Тебе показалось

– Привет, теть Ир, что тут у вас происходит? – поздоровалась Таня с соседкой у подъезда, заметив, что та чем-то озабочена. Ирина Васильевна, нахмурившись, внимательно наблюдала за грузовой машиной, откуда два грузчика выгружали вещи.

– А, Таня, привет! – ответила пожилая женщина. А потом добавила шепотом, увидев вопросительный взгляд девушки: – Аня моя переезжает… В ту квартиру на втором этаже. Ушла от Кольки все-таки.

 

Таня была удивлена, но не стала расспрашивать Ирину Васильевну, опасаясь прослыть любопытной Варварой. Попрощалась и зашла в подъезд. Пока поднималась к себе на пятый этаж, размышляла над ситуацией.

…Аня – дочь Ирины Васильевны. Она замужем, они с супругом воспитывают двоих мальчишек – восьми и пяти лет. Таня с Аней приятельницы. Периодически созваниваются, а когда Аня с детьми приезжает к матери, то заходят в гости к Татьяне. Анины мальчишки хорошо ладят с Таниной дочкой и часто остаются поиграть. Живет семья Анны в селе неподалеку от города, откуда родом ее муж Николай.

Аня часто ей жаловалась подруге на то, что Коля относится к ней, как к домработнице – взвалил на нее хозяйство, огород, домашнюю работу и заботу о детях. А сам приезжает вечером после работы, банку пиvа в зубы и ноги кверху на диване перед телевизором: «Аня, принеси… Аня, подай! Ты чего не убрала здесь? А это почему не на месте?..»

А ей, бедной, и выдохнуть за день некогда, особенно летом и осенью, когда огород. Ирина Васильевна, ее мать, со своим мужем, которому уже за семьдесят, часто приезжают к ним на выходные, чтобы помочь Ане. А Коля в это время где-то пропадает. Работа у него, видите ли сверхурочная… Но земля слухом полнится, что не на работу он ходит, а налево…

Аня старалась отбросить от себя эти подозрения, но в душе сомневалась в верности мужа.

– Таня, – говорила она, – я же вижу, что в последнее время он со мной не такой, как раньше. И спим мы редко. Я только к нему, а он мне — отстань, я на работе устал. Но какой там устал, у него силищи на троих хватит! Всем в селе известно, какой был его отец – ни одной юбки не пропускал. А Колька на него похож. Ну отец вылитый – высокий, стройный, чернявый. Так что, Тань, решила я за ним проследить…

После того разговора прошло не больше месяца, и вот… Аня от него ушла…
«Все-таки решилась, – думала Таня, в душе одобряя ее поступок. – Он давно ее не уважает, это было видно невооруженным глазом. Она, как собачка за ним бегает, в глаза заглядывает, исполняет все желания. Видно, что любит его. А он помыкает ею, словно она девочка на побегушках».

На следующий день, в субботу, Аня зашла к Татьяне.

– Ну, ты уже знаешь, наверное, – сказала она с горькой улыбкой.

– Да знаю только, что ты ушла от Коли, а подробностей…

– Застукала я его, Таня, за интересным разговором по телефону. Он был на кухне и кому-то звонил. Я подошла ближе к кухне и навострила уши… Слышу, что говорит он со своим дружбаном Андреем. И в разговоре мелькнула фраза: «Да нет, чувств у меня к ней нет, а так, жалко ее…» Я поняла, что это не обо мне. Когда он вернулся в комнату, я спросила: «И к кому это у тебя чувств нет? А?..» Он был огорошен и сразу не нашел, что сказать. А потом еще наезжать стал: «Ты сама это придумала, я такого не говорил. Вечно ты из-за своей ревности на меня наговариваешь! У тебя pаранойя!» Конечно же, я молчать не стала. Мы сильно поругались, и в порыве злости он мне влепил пощечину. Представляешь? Этого я уже терпеть не стала. На следующий день позвонила маме и попросила договориться насчет квартиры, которая сдается в вашем подъезде. Собрала вещи детей и свои на первое время, и вот мы здесь!

– Вот оно что, – ответила я. – Ты правильно все сделала, Ань. Пусть он хотя бы подумает о своем поведении. Мало того что гуляет, так еще и руку поднимает! Нет, чтобы просить прощения, так он еще тебя сделал виноватой! Ты молодец, что уехала. Пусть поживет один. Может, поймет, что ты для него значишь… Вообще удивляюсь, что ты так долго терпела. Я бы не смогла…

Татьяна знала, что Аня любит Колю, иначе бы она давно его бросила, после первой же измены, от которой он, конечно же, открещивался. А еще она зависела от него материально – не работала, занималась только домом. Татьяна понимала, что, скорее всего, она к нему вернется, но хоть проучит его. Это надо было сделать, и она сделала!

