Что же ты глупая такая…

Мария Сергеевна с удовольствием преподавала математику в университете, где совсем недавно училась сама. Там же она встретила свою судьбу. Василий Александрович преподавал теоретическую механику на другом факультете, и, наверное, не будь в то время традиции помогать совхозам в сборе урожая, они бы вряд ли познакомилась, и счастливая ячейка общества бы не возникла.

 

Однако Мария и Василий были направлены присматривать за шебутными студентами-первокурсниками, и в минуты, свободные от обязанностей надсмотрщиков, внезапно обнаружили много общего. Осенние деньки ещё баловали теплом, и пара преподавателей в послеобеденное время гуляла на лоне природы. Шутки и мнение окружающих их не интересовали. К тому же и Мария, и Василий были людьми свободными, и не было никаких помех для развития их романа. Кроме, пожалуй, этических норм, которые они, не сговариваясь, придерживались. Они не обнимались, не целовались, но даже случайные прикосновения рук вызывали у Марии настоящую бурю в сердце. Когда-то в старших классах у неё были бестолковые отношения с ровесником, но тогда и десятой доли эмоций девушка не испытывала.

Василия совершенно не смущало, что он старше коллеги на 7 лет. Он понял, что молодая симпатичная Мария в дополнении к этим неоспоримым, но довольно быстро проходящим достоинствам, умна, и влюбился. Ему доставляло удовольствие созерцать девушку, и невероятно радовало, что красавица легко поддерживает разговор, а не бестолково хлопает глазами.

Симпатия, вспыхнувшая в полевых условиях, никуда не исчезла и в городе. Под Новый год влюблённые познакомили своих родителей, и сообщили о желании пожениться. Новость была принята с восторгом.

Только мама невесты волновалась по поводу того, как будут уживаться вместе два педагога.

– Ой, Машенька, не знаю, – наедине сказала женщина дочке. – Семья у Василя просто идеальная. Сразу видно, что интеллигенты и образованные люди. Он сам тоже исключительно положительное впечатление производит, но всё-таки мне боязно. Преподавателям же важно, чтобы окружающие им внимали, а кто из вас будет слушателем?

– Не бойся, мама, – успокаивала Маша. – Мы – разумные люди, и как-нибудь разберёмся.

Отец и мама Василия предложили молодым поселиться в их просторной трёхкомнатной квартире, и Мария легко нашла общий язык с новыми родственниками.

***

Через несколько лет после свадьбы выяснилось, что в семье ожидается пополнение. К Маше все стали относиться ещё трепетнее, чем раньше.

Женщина даже немного притворно возмущалась:

– Вообще-то я не болею, а жду ребёнка!

Период Машиной беременности совпал с непростым этапом в жизни страны, и зарплаты бюджетников быстро «съедались» галопирующими ценами. Машины родители, трудившиеся в конструкторском бюро завода, и вовсе остались без работы. НИИ, где работали свёкор и свекровь, тоже лихорадило. Посоветовавшись со сватами, они вплотную занялись выращиванием овощей на когда-то выделенном им дачном участке. Василий по вечерам вместе с некоторыми коллегами отправлялся «калымить», разгружая вагоны, а Мария читала лекции едва ли не до самого дня родов.

 

Несмотря на трудности, жили дружно, и когда у Марии появлялось свободное время, она слушала классическую музыку, читала книги из обширной домашней библиотеки, начало которой положили предки свекрови. Никто из домашних ни капельки не сомневался, что в семье появится ребёнок с выдающимися умственными способностями.

***

Родившаяся Олечка, однако, не спешила проявлять свою гениальность. Девочка развивалась без отклонений от нормы, но для Марии эта обыкновенность дочери стала одним из самых серьёзных жизненных поражений.

Женщина мечтала о том, что её дочка с лёгкостью освоит буквы и основы счёта ещё до школы. Ещё бы – с такими-то генами! Однако, как ни старалась Маша втолковывать девочке простейшие, на её взрослый взгляд, азы, вундеркинда из Оли никак не получалось. Молодая мама использовала все методики, которые только могла найти. Она и преподносила материал в игровой форме, и старалась быть последовательной и терпеливой, но эта ранняя учёба на пользу не шла никому: ни девочке, ни её «мучительнице».

