Данилка

— Люб, у тебя Данил денег спрашивал? – прокричал из ванной Игорь.

— Каких денег? — не поняла Люба.

В ванной громко шумела вода. Что за привычка у мужа разговаривать через приоткрытую дверь? Пошёл умываться – умывайся, потом скажешь, что хотел.

Игорь вышел свежий, благоухающий туалетной водой и мылом.

— Вчера Данилка попросил у меня денег. Я думал, ему на мороженое надо, оказывается – нет, секрет. Он тысячу просит.

 

Зачем восьмилетнему ребёнку деньги? Тем более такая сумма? На игрушки? Мог бы сказать, что он хочет, скорее всего Игорь бы ему купил. Если бы не купил муж, у Данила были ещё две бабули и дедушка, уж эти-то точно не откажут внуку.

— Не давай, — решила Люба. – Раз не говорит, зачем надо, значит не давай. И вообще, чем меньше у него наличных, тем лучше. Зачем ты ему мелочь даёшь? Чтобы на всякую ерунду тратил?

— Чтобы учился тратить, — ответил муж. — Считать, опять же, учится. Буди его, в школу опоздает.

Вечером Данил сделал уроки, принёс Игорю проверять рабочую тетрадь и опять попросил денег. Люба вышла из кухни, встала в проходе, так, чтобы сын её не видел: может сегодня сообщит отцу свою тайну.

— Скажи, что ты хочешь купить, и я скажу, смогу дать тебе деньги или нет, — предложил Игорь.

— Не, не скажу, секрет, — сын отрицательно замотал головой. – Тогда я на работу пойду.

— Куда пойдёшь? – засмеялся муж.

— На работу. Ты сам говорил, что мужик, если захочет, всегда заработает! «Если хочешь денег – поднимай задницу с дивана», — процитировал сын слова Игоря.

— Когда я так говорил? – удивился Игорь.

— Вчера, в гараже у дяди Вовы. Ещё ты сказал, что зря дядя Вова взялся ремонтировать ту битую машину. Сказал, после переворота её на бок поведёт, а он как будто сам не знает. Дожил до седых…

— Всё, всё, я помню! – со смехом перебил Данилку муж.

Сколько раз Люба предупреждала Игоря, чтобы следил за словами? Сколько раз объясняла, что Данил не только слышит, но и запоминает и делает выводы? Так нет же, всё равно не выбирает выражений!

Люба зашла в комнату:

— Данил, а мне расскажешь свой секрет? – ласково спросила она.

— Нет, тебе тем более не могу – это мужское дело, — солидно заявил сыночек.

Игорь и Люба переглянулись.

— И на какую работу ты пойдёшь? – уточнила Люба.

— Не знаю пока. Надо подумать.

 

Вечером устроили семейный совет, без сына, конечно.

— Пусть у Володи в гараже по выходным «работает», — предложил муж. – Хоть под присмотром будет. Деньги я Володе дам, чтобы ему платил.

Любе очень не нравилась такая идея, но ничего лучше в голову не приходило. Можно было просто сказать Данилке, что работать ему рано и что наработается, когда вырастет, но Люба и Игорь старались не запрещать того, что можно разрешить. Ладно уж, пусть проведёт выходной день в гараже, Люба надеялась, что сыну хватит одной субботы. Как он будет без мультиков, без планшета и компьютерных игрушек? Правда, такие игры ему разрешались только два часа в день, но ведь в гараже у Володи и двух часов не будет.

Данилка обрадовался, и в субботу всей семьёй поехали к Володе в автосервис. Чтобы ребёнок нормально питался, решено было забрать его на обед домой. Володя, старый друг, радушно принял нового «работника».

— Мне веселее будет, — сказал он. – Обедать мы здесь останемся, так что не волнуйтесь.

Вечером, когда Игорь с Любой забирали чумазого и усталого Данила, Володя тихо шепнул:

— Денег не надо, сам заплачу, — и громко добавил. — Хороший пацан у вас растёт, весть день мне помогал: детали мыл, пол подметал, потом шлифовкой занимался.

— А ещё я суп ел и на диване спал, — смущённо добавил Данилка.

— Поспать после обеда – святое дело, — улыбнулся Володя. – Приходи завтра, я тебя жду.

