Деревенская жизнь

Когда София решила, что станет женой Артема не смотря на на что, она была готова, как думала, к любым испытаниям судьбы. Готовилась выдержать их с искренней силой истинной любви, которая, как известно, должна быть вознаграждена! Девушка не побоялась пойти против воли родителей, которые видели для нее партию всяко лучше, чем строитель провинциального происхождения. Девушка отреклась от привычного круга общения, который ее жениха судил по внешним атрибутом. София была готова отказаться от поездок на экзотические острова и регулярного шопинга в бутиках. Вот только было одно «но».

 

Она верила, что все лишения — это временно. Что пройдет время и ее мужчина поднимется, приобретет тот статус, к которому она привыкла.

— Однажды ты станешь владельцем строительного концерна и твое имя войдет в рейтинг миллионеров, начавших с нуля!

— Ага, — не особо слушая супругу, ответил парень, убирая в пакет лоток с котлетами и пюре на обед. Первое, кстати, было с подгорелой корочкой, а второе — пересолено. Но ведь любят не за то, что вкусно готовят? Иначе бы женились меж собой только те, кто работает в ресторанах. Так подумал Артем и бросил восхищенный взгляд на Софию, которая сидела на диване, с мечтательным выражением лица поглощая зефир. Кушала она как птичка. И была такой же щебетуньей, мечтательницей.

— Хлебнешь ты с ней горя, — сказал как-то Артему приятель. — Тебе сколько лет? Целых двадцать шесть! А она — девчонка совсем, для нее это все игра в семью, ты не обижайся, потому что я правду говорю!

София правда была юной — буквально за день до их случайной встречи на городской набережной ей исполнилось восемнадцать. И это была судьба. Просто Артем понял, что пропал. А она — поняла, что как-то вдруг созрела для замужества.

После скромной свадьбы, на которой не было ни человека со стороны невесты, поселились в съемной скромной студии в спальном районе. Не было медового месяца с незабываемым путешествием — все это отложили на потом, а пока что на объекте, где возводили торговый центр, кипела работа.

Но в один прекрасный трудовой день Артем вдруг случайно ударился головой. Ничего серьезного, даже шишки не вскочило, но через неделю голова начинала болеть, а стоило оказаться на высоте, что в профессии крановщика обычное дело — так голова еще и кружилась. Артем не пожалел денег на хорошего платного врача и обследование показало, что травма будто активировала сложную, редкую, но увы — неизлечимую патологию. Артем мог прожить долгую, полноценную жизнь, а тревожащие симптомы вскоре должны были пройти… Вот только профессия крановщика для него теперь была закрыта навсегда.

Да еще случилась неприятность — в день, когда стало плохо на рабочем месте, парень уронил бетонную плиту на новенький автомобиль начальства. Начальство посочувствовало болезни сотрудника, из-за еще потребовало возместить ущерб. На что ушли все сбережения за несколько лет.

 

— Вот так, милая, мы разорены, — закончил печальный свой рассказ Артем. — И вариантов у нас негусто.

— Но ты же можешь работать кем-то еще? — испуганно спросила София.

— Думаю, нужно мне вернуться в деревню.

Красавица-жена смотрела непонимающе. И Артем объяснил. Дело было в том, что родители его погибли в аварии несколько лет назад и оставили сыну дом и большой участок в деревне Малые Перепелки. Это было не глухое, очень даже процветающее для деревни место. Были в наследстве и другие ценности — трактор и кое-какая иная техника, пара буренок.

Когда Артем решил податься в город, в строители, то дядя его — Тимофей, настоял на том, что не нужно спешить с продажей всего этого. Мало ли как жизнь повернется? Скотину и технику он на время забрал в свое хозяйство, за домом и участком обещал приглядывать.

— И что там делать, в деревне? — потрясенно спросила София.

— Жить, — мотнул головой ее супруг. — Себя точно прокормим. Решим, чем заняться, чтобы копейку лишнюю заработать. Непросто с этим в деревне, но если не лениться, — вдруг хлопнул в ладоши и улыбнулся, подмигнул красавице-жене. — Все у нас будет, Сонечка!

