревня была рядом с городом.

С внуком Зоя Ивановна общалась. Павел брал его с собой, когда навещал мать.

Однажды Зоя всё-таки появилась на пороге дома. Оказывается она выследила сына. Попросила соседа. Когда сын уезжал от матери в очередной раз она с соседом поехала за ним.

Сосед тогда назвал её «неуёмная старуха». Она обиделась, но виду не подала. Ей же нужно было знать, где живёт сын. Соседу нужны были деньги, иначе бы он её не повёз. А заплатила она хорошо. Так сказать обоюдная выгода.

Никто не ожидал её увидеть.

— Мама? Ты за мной следила?

— Я должна знать как живёт мой сын, отойди, – она бесцеремонно оттолкнула его в сторону и прошла в дом.

— Здравствуйте, Зоя Ивановна. Раздевайтесь, проходите.

Зоя опешила. Раздеваться она не собиралась, её ждал сосед в машине.

— Нет. Я так посмотрю всё.

— Обувь снимите. Вот тапочки. – спокойно сказала невестка.

— Не барыня. Помоешь пол. Да и деревня у вас.

Невестка встала у неё на пути.

— Это наш дом и наши правила. В уличной обуви мы не ходим.

— Ты слышал, Павел, как твоя жена со мной разговаривает?

— Мама, она нормально разговаривает. Если хочешь посмотреть – смотри, но обувь сними. И пальто тоже. Я тебе помогу. Ты же у себя по квартире в сапогах не ходишь. Сейчас чай будем пить с пирогами.

В доме и правда вкусно пахло пирогами.

— И ты туда же!

— Мама, перестань искать повод для ругани.

— У вас всегда мать виновата.

Зоя Ивановна хлопнула дверью и ушла.

 

С тех пор она в доме старшего сына не была. Видятся на нейтральной территории. А им и лучше.

Да и Михаилу это было уроком. Если бы тогда Павел не ушёл с женой, а остался с матерью семьи бы у него не было.

Теперь мать пытается лезть в семью младшего, но похоже её старания напрасны. Михаил сможет постоять за семью.

Михаил строит дом недалеко от дома брата. Дача это будет или они будут там жить постоянно, время покажет. Мать знает и высказывает им своё недовольство, но её не слушают. Взрослые люди.

— Вот же неблагодарные. Я им добра желаю, а они нос воротят. Всё по своему делают. – жалуется она соседям.

— Ивановна, у тебя не сыновья, а золото. И жёны у них золотые. И тебе помогают. Чего тебе ещё надо?

— Ничего, – сердито отвечает Зоя Ивановна и уходит.

— Вот же неуёмная старуха. Всю жизнь проворчала. Всю жизнь сердитая ходит. Чего ей надо? – говорили между собой соседки, смотря ей вслед.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,405sec