В машине Люба спросила сына:

— Какой ты суп ел?

— Мы с дядей Вовой варили на плите. С тушёнкой и гречкой, очень вкусный. Ещё дядя Вова картошку жарил, а я её мешал и смотрел, чтобы не пригорела.

А если бы ребёнок обжёгся? Разве можно восьмилетнего мальчика подпускать к горячей плите? Нет уж, больше никаких гаражей, плохая была идея.

— Завтра в парк поедем гулять, — сказала Люба, многозначительно посмотрев на Игоря.

— Я не могу, мне на работу, — серьёзно сообщил Данилка.

— Не пойдёшь завтра на работу. Маленькие дети каждый день не работают, это запрещено! – нашла причину Люба.

— Мне же папа обещал, что каждый выходной! – расстроился Данилка. – Папа!

Игорь сердито посмотрел на Любу:

— Да, сынок. Люба, дома поговорим.

 

Дома они поругались. Люба считала, что Даниле в гараже нечего делать, что он маленький и должен быть дома, рядом с мамой и папой. А деньги, которые ему нужны неизвестно для каких целей, можно просто не дать. Сказать, например, что нет денег. Или поставить условие – Данил говорит для каких целей, и тогда они, родители, решают дать или нет.

— Раньше надо было условия ставить! – бушевал Игорь. – Я ему обещал! Как ты не понимаешь? Обману я его сейчас, он будет знать, что папе верить нельзя.

— Да он забудет через месяц, он ещё маленький, — уверяла Люба.

— Не забудет! Он большой, ему восемь лет. У него есть свои желания и принципы. Так что теперь придётся возить его на «работу». И вообще, пусть пообщается с мужиками, ему полезно.

— Очень полезно! Особенно для словарного запаса! – возмутилась Люба. – Обогатится просто!

— Ничего, Володя при ребёнке будет осторожнее говорить, да и клиенты его тоже.

— Игорь, Данилка в выходные отдыхать должен, а не детали мыть.

— Можно подумать, Володя его эксплуатирует, — усмехнулся муж. – Ничего, ещё несколько дней в гараже попачкается, получит свою тысячу и всё. Скажу, что работать хватит, надо учиться. Не переживай.

Хорошо ему говорить! А что скажет свекровь, когда приедет? Люба точно знала, что маме мужа очень не понравится, что её внук, вместо того чтобы гулять на площадке и гонять мячик, шлифует в гараже детали и убирает мусор.

Свекровь приезжала к ним в гости два раза в год, весной и осенью. Весной она проходила очередное обследование в областной больнице, осенью просто отдохнуть, пообщаться и привезти вкусных южных гостинцев. Обычно она приезжала в начале ноября, на Любин день рождения, но в этом году её задержали обстоятельства.

Утром в день рождения к Любе, с букетом цветов, подошёл Данилка.

— С днём рождения, мамочка! – торжественно сказал он. – Я тебе твой портрет нарисовал!

Люда обняла сына, смахнула слезинку со щеки – растрогалась.

— Спасибо, родной мой.

 

— Я сам деньги заработал, — довольно сообщил сын. – Хотел два букета купить: тебе и бабуле. Знаешь, я подумал, что бабуля тоже такой букет захочет, хоть у неё и нет сегодня дня рождения.

— Конечно захочет, — улыбнулась Люба. – Все женщины любят цветы.

— Папа тоже так сказал. Но ничего, я ей куплю, когда приедет – у меня ещё деньги остались, — похвастался её восьмилетний мужчина. – А когда мы будем торт есть? Когда гости придут?

На свой день рождения Люба обязательно пекла «Пражский» торт. Заморочек с ним было много, времени уходило почти полдня, но нельзя же нарушать традицию!

— Прямо сейчас, — решила Люба. – Ты здесь, папа тоже – зачем нам кого-то ждать?

Они пили чай, ели торт и Люба не сказала ни слова, когда Данилка чайной ложкой соскрёб с торта кусочек сливочно-шоколадного украшения. Пусть хоть весь оближет, для гостей она купит другой. А этот, самый вкусный – для самых дорогих её мужчин.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.98MB | MySQL:68 | 0,377sec