 

На следующий день Аня позвонила Тане.

– Звонил мне вчера Колька. В пятницу, когда он вечером приехал домой и не нашел там меня и детей, сразу позвонил маме. А она сказала: «Аня в городе, но где – я тебе не скажу». А на его звонки я в тот вечер не отвечала. Только вчера решила взять трубку – хотела узнать, что он мне скажет. И сказала, где мы находимся. Так он меня опять обвинять стал, мол, это ты во всем виновата и вообще тебе кажется. Я разозлилась и бросила трубку. Так он через два часа приехал с цветами и тортом! Я завела его на кухню, чтобы дети не слышали нашего разговора. Он встал передо мной на колени, представляешь? Снизошел до такого! Умолял простить его и вернуться. Но простить за что? Он отнекивается до сих пор, говорит, что я не то услышала… В общем, я пока решила посмотреть, что будет дальше, и осталась здесь.

На следующий день вечером Аня, запыхавшись после подъема на пятый этаж, появилась на пороге квартиры подруги.

– Ой, Танюша, ездила я к гадалkе… – начала она свой рассказ.

– Да? – удивилась я. – Ну, и что она сказала? – заинтересовалась я.

– Сказала, что я сделала правильно, и он теперь будет меня уважать. У него действительно есть другая женщина. Они встречаются уже два года, представляешь! – на глаза Ани накатились слезы. – И это у меня pаранойя! – она всхлипнула, а потом, немного успокоившись, продолжила: – У нее двое детей, а мужа нет. Живут они бедно, и Коля их жалеет! Какой жалостливый!.. Чувств к ней он вроде не имеет. О ней он говорил другу, скорее всего.

– И что ты будешь делать? – спросила я.

– Гадалkа еще сказала, что он изменит ко мне отношение и мы сойдемся, и что я его еще хоронить буду…

Я задумалась. Хорошо это или плохо? Не лучше ли ей порвать с ним совсем? Но она любит его. Не зря ведь к гадалkе ходила – значит, хотела услышать то, что поможет ей к нему вернуться. И глаза у нее сейчас блестят надеждой…

– Понятно. Но ты сама-то чего хочешь? – спросила Татьяна.

– Пока еще не готова его простить. Если он будет хорошо себя вести, то вернемся – детям ведь там в детсад и школу! А пока потяну время, пусть помучается!..

Прошло две недели. Татьяна встретила Аню во дворе дома.

– Ну что, как у тебя дела? Ты еще здесь или к маме приходила?

– Ой, Танюша, не спрашивай… Здесь я, с детьми. Коля приезжал к нам почти каждый день. Был такой внимательный ко мне, привозил деликатесы. Я уже лыжи навострила, чтобы вернуться к нему. А позавчера… Привез меня в село, чтобы я вещи детям кое-какие взяла, а то похолодало. А сам уехал на работу. Вдруг звонит мне: «Анечка, солнышко, мне нужна твоя помощь! У меня тут работа – стены штукатурю. А мне нужно срочно вырваться на пару часов – к другому заказчику. Знаю, как хорошо ты умеешь штукатурить. Замени меня ненадолго, а то не успею!» Я по доброте душевной согласилась. Он забрал меня на объект и оставил там работать. Вечером мы вернулись домой. Он стал переодеваться, а я смотрю – у него трусы надеты задом наперед! А я же видела, как он их надевал, когда собирался на работу – правильно. Заметила, потому что они были новые, я ему их покупала… Вот так, Танечка, он «все понял»…

– Ты ему об этом сказала? – Татьяна была возмущена.

– Сказала. А он мне: «Тебе показалось… Сходи к психиатру, полечи голову…» – грустно ответила Аня. – Так что, Танюша, возвращаться я не буду. Точно говорят: «Яблоко от яблони недалеко падает», он весь в своего отца, хоть и считает себя верующим. – Аня помолчала, а потом добавила: – А на его похороны, когда они будут, я, конечно же, приду, он все-таки отец моих детей…

Вот так и закончилась очередная семейная история, где одна терпела, а второй думал, что самый умный. А вы как считаете, существуют ли какие либо обстоятельства, при которых можно простить измену? И вы бы простили? Я нет.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,385sec