Девушка ничего не сообщила родителям — отец сказал, что вообще отречется от нее, если посмеет на глаза показаться или позвонить хоть, пока не разведена. Он был убежден — у дочери просто розовый туман в голове. Нужно подождать, пока наиграется в сильную и независимую, пока хлебнет горя с простым таким мужем и она вернется, приползет молить о прощении. И тут, естественно, ее можно принять. И впредь держать в ежовых рукавицах. Усиленных клыками мегалодона — древней акулы.

Вещи собрали быстро. Артем поговорил с квартирной хозяйкой, но та задаток возвращать отказалась — потому что контракт заключали на год, а съезжали намного раньше. София сделалась молчаливой, задумчивой. Нет, ее любовь к Артему не уменьшилась ни на капельку! Вот только этот поворот судьбы оказался слишком уж крутым, невообразимым.

До родной деревни мужа было ехать на поезде всего ничего — только залюбуешься пейзажем за окном, как уже выходить. Но зато потом еще предстояло больше часа ехать на автобусе, в котором случился пренеприятный случай. А дело было в том, что Соня, которая ушла из родительского дома и с гордо поднятой головой, не забыла прихватить свой шикарный гардероб. Для путешествия туда, где предстояло вить семейное гнездышко, она выбрала сарафан в крупные подсолнухи от премиального итальянского бренда, солнечные очки-стрекоза со стразами и соломенную шляпку с пышными шелковыми бантами. Дополняли образ сандалии на танкетке в дюжину сантиметров и золотой клатч.

 

София произвела впечатление — мужчины смотрели с восхищением. Но вот пара женщин глянули подозрительно и даже неодобрительно.

— Надушилась, аж дышать нечем. Окно откройте! — громко, так, чтобы все слышали, сказала солидная дама.

— Теть Света? — изумленно обратился к ней Артем.

Он сразу узнал хозяйку существовавшего в деревне вот уже лет двадцать магазинчика, снабжавшего его жителей свежайшим хлебом и всем необходимым. Но большого состояния на этом Светлана не нажила — потому что все продавала с минимальной наценкой, так что ее личный доход лишь немного превышал зарплату тракториста-передовика.

— Артемушка? — расплылась в улыбке мигом подобревшая женщина.

Этот парень всегда ей нравился, чисто как сын, которого не было — рожала Света только дочерей и было их, когда решила остановиться в попытках завести наследника, пятеро.

— Какими судьбами к нам?

— Насовсем. С работой не сложилось, по здоровью не прохожу больше. Вот, — приобнял за плечи любимую. — Не один возвращаюсь, с женой!

София, продолжая меланхолично пережевывать клубничную жвачку, элегантно приспустила очки, метнула взгляд на Светлану и вернула их на место.

— Здравствуйте, — сказала тоном, которым можно было Африку превратить в Антарктику.

Вот только здесь была не светская тусовка, где это бы возымело эффект, а Светлана Ландышева — человек, закаленный во многих историях, на которые так щедра жизнь для всякого деревенского магазинчика, только улыбнулась в ответ. И поняла, что теперь появился у нее заклятый враг.

— Добро к нам пожаловать, будем посмотреть, как приживитесь.

Наконец, доехали. На остановке встречал Тимофей и он супругу Артема принял буквально с распростертыми объятиями.

— Наш ты человек, Артем! Такую птичку отхватил! Ну ка, дай на тебя, королевна, поглядеть? — покачал головой. — Хороша! И по глазам вижу, что любит тебя!

Снявшая к этому моменту солнечные очки девушка смутилась. Эта была такая теплая, искренняя, хоть и чуть шутливая похвала. Тимофей ей понравился.

Пока дошли до дома, Артем твердо уверился в том, что профессию грузчика не освоит никогда и ни за что. Потому что не выдержал тестирования багажом жены, даже при том, что кое-что нес дядя.

