Движение — жизнь

Лариса Егоровна бодро ехала на велосипеде через всю деревню. В корзинке, прикрепленной у руля, лежал пакет, в который она сложит продукты. Через пять минут откроется магазин, как раз женщина успеет доехать к этому времени.

Вообще, Лариса Егоровна встала сегодня в семь утра. Открыла грядки, прибралась на кухне, а затем отправилась на ежедневную велопрогулку до речки и обратно.

В реке она искупнулась, немного подсохла, подставив лицо солнышку, а после сделала зарядку.

А сейчас она купит все необходимое и поедет домой завтракать. Ведь еще так много дел! Грядки надо прополоть, собрать вишню, перебрать ее и сварить варенье. Ведь внучка Кристиночка так любит вишневое варенье, и пока она гостит у бабушки, той хочется ее побаловать.

 

Ларисе Егоровне было шестьдесят три года. За всю свою жизнь она всего несколько раз обращалась к врачам. Лариса Егоровна была уверена, что движение – это жизнь, и если хочешь жить долго и чувствовать себя хорошо, останавливаться нельзя.

Она смотрела на своих соседок – ровесниц Ларисы Егоровны. Почти у всех у них был лишний вес, они вечно жаловались на давление, и скорая приезжала в поселок почти каждую неделю. То у кого-то температура, то сахар скакнул, то сердечко екнуло. А потом Лариса Егоровна наблюдала, как вечером, те самые больные, которые еще с утра были при смерти, сидят на лавочке, рядом с ними настойка собственного производства и какая-нибудь жирная еда на закусочку.

Много раз Лариса Егоровна подбивала местных кумушек заняться здоровьем.

— Что сидеть-то на месте? Пойдемте в лес, погуляем. Или давайте всей улицей по утрам на зарядку выходить.

Но они только махали на нее руками.

— Какая зарядка, Ларка? У меня колени больные, я даже присесть не могу, — говорила Наталья Павловна, демонстрируя свои ноги под халатом. Хотя еще вчера та же Наташка отплясывала после пары рюмочек горячительного напитка, Лариса Егоровна сама видела. И колени не мешали.

— Ну давайте хотя бы со мной на речку ходить, — не унималась бойкая женщина.

— Плавать с молодежью? – фыркала Татьяна Викторовна.

— Можно по утрам, там еще никого нет.

— По утрам вода ледяная. А мне нельзя, простужаюсь я часто.

В общем, отговорок было вагон и маленькая тележка.

Да что говорить про соседок? У них хотя бы возраст служил, каким-никаким, оправданием.

А вот у внучки Ларисы Егоровны, той самой, что очень любит вишневой варенье, оправдания лени явно не было.

Внучке Кристине было пятнадцать лет. Ростом она уже была со свою бабушку, а вот весом явно больше нее.

Кристиночка приезжала в деревню, чтобы отдохнуть. И бабушка прекрасно это понимала, но все же не могла принять такой отдых.

Весь день Кристиночка валялась в постели с телефоном в руках. Из комнаты она выходила только для того, чтобы покушать. А покушать Кристина очень любила. Когда внучка приезжала, Ларисе Егоровне приходилось готовить в два раз больше.

— Бабуль, сделаешь с утра блинчиков? – спрашивала Кристина вечером. И бабушка ей не отказывала, на то она и бабушка.

А утром Кристина съедала целую тарелку блинов и уходила в комнату.

— Кристина, смотри, какая погода, — говорила Лариса Егоровна. – Солнышко, тепло. Пойдем с тобой на речку.

— Я плавать не умею, — не отвлекаясь от мобильного, отвечала она.

— Так не страшно! Помочишь ножки только…

Кристина поднимала голову и задумчиво смотрела в окно. А потом отказывалась.

— До речки идти далеко, лень.

— Да ты что? Совсем недалеко! Минут двадцать всего, — возражала бабушка. Для нее это даже и не расстояние было.

— Ну, когда папа приедет, мы с ним на машине съездим, — лениво отвечала Кристина.

— Если тебе лень идти, поехали на велосипедах! Еще и в лес заедем, ягод пособираем.

— Не, бабуль, я не хочу. Мне и тут замечательно.

— Но так все лето пройдет, а ты на улицу и носа не высунешь! Столько ребят у нас в деревне, давай я с кем-нибудь тебя познакомлю.

 

— Фу, нет. Они мне не нравятся. Не люблю деревенских, — воротила Кристина нос. – У меня в городе много друзей.

— И что вы с ними делаете? – вздыхая, спрашивала бабушка.

— В кафе ходим, в видеоигры играем…

— Понятно…

Лариса Егоровна даже звонила своей дочке – маме Кристины.

— Маш, может, ты с Кристинкой поговоришь? Она же никуда не ходит, целый день дома сидит!

— Мам, отстань от нее, — ругалась дочка, — ей хочется именно так отдыхать, пускай и отдыхает. Не всем же быть таким активным, как ты.

Последнюю фразу она сказала даже с каким-то презрением. Мол, уже бабушка, а все на велосипеде катаешься.

