Чужие детки

— Ох, Вика, бездетность — это не повод бросаться в омут. К чужим детям привыкать надо и даже подстраиваться под них. А ты у нас с характером, всегда занозистой была.

— На-аадь, ты забыла , что своих детей у меня не будет?

— А эти своими что ли будут? — задала резонный вопрос Надежда.

— Мне тридцать восемь, своих точно не будет… а время идёт . А самое главное — это человек, который мне когда-то нравился. Может это и не любовь была, но симпатия точно. Да, мы не встречались, были просто знакомы… Но сейчас, когда он один и я одна, почему бы не попробовать. И, кстати, дети — это даже хорошо.

 

Солнце уже ушло с террасы, на которой сидели сестры, и летний вечер порадовал лёгкой прохладой.

— Ну, смотри, сестрёнка, я свое мнение сказала… нет у меня радужных мыслей по поводу чужих детей… все равно это чужие детки. Сколько ты говоришь, им?

— Десять. Двойняшки Маша и Лиза.

Надежда вздохнула. Она была старше Вики и всегда считала, что ей виднее.

А Вика с юных лет была настойчивой девчонкой. Помнится, ещё студентами ездили на картошку — так задорнее ее никого не было. Парни пошутят: картошку в обувь подбросят — «ответка» быстро прилетит, благодаря Вике.

А ещё она работала шустро, девчонки звали ее «стахановкой», потому как любую норму выполнит с лихвой.

Всех подруг замуж выдала, натанцевалась на свадьбах, а потом и сама вышла.

Десять лет жили в ожидании ребенка.

Муж отчаялся, сам предложил разойтись. И ведь в новой семье появились дети, а Вика пыталась, как говорят, для себя родить — снова не получилось.

И вот теперь Андрей, ровесник Виктории, а уже полтора года вдовец с двумя детьми.

— Переезжай к нам, — предложил он после трёх месяцев встреч, — мы уже давно взрослые, нам и так все понятно.

Она смотрит на него: » Как же ты мне нравишься», — думает Вика, — ещё больше, чем раньше».

Но вслух говорит совсем другое: — Андрюша, а как же девочки? Мы хоть и познакомились, а все равно… они скучают по родной маме.

— Знаю, — согласился Андрей, — но когда-то надо начать жить вместе, так пусть это будет сейчас. — Он смотрел на нее с надеждой,- я буду помогать, девчонки должны понять, что ты теперь будешь с нами.

__________

— Ну что, генеральную уборку проведем? Кто мне поможет снять шторы? — Вика уже неделю жила в квартире Андрея, пытаясь найти общий язык с двойняшками.

А они настороженно смотрели на нее и ревностно, когда Андрей был рядом с Викой.

— Тебе надо, ты и делай, — тихо сказала Маша, чтобы не слышал отец.

— Ну ладно, тогда я сама, — стараясь не унывать, ответила Виктория.

— Не трогай, это мамина книга, она ее читала, — сказала Лиза.

— Я просто уберу в шкаф, она ведь давно здесь лежит.

Лиза подошла и выхватила книгу из рук Вики.

Девочки ушли к себе в комнату.

Вечером Андрей сам спросил: — Вика, если не клеится с девчонками, ты говори мне, я сам с ними поговорю.

— Да все нормально, просто им тяжело привыкнуть, ничего, всему свое время.

Она с энтузиазмом бралась за уборку и приготовление обеда. Делала какие-то новые салаты, пекла пироги, придумывала десерты… но девчонки равнодушно смотрели на все ее кулинарные изыски.

Пыталась заплетать им косички, но получила отпор.

Пыталась поговорить, пойти с ними на прогулку, но девочки отказывались.

————

Через месяц Вика сказала: — Все, хватит угождать, ешьте, что приготовлю.

Сказала, конечно, это самой себе. И утром приготовила девчонкам кашу.

 

— Фу, какая соленая…

— Маша, Лиза, да вы что, совсем не соленая….

— Мама лучше варила.

— Ладно, не хотите есть, соберите игрушки в комнате, а то разбросали, где попало.

— Не командуй, ты нам не мама.

— Девочки, конечно , мама у вас одна … но так получилось… и нам приходится жить вместе, мы с папой так решили.

— Уезжай, это наш папа, — Лиза говорила тихо, но неприязни было с лихвой.

А потом Вика нашла в постели крошки, Андрея как раз не было дома, и она прилегла. Но лежать не возможно, сняла простынь и унесла в ванную.

— Вика, говори все, иначе девчонки разбалуются совсем, — предложил Андрей.

— Ну, а что ты сделаешь? Накажешь что ли?

Андрею тоже стало не по себе от мысли, что девчонок придется наказывать. — Ну, хотя бы строго поговорю.