Олечка замыкалась. Мария нервничала, и едва сдерживала раздражение, когда свекровь и свёкор просили её:

– Машенька, милая, отстань от внучки. Не всем же быть Эйнштейнами! Пусть девочка занимается тем, что ей интересно! Всему своё время! Подожди! Тебе же не приходит в голову тянуть морковку за ботву, надеясь, что она так быстрее вырастет! Вот и Оленьке надо как бы созреть!

Вторил своим родителям и муж:

– Машка, в твоём распоряжении куча студентов-оболтусов – вот их и учи на здоровье! Чего ты к Оле прицепилась? Дай ей детством насладиться! Успеет она ещё всё выучить! Не глупее остальных детей!

Машины родители и вовсе были в восторге от ласковой и трудолюбивой внучки. Оля частенько обитала у них после детского садика. Когда Мария забегала за дочкой, бабушка и дедушка с гордостью наперебой сообщали:

– Олечка-то настоящей помощницей растёт! Полы нам помыла, и даже тесто на блинчики замесила. Мы, конечно, к плите её не пустили, так она в это время крем придумала. В творог положила сахар, размяла клубнику, и такая вкуснота получилась. Мы в судочек часть положили, чтобы свёкры и Вася попробовали. А ещё Олечка рисунок нам нарисовала! Посмотри, как красиво и талантливо!

Мария смотрела на очередной «шедевр», и кисло улыбалась. Конечно, она любила единственную дочку, и старалась сдерживать свои амбиции, но подсознательно чувствовала горечь от несбывшихся ожиданий. Даже вкусные блинчики, фаршированные творожно-фруктовой начинкой, или другая выпечка, на которую у Оли действительно, была лёгкая рука, этот «привкус» исправить не могли.

 

Подумав, что, вероятно, у дочки гуманитарный склад ума, Маша попробовала развивать её таланты, но быстро поняла, что и особенных творческих талантов у девочки нет. В детском садике были малыши гораздо более одарённые, чем Олечка. Например, Танечка из соседнего подъезда, уже в 6 лет сносно играла на фортепиано. Вероничка танцевала в детском ансамбле, которым руководила её мама. Однако, как и склонности к чтению и счёту, у Оли отсутствовала и тяга к музицированию и танцам. Девочка для своих лет неплохо рисовала, но Маша категорически была против того, чтобы дочка пошла по стезе художника.

Оставалось только надеяться, что по мере взросления интеллект Оли как бы проснётся, и она начнёт оправдывать возложенные на неё мамой надежды. Однако девочка ни к чему как будто даже и не думала стремиться.

Мария разочарованно думала: «Да уж, отдохнула природа на дочке. В кого же она такая тупая! Нет у Оли никаких выдающихся способностей, даже обидно». Недовольство дочкой становилось скрывать всё сложнее.

***

В школе Ольга тоже особенными успехами не выделялась. Благодаря усидчивости и прилежанию она стала крепкой «хорошисткой» по всем предметам, но математику, которую обожала Мария, девочке приходилось банально зубрить, но в дневнике иногда проскакивали и тройки.

– Дочка, пойми, – принималась увещевать Олю мама, – математика – это фундаментальная наука! Если в ней не разобраться, то твоим уделом в лучшем случае будет какая-нибудь должность, если так можно сказать, уборщицы или сортировщицы на конвейере. Да тебя даже в магазин продавцом не возьмут!

Классная руководительница, к которой Мария подошла после родительского собрания за советом, как подтянуть дочку по предметам, нисколько не обнадёжила:

