Богач на паперти

У богатых свои причуды — поспорили как-то два друга-бизнесмена Славик и Николай: можно ли заработать на подаянии от прохожих. Много ли денег дают в день попрошайкам? Есть ли шанс молодому парню получить хоть сотку в день? Вопросов было много.

— Вот окажись я в чужом городе обворованным, — предположил Славик. – У меня украли все – деньги, телефон, карты. Кто еще поможет? Только люди на улице.

 

— Да не вопрос, — ответил Николай. – Идешь прямиком в полицию, там тебе дадут связаться с родными, родственники или друзья как-нибудь деньги отправят, приедут за тобой, вариантов много. Ну кто тебе на улице поверит, что тебе нужны деньги на билет?

— Доверчивых много! А если я сирота, оказался выброшенным на улицу, попал в плохую компанию, решил завязать, но на первое время мне нужны деньги?

— Пожалуйста, есть реабилитационные центры, ночлежки, волонтеры там всякие. Возможностей сейчас много. Никто тебе и копейки не подаст, поверь мне. Даже сотню ты не наскребешь. Будут на тебя орать, мол – иди молодой и здоровый, вагоны разгружай, а не милостыню проси.

— Да нет, ты не прав, народ у нас добрый, за полдня в урожайное время минимум пятисотку точно можно нагрести. Вот давай поспорим?

— За полдня? Пятисотку? Это каким же образом – сам, что ли, нищим станешь? На паперть пойдешь?

— А вот пойду! Давай эксперимент проведем? Сяду я у церкви, напишу какую-нибудь жалостливую табличку и посмотрим, сколько мне подадут. Для чистоты эксперимента — ты проверишь мою одежду, чтобы я там монеты не прятал, а сам рядом на машине встанешь и будешь следить за мной.

— Да у тебя же на роже написано, что ты бизнесмен – упитанный, лощеный, кто тебе поверит, что ты нищий?

— Ничего – до субботы обрасту щетиной, загримируем меня, шапку на глаза натяну. В общем – спорим на штуку баксов?

Так и сделали. Нашли старые вещи, Славик не брился 4 дня, загримировали. Сложнее было с табличкой – что же написать такое жалостливое, чтобы люди поверили. Потом все же написали на куске картона: «Помогите люди добрые, попал в очень трудное положение, не отвернитесь – дайте выжить». Больше ничего не могли придумать.

К девяти утра к храму Славика привез Николай, а сам поставил машину так, чтобы виден был вход в церковь. Славик сел на ступеньках, выставил табличку и взял в руки пластиковый стаканчик. Да, смотрелся он здесь совсем не гармонично. Через несколько минут из церкви вышла какая-то женщина, которая, видимо, работала в храме.

 

— Эй ты, — обратилась она к Славику. – Не сиди здесь, батюшка ругаться будет. Не пугай приход. Милостыню у нас вон там просят.

Женщина указала на ворота – там действительно собрались нищие всех мастей, которые ненавязчиво пристали к прохожим, прося подаяние. Славик пытался пристроиться среди них, но и оттуда его выгнали попрошайки. Пришлось пройти чуть дальше, но там и народу меньше. Николай перегнал машину, чтобы ему было лучше видно друга. Славик видел, как Николай хохочет в машине. Да, шансов было мало.

Проходящий народ изредка бросал монетки в стаканчик, но за три часа накопилось чуть больше сотни. Печально! Славику было стыдно за свой вид и за этот эксперимент – хоть и понятно, что люди не последнее отдавали, но все равно противно за такой обман. И все же – пари есть пари. Ближе к полудню к Славику подошла какая-то пожилая женщина.

— А, вот ты где! – улыбнулась она. – А я тебя ищу. Еще с утра заприметила, как ты на ступеньки усаживался. Вот, я тебе тут принесла бутерброды и чай в термосе. Холодно уже, погрейся. Я здесь всех у ворот знаю, а тебя не видела. Что случилось-то? Видно, что ты парень молодой, но как ты довел себя до такой жизни?

Изумленный Славик принял от женщины стаканчик с чаем и бутерброд.

— Да вот, у вас в городе в плохую компанию попал, — первое, что пришло в голову, соврал Славик. — Пил неделю, а потом меня обворовали, все украли, что было. Надо как-то домой вернуться, на билет собираю. Мне всего-то 400 рублей не хватает, я тут немного насобирал.

— Такой молодой, а уже в неприятностях, — вздохнула женщина. – Сколько тебе? Лет тридцать пять? Вот и Леньке моему сейчас было бы столько же. Только болел он сильно в детстве, врачи его не спасли, хоть и пытались. Я бы никогда не допустила, чтобы он вот тут как ты сидел. Долгожданный был ребенок, мы с мужем очень мечтали о нем и вот – теперь ни Леньки, ни мужа нет. Одна я! Так сколько тебе, говоришь, нужно на билет? 400 рублей? Погоди, сейчас приду.

Женщины не было минут 15, за это время Славику еще подкинули немного монет. Женщина пришла и принесла четыре купюры по сто рублей.

— Вот, возьми, и не стой здесь, не мерзни, а то простудишься. Если билетов не будет, то на ночлег приму, я тут рядом живу, вот в том желтом доме, квартира 15, а зовут меня Надежда Петровна. Можно просто тетя Надя.

 

— Тетя Надя, ну почему же вы такая легковерная? А вдруг я какой-то вор-рецидивист?

— Ну воры воруют, а не на паперти сидят. А воровать у меня и нечего, ничего не нажила. Пенсия маленькая, оплата за ЖКХ и лекарства, немного на еду. Откладываю на карту только, хочу обновить памятники своим родным – вот и все богатство. Иногда помогаю вот таким как ты – кто запутался в жизни, заблудился, а не ради корысти сидят тут, чтобы ничего не делать. Я в людях разбираюсь.

— Тетя Надя, подождите тут, — Славик поднялся, подошел к машине Николая, показал выручку и вернулся к женщине, чтобы отдать деньги. – Спасибо, тетя Надя, не нужно денег.

Славик ссыпал со стаканчика удивленной женщине в ладони всю свою дневную выручку, сел в машину Николая и умчался. Вечером он приехал к тете Наде домой уже в своем привычном виде. Растерянная женщина его сразу не узнала.

— Да это я, тот самый нищий, которому вы сегодня дали 400 рублей! На самом деле это был эксперимент, вы уж простите, мы с другом тут поспорили, он мне проиграл. Но эти деньги ваши – вот тут тысяча долларов по курсу в рублях, возьмите, это для того, чтобы памятники обновить. Не обижайтесь на меня за этот розыгрыш, ладно? Вы не дали мне потерять веру в человечество.

Тетя Надя была настолько растеряна, что сначала не хотела брать деньги – думала, что это какой-то подвох от мошенников. Славик ее сумел убедить, и дал свой номер телефона, чтобы она могла к нему обратиться если нужно. Но она так и не позвонила – видимо, ей ничего не нужно, она сама спасает тех, кому сейчас в жизни туго.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,344sec