— Ты уже говорил строго, и после этого они ещё больше замкнулись в себе..

Вика не сказала всю правду, девочки не просто обиделись, они ещё больше возненавидели Викторию, которая была для них всего лишь чужой тёткой.

Но когда она увидела свое любимое платье с дыркой на том месте , где заканчивается спина, бессильно опустилась прямо на пол.

Ни еда, ни игры, ни вещи, ни игрушки — не могли пробить стену детского неприятия. А всего ведь две маленькие девчонки!

И платье ей не было жалко, просто уже силы были на исходе.

— Рано мы с тобой сошлись, — сказала Вика, — ничего не получается…

— Вика, я сразу сказал: давай распишемся, — предложил Андрей.

— Я хочу! Я хочу быть твоей женой…

— Ты уже мне жена! Я полюбил тебя и верю, что девчонки полюбят. Понимаешь, это сложно найти женщину, которая станет по-настоящему твоей и будет матерью детям.

— Ладно, Андрюша, попробую ещё раз… только ты ничего не говори им, в приказном порядке все равно не получится.

Собирая белье для стирки, Вика думала, что же она делает не так.

— А может по другому надо? — спросила она себя. — Мне крошки в постель можно, платье испортить можно, на еду говорить «фу»…

Ну, встряхнись, что ты как тряпка? — она подошла к зеркалу. — А что? Рано мне отступать.

— Каша на столе, посуду помоете сами, — распорядилась Вика.

Нехотя, Маша взяла ложку и попробовала кашу.

Вика с интересом наблюдала, увидев гримасу на лице девочки.

— Фу-уу, она же соленая, — и выплюнула кашу. То же самое сделала Лиза.

— С чего вы взяли? Вкусная каша, — Вика взяла ложку и попробовала, с усилием проглотила — каша, и в самом деле, была солонущая — Вика это сделала специально. Когда она готовила вкусно, девочки говорили, что пересолила. А теперь пусть попробуют действительно солёную кашу.

 

— Вам не нравится?

Ну тогда вставайте к плите и готовьте сами? — Вика выбросила кашу в ведро.

— Но она правда была соленая.

— Да? Я даже не заметила. Что будете есть?

— Мы сырники хотим, как мама готовила.

Вика на днях готовила сырники, но они тоже не понравились.

— Берите продукты и готовьте, как вам нравится.

Девчонки растерянно встали из-за стола.

— Ну-ну, смелей, доставайте творог.

Она наблюдала, как девчонки неуверенно возятся с продуктами, но даже не собиралась им помогать.

Вмешалась только, когда сырники изрядно подогрели.

— А теперь пробуйте, — сказала она, — понравится ли вам собственное кулинарное произведение.

Вика вышла и вернулась на кухню в платье, которое сестры испортили.

— Оно же… порванное, — прошептала Маша, заметив, что видно нижнее белье у Вики.

— Разве?! А я и не заметила. — Вика попробовала подгоревший сырник. — Фу, сахара много и подгорели, а эти вообще развалились. Но другой еды нет, ешьте то, что приготовили.

— Мы не хотим, — сестры ушли к себе в комнату.

— То ли ещё будет, — подумала Вика и усмехнулась.

Ничего не сказав Андрею, она по-прежнему старалась улыбаться.

— А что это вы не спите? — спросила Вика, войдя в спальню.

— У нас простынь колется, — пожаловалась Лиза, — там крошки.

— Да откуда же им взяться? — Вика из всех сил старалась сохранить удивление.

— Это ты нам подсыпала, — сказали девчонки. — Ты специально это сделала!

Виктория рассмеялась. — Наверное вы ели печенье в постели, отсюда и крошки.

— Берите простынь и идите в ванную, вытряхайте.

————-

Двойняшки, со светлыми косичками, зеленоглазые проказницы, не принимавшие Вику, удивились ее перевоплощению. Теперь она не предлагала заплести косички, не спрашивала, что приготовить и вообще не интересовалась, чего они хотят.

И эта соленая каша, эти крошки — все это прилетело в ответ, как теннисный мячик.

— Мы папе расскажем, — говорила Маша, — он тебя выгонит.

— Кто же тебе поверит? Стоит только взглянуть на мое платье…

Всю последующую неделю девчонки настороженно наблюдали за ненавистной Викой, которая вздумала занять место их матери.

А Вика молчала. Андрей как раз был занят на работе допоздна, и ей не хотелось его расстраивать. И жаловаться не хотелось.

Так прошел ещё месяц. Сестры хоть и меньше вредили Вике, но все также не принимали ее.

Субботним утром она собрала белье для стирки, открыла шкаф и достала не разобранный чемодан. Это была часть ее теплых вещей, которые она ещё не убрала в шкаф.