Вернувшись из магазина, Лариса Егоровна застала ту же картину. Уже половина одиннадцатого, а Кристина все спит.

Бабушка вздохнула и пошла готовить завтрак. Вчера Кристина запросила сырники. Со сметаной и сгущенным молоком.

Когда внучка проснулась, сырники уже были готовы.

И стоило им сесть за стол, как Лариса Егоровна всплеснула руками.

— Ой, а сгущенку-то я и забыла купить!

— Ну бабушка, — протянула Кристина. – Я без сгущенки не люблю.

— Тогда, сходи за ней.

— Я? – удивленно спросила Кристина. Бабушка обычно не заставляла ее ничего делать.

— Ну да, ты знаешь, где магазин.

— Он же далеко, — возмутилась девочка.

— Езжай на велосипеде.

Да, Лариса проявила небольшую хитрость. Надо же как-то заставить ребенка двигаться.

Кристина повздыхала-повздыхала, но все же согласилась отправиться за сгущенкой. Сырников жуть как хотелось.

На велосипеде Кристина не каталась уже очень давно. Последний раз – лет пять назад. Тогда она еще приезжала к бабушке и бегала с местными детишками. Все лето на улице проводила. А сейчас ей это казалось совершенно глупым и неинтересным.

Солнце очень сильно грело, сразу стало жарко. Кристина села на велосипед и неуверенно начала крутить педали. Спустя пять минут езды в горку, она очень устала и остановилась передохнуть. Ей так хотелось вернуться домой и засесть в своей комнате. Но урчащий желудок заставил двигаться дальше.

До магазина она доехала с трудом, хоть и ехать-то нужно было не больше десяти минут. Ее искусали комары, одна мошка даже залетела в рот, и Кристина чуть не навернулась с велосипеда.

Обратный путь был легче, но девочка чувствовала, что силы ее уже покидают. Она отвыкла от физической нагрузки. Даже в школе она постоянно отлынивала от уроков физкультуры.

— Как съездила? – с улыбкой спросила бабушка, когда Кристина практически доползла до дома.

— Ужасно, — буркнула она, поставив банку со сгущенкой на стол.

— Да ладно, это с непривычки, — махнула бабуля рукой. – Сейчас покушаем, и пойдем вишню собирать. Я тебе варенье потом сварю.

Кристине не хотелось собирать вишню. Все, о чем она мечтала – это лечь на кровать и не вставать до самого обеда.

Но бабушка проявила настойчивость, сказав, что Кристина должна ей хоть в чем-то помогать.

Эту вишню девочка возненавидела. У нее все руки были красные от сока, одна ветка чуть не выколола ей глаз, а резиновые тапки намяли пальцы на ногах.

А когда бабушка заявила, что вечером они пойдут искупнуться, чтобы хоть немного освежиться, Кристина решила, что хватит.

 

Бабулю она любила, но раньше та никогда не заставляла ее что-то делать. А если так и дальше будет продолжаться, то какой же это отдых получится? Каторга, а не отдых!

И все же бабуля настояла на том, что нужно сходить искупаться. На фоне горячего, прогретого за день воздуха, вода Кристине показалась холодной, хотя остальные посетители пляжа были от нее в восторге.

Она зашла ногами в речку, и тут же вышла. Ну ее, это водичку. Правда, пришлось еще полчаса ждать, пока бабуля накупается.

Еще и дорога Кристине показалась такой долгой. Бабушка бодро шла впереди, а внучка еле-еле плелась сзади.

Придя домой, Кристина завалилась на кровать и почти сразу уснула. Она за всю неделю, что находится здесь, столько не ходила, как сегодня. Еще езда на велосипеде и эта вишня!

Утром болели мышцы. И услышав от бабушки, что сегодня они отправятся в лес за ягодами, Кристина позвонила маме и попросила ее забрать.

Лариса Егоровна очень удивилась, когда на ее участке появилась Маша – ее дочь. Она даже и не знала, что Кристина ей звонила.

— Что случилось? – спросила она.

— Мам, вот что ты до ребенка докопалась?! – буркнула Маша. – Ну не нравится ей вся эта активность! Нет, ты же, как вечный двигатель! Тебя не остановить! В общем, Кристина едет домой.

— Да какой вечный двигатель, Маш? Она всего-то съездила в магазин по моей просьбе, да вечером мы с ней искупнуться сходили.

— Еще вишню собирали, — влезала вышедшая на крыльцо Кристина. – У меня все руки исцарапаны этими ветками. И комары на речке вчера покусали. Я полночи чесалась!

Кристина поехала домой. А Маша буркнула на прощание, что не нужно всех подстраивать под свой стиль жизни.

Лариса Егоровна посмотрела им вслед и тяжело вздохнула. По любому, ее дочь и внучка к старости станут такими же, как ее соседки. Только вместо газеты, у них телефоны в руках будут. И скорая к ним будет ездить постоянно, и давление скакать, и колени болеть.

Но что поделать? Насильно двигаться не заставишь.

Юля С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,354sec