 

— Зачем тебе столько? Когда ты все успеешь переносить? Если только лет триста проживешь, — пошутил Андрей, открывая ворота на такое хорошо знакомое, до боли знакомое подворье.

— Какой ты у меня дурачок, — сказала Соня и потрепала его по щеке.

Тимофей головой покачал:

— Ну, с возвращением. Обустраивайтесь… Завтра, значит, вернем твое имущество на место! Ну, пойду я… — и дядя ушел.

Артем с Соней прошли в сени, а там и в главную комнату, служившую кухней, гостиной и еще чем угодно… Кроме того, было в доме еще две комнаты — бывшая спальня родителей и совсем маленькая, давным-давно, возможно, прямо на заре времен переделанная в кладовку.

— Тут очень… мило, — сказала Соня так, что любому бы было ясно, что она может сказать об этом месте очень многое, но только не то, что оно «милое».

Но Андрей только умиленно посмотрел на супругу. Ему уже грезилось, как будут вечерами пить чай, с пирожками, которые она напечет. Да, не умеет готовить пока! Но ведь науку эту можно постигнуть. И кошка! Нужно завести кошку, чтобы мурлыкала и мышей гоняла…

— А где тут обогрев? Ночи обещают холодные, с заморозками.

— Так вот, — похлопал ладонью по настоящей русской печи.

Ее клали еще при дедушке и бабушке Артема, а потом несколько раз, с большим, кстати, трудом, отыскав знающего мастера — печника, подновляли.

— Ты шутишь?

— Нет… Да ты не волнуйся! Не замерзнем. В ней и стряпать можно, — громыхнул заслонкой, показывая нутро печки.

— Ты точно шутишь…

Обхватил себя за плечи руками, София села на лавку. Ей стало очень страшно. Она была однажды в шале в Швейцарии и там было очень даже цивилизованно.

— А водопровод и канализация есть? — с обреченной готовностью к отрицательному ответу спросила.

— Нет. Да тут до реки с коромыслом недалеко, а будочка туалетная сразу за огородом, главное, осторожно идти, там крапивы по шею растет, — очень серьезно ответил.

И через мгновение рассмеялся, потому что лицо жены в этот момент было незабываемым.

 

— Да шучу я, глупышка! Есть у нас тут горячая, холодная вода и санузел в доме есть!

София обрадовалась и одновременно чуть не разревелась — она уже поняла, что новая жизнь, при всей ее любви к Артему будет непростой.

Обустройство хозяйства требовало времени и сил, так что следующие дни оказались наполнены множеством событий, одни из которых были по мнению Ольги восхитительными, а другие — тревожно-пугающими.

Так, ее привел в восторг мокрый нос коровы Зорьки и она была удивлена вкусом только что выдоенного молока, на котором еще держится пышная шапочка пенки. Естественно, никто бы и Артем в первую очередь не доверил городской самой вот так доить сразу корову, но София наблюдала это действо со стороны.

Артем не сердился на любимую за то, что она совершенно не умеет вести хозяйство, а вот София впервые в жизни чувствовала себя такой глупой и бесполезной. Несмотря на то, что девушка воспитывалась в богатой семье, она выросла доброй и открытой по своей сути, он умела верить лучшее, но… к сожалению, ей просто часто не хватало терпения и старательности для того, чтобы добиться чего-либо, к чему действительно нужно было прилагать усилия.

— А ты не против, если я попрошу кого-нибудь из местных помочь тебе освоиться? Ну, там научить за курами ухаживать или в печи готовить… Я бы и сам учил, да только дел столько! Трактор, вон, чинить надо. Да и крыша в сарае прохудилась…

София была совсем не против и даже довольна — ей хотелось перестать чувствовать себя белой вороной.