Вика открыла чемодан, и по инерции сняла с вешалки остальные вещи. Она присела и задумалась. Вещи словно вернули ее в реальность.

 

Она почувствовала, как за эти два месяца устала, как тяжело ей было привыкать к квартире Андрея. И хотя ее руками здесь уже многое сделано, прибрано, расставлено по своим местам, — она все равно ощущала себя ненужной.

Нет, Андрей дорожил ею, чувствовалось, что обрёл второе дыхание, когда они стали жить вместе.

И все- таки она ощутила в этот день полную беспросветность в отношениях с детьми.

— Не получается из тебя мамы, — прошептала Вика, — а так хотелось.

Ни ее ласка, ни ее забота не растопили сердца девочек. И этот ее протест, стремление ответить тем же — не помогло.

Она уложила свитер в чемодан — в нем как раз было место. Посмотрела на платье и костюм — почему-то хотелось плакать. Но ведь она сильная… сдержалась.

Она сидела спиной к комнате девочек, и не сразу заметила, что на нее смотрят.

Девчонки, затаив дыхание, наблюдали за ней.

Вика усмехнулась. Она поняла этот взгляд — это было ожидание, что она возьмёт чемодан и уйдет.

И она решила, что так и сделает, понимая, что зря пришла в этот дом.

Нет, Андрея она не бросает, но понимает, что надо уйти. А дальше они подумают, как жить.

Но вместе жить пока невозможно — так считала Вика.

Она закрыла чемодан.

Лиза нерешительно сделала шаг в ее сторону, подошла ближе. Волосы у нее были распущены, и девочка, опустив глаза, подала Вике расчёску. — У меня не получается, — тихо сказала она.

Вика ждала подвоха. Но Лиза стояла рядом.

Виктория молча взяла расчёску и принялась аккуратно расчёсывать.

— Не больно? — спросила она.

— Нет.

— Ну вот, сейчас красивую косичку сделаем, папа придет и скажет, какая доча красивая…

— Маша, иди сюда, тебе тоже заплету, будете самые красивые девочки.

Маша подошла ближе, а Лиза тоже осталась рядом.

— Ну вот и все, — сказала Виктория с грустью, — вот и все.

Девочки не уходили, они продолжали сидеть рядом с Викой и чемоданом, наполненным вещами.

Так и застал их Андрей, сидящих втроём на диване.

— А что это вы? — спросил он. — А чемодан зачем? — он встретился взглядом с Викой.

— Папа, смотри, как Вика умеет заплетать, — Маша крутила головой.

— Ну прически у вас потрясающие… а чемодан-то зачем — я не понял.

Девочки молчали и смотрели на Вику.

— Андрей, понимаешь… я решила его разобрать… и остальные вещи в шкаф положить, — сказала Вика.

Лиза прижалась к ней. И Маша тоже.

И если бы не эти косички, не этот взгляд детских глаз, кто знает, может она уже была бы с этим чемоданом в дороге.

— Ух, девчонки, вы меня напугали, — сказал Андрей. — Знаю, что не все у нас гладко… но ведь мы справимся, вы же у меня умные, красивые, вы мои любимые. А вместе у нас все получится. —

Он подошёл и обнял их.

 

Ещё минуту они так и сидели, обнявшись. Он хотел спросить, как девочки себя вели, но подумал, что сейчас это совершенно ни к чему.

*****

— Ой, Вика, сколько же мы не виделись? — Одноклассница Лена наткнулась в парке на Викторию.

— Лет пятнадцать, наверное, — сказала Виктория.

— А это что за чудо? — Елена наклонилась к девочке — Вика держала ее за руку.

— А это наша Полинка, моя внучка.

— Вика, прости, слышала, что у тебя вроде нет детей.

— Как это нет? У нас с Андреем две дочки, уже взрослые, и вот первая внучка, это Машина доча, скоро и Лиза нас порадует.

— Вика, ну я рада, я правда рада.

Виктория улыбалась. — А уж как я рада! Маша и Лиза мои приемные дочки… всё-таки я стала мамой, хотя уже и не надеялась.

— Вика, ну дай Бог, вот за тебя я точно рада.

— Ну мы пойдем, а то Полиночке кушать пора.

— Сколько ей? — спросила Лена.

— Четыре исполнилось.

— Моим внучатам пять и шесть, так что бабушки мы с тобой.

— А я и рада, — ответила Вика.

— Баба, пойдем, — сказала Полина и потянула Викторию за руку.

— Пойдем-пойдем. Ну, ладно, Лена, заходи в гости, мы в этом доме живём. Маша замужем, живёт отдельно, а Лиза пока с нами.

И она пошла по тропинке, держа за руку любимую внучку.

Автор: Татьяна Викторова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,365sec