– Нельзя сказать, что Оля – неспособная. Знаете, я давно учу детей, и вы, как педагог, наверняка меня поймёте. Она умная и добрая девочка, воспитанная и вежливая. К её поведению у меня никаких вопросов нет. Равно как и к прилежанию. Оля старается, и это заметно. Она внимательно слушает на уроке. Не отвлекается. Видно, что и дома прилежно занимается. Заметно, что у вас в семье всё благополучно, и у девочки очень правильная картина мира сложилась. Понимаете, сейчас такое время, что многие мечтают зарабатывать деньги как угодно, лишь бы не работать, но Оля – совершенно не такая. Она умненькая, но по-своему. В практическом плане. Я вот к чему веду. Наверное, ей стоит всерьёз задуматься о правильной, а не для галочки, профориентации, и уйти из школы после окончания 9 класса. Конечно, при своём упорстве Оля вытянет учёбу и в старших классах, но зачем мучить человека? Выше головы прыгнуть сложно. Тем более что сейчас это ЕГЭ дурацкое ввели, и неизвестно, какие баллы она получит, и куда с ними сможет поступить. В общем, надеюсь, вы меня услышали.

Мария была в шоке, но нашла в себе силы вежливо попрощаться:

– Благодарю, Валентина Михайловна, за уделённое время и совет. Всего доброго.

Хотя женщина пыталась не злиться, у неё это удалось не слишком хорошо.

***

 

После того, как Мария вернулась домой после родительского собрания, она сообщила всем в присутствии Оли:

– Дожили! Это же позор! Валентина Михайловна посоветовала нашей Олечке после 9 класса из школы уйти. Сказала, что она у нас умненькая в практическом плане, и что ей просто надо выбрать правильную профессию!

Оля спокойно ответила:

– Да, мы с Валентиной Михайловной про это уже разговаривали. Она мне посоветовала прислушаться к себе, и заниматься тем, к чему лежит душа. Мне кажется, это правильно, потому что про учёбу дальше и думать страшно!

Мария пыталась возразить:

– Ну, а кем ты можешь стать без высшего образования? На серьёзную должность точно не возьмут! В общем, мне кажется, что хотя бы платно, но в университете выучиться надо!

Неожиданно в пылкую речь жены вмешался Василий:

– Маша, не надо преувеличивать значение высшего образования! Мне кажется, даже лучше получить среднее специальное образование, и работать там, где нравится, а не мучить себя учёбой. В самом деле, если вдруг «вышка» понадобится, так можно и заочно её получить. Так что не накручивай себя!

Не нашли поддержки амбициозная женщина ни у свекрови со свёкром, ни у своих родителей. Отец Марии так прямо и сказал:

– Вообще-то, мало кому из нас диплом института помог. К тому же, зачем над Олей издеваться? Читать, считать она умеет не хуже других, а если будет заниматься любимым делом, проку будет куда больше, чем от протирания юбок за партой.

Скрепя сердце, Мария не стала заставлять дочку учиться в 10 и 11 классе, а потом поступать в университет.

Оля подала документы в колледж, и с удовольствием стала изучать премудрости профессии кондитера. Девушка словно оказалась в своей стихии, и неожиданно поняла: насколько приятно учиться тому, что действительно интересно. Привычка внимательно воспринимать материал помогла Оле стать одной из лучших на курсе. Прилежная аккуратная студентка понравилась строгой преподавательнице, которая посоветовала:

– Ольга, у тебя явный талант, и я искренне желаю, чтобы ты его не потратила зря. В работе по найму, конечно, есть свои прелести, но задерживаться на всю жизнь в какой-то столовой или даже в ресторане на должности повара не надо бы. Для опыта лишним не будет, но ты подумай всё-таки над своим делом. Это, разумеется, труднее, но зато – интереснее. Самое главное – не выгореть, не утратить этот блеск в глазах.

 

Оля прислушалась к мнению преподавателя, и, после окончания колледжа, недолго поработав в кафе, уволилась.

Домашние поддержали девушку. Даже Мария, успевшая смириться с выбором дочери, была не против, когда Оля стала печь на дому. Красивые вкусные пряники и другую продукцию девушка успешно продавала в социальных сетях, а потом задумалась над созданием серьёзной кулинарии.

Пусть было не очень просто, но у Ольги всё получилось. Она стала заниматься делом, которое приносило ей удовольствие, и однажды Мария призналась дочке:

– Оленька, мне сложно сказать, но ты была права. Ты уж прости меня, что учиться тебя заставляла и считала тупой. Я горжусь тобой!

Ольга в ответ только обняла маму, которая, наконец-то, произнесла такие важные слова.

Автор: Любовь Лёвина

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,381sec