Наставницей девушки стала соседка Ульяна — чуть старше ее самой. Жизнь этой девушки была не простой. Выйдя замуж по искренней, как казалось, любви, она осталась вскоре матерью-одиночкой и все свои скудные доходы тратила на двухлетних сыновей-близнецов. В отличии от хозяйки магазина, Ульяна не видела в Софии богачку, которую стоило высмеивать, но видела в ней девушку, которая просто любит и пытается жить в новом мире.

— Ульяна, ты только не обижайся, — как-то сказала ей София.

За окном барабанил дождик. Девушки только что вместе поставили в печь домашний хлеб…

— Просто мне кажется, что ты мерзнешь… Вот! — София протянула соседке бледно-лавандовый кашемировый свитер. — Я хочу его тебе подарить! В благодарность за то, что возишься со мной…

Ульяна хорошо понимала, что ее бедность заметна сразу и была признательна за тактичность. Приняла она вскоре от Софии и другой подарок — теплые осенние сапожки.

 

Лето шло своим чередом… Вскоре подворье Андрея стало выглядеть почти совсем так же, как в прежние времена. Супруги еще не решили, чем будут заниматься, но Артем узнал о том, что, во-первых, поблизости нужны умелые трактористы, а во-вторых, на одной из еженедельных ярмарок, которые проводились в ближайшем райцентре, обществе с неожиданным интересом отнеслось к патиссонам с его огорода.

Дядюшка Тимофей раскрыл секрет — оказалось, это были овощи, оригинальный сорт которых вывела еще когда-то бабушка Артем. Он сам их сажал каждый сезон. Так что в перспективе можно было попробовать продавать больше этих ярких патиссонов…

Несмотря на то, что деревенская жизнь меняла Софию, она все-таки осталась собой. Все также любила красиво одеваться, только наряды стали более уместными.

Лето сменилось теплой, золотистой осенью. В доме супругов наконец-то завелась кошка. Взяли бездомную, когда возвращались с одной из ярмарок…

Как-то раз в один прекрасный день, в деревню въехала дорогая черная машина с тонированными стеклами и за ней еще одна. В первой был отец Софии, во второй — его охрана. Артема дома не было — ушел по делам.

— Здравствуй, папа, — сказала девушка, выйдя за ворота.

Солидный бизнесмен скривился, увидев, что его окружает и спросил дочь о том, что не пора ли перестать глупостями заниматься, не пора ли вернуться домой, к нормальной жизни? Он также сказал, что готов простить и забыть ее своевольное, просто сумасшедшее поведение!

— Но я уже дома, папа, — ответила София. — Я люблю Артема и никуда не вернусь.

— Вот как, значит, — усмехнулся и развернувшись, направился обратно к машине.

— Папа! — вдруг резко окликнула отца девушка. — Я знаю, ты сердишься на меня, но, пожалуйста, пойми! Это просто моя жизнь…

— Не этого мы с матерью для тебя хотели.

— Вы не только никогда не спрашивали, а чего же хочу я…

 

Несколько минут они молчали. Потом из ворот вышла кошка. Протопала пушистыми лапками к отцу Софии и потерлась о штаны его дорогого костюма, пачкая в шерсти — она линяла. И вдруг отец Софии склонился и погладил животное.

— Хорошо! Можешь и дальше пробовать жить так, как хочешь. Но если все-таки передумаешь… Просто возвращайся.

И он уехал. София проводила его машины задумчивым взглядом. Она знала, что не вернется. Точнее говоря, что не вернется так, как хочет он. Но она надеялась, что со временем отец примет ее выбор. Тем более, когда узнает, что стал дедушкой! София только сегодня наконец-то убедилась в том, что беременна, но даже своему мужу об этом еще не сказала.

Время дня клонилось к закату… Скоро с поля должна была вернуться корова Зорька. София, которая еще год назад и не думала о том, что будет жить вот так, смотрела на то, как убегает вдаль в поле деревенская дорога. Ей еще предстояло многому научиться, многое узнать и она понимала, что будет непросто. Но они ничуть не жалела о том, что вышла замуж за Артем и вместе с ним приехала сюда.

Автор: Анна А.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:70 | 0,417sec