Иванов и Иванова

Проснувшись утром, Вика по обыкновению прокручивала в голове список дел на сегодня. Отвезти Дениску в детский сад, затем забежать к отцу в больницу, хорошо бы не опоздать при этом на работу, не то новый начальник строго следит за соблюдением никому не нужных правил. На обеде придется доделывать вчерашний отчет, так как у нее нет возможности задерживаться на службе вечерами, как это делают другие. Вечером после детского сада у сына бассейн, пока мальчик занимается, можно успеть снова зайти в больницу, в последнее время отец капризничает, либо и впрямь забывает, что они виделись этим утром. Потом магазин, готовка, стирка, глажка, выполнение домашнего задания. Не понятно, для чего в детском саду дают задания на дом? Хотя вполне возможно, чтобы привить стойкий иммунитет к предстоящим школьным годам.

 

— Не хочу кашу! — как всегда, заявляет Денис, но это такая стратегия, если его реплику просто проигнорировать, то через пять минут тарелка будет пустая.

— Дениска! Куда ты дел шапочку для плавания? С вечера она была в рюкзаке.

— Я играл в Майкла Фелпса, — сообщил сын и достал шапочку из-под кровати.

Вика улыбается, глядя на сына. Мальчик просто грезит плаванием, знает всех знаменитых пловцов и мечтает об одном, стать одним из них.

— Уверена, что Майкл Фелпс не кладет свою шапочку на ночь под кровать, — дает наставления Вика и начинает свой нелегкий день.

Но в тот день планы Вики были нарушены одной единственной моей промашкой, допущенной за весь многолетний опыт работы водителем. В тот роковой момент мне на телефон позвонила жена. Без пяти минут бывшая жена, потому что мы с супругой находились в состоянии развода. Нужно сказать, что от ее звонков в последнее время я начал вздрагивать. Несмотря на то, что я уже уступил ей почти все совместно и даже лично мной нажитое имущество, женщине было мало. Она хотела отобрать у меня микроавтобус, который был моим другом и кормильцем, а также дом в пригороде, когда-то принадлежащий моим родителям. Чтобы отвязаться от притязаний супруги, я бы с удовольствием отдал ей и то и другое, но в этом случае мне пришлось бы спать на улице. Пополнять ряды городских бомжей в мои планы не входило, к тому же отец перед смертью просил не продавать дом, где они с матерью были так счастливы.

Так вот я допустил оплошность и не сумел принять возможные меры, чтобы вовремя остановиться, когда Вика выскочила на дорогу на только что загоревшийся красный сигнал светофора. Оно и понятно, Вика боялась опоздать на работу, а вот у меня оправданий не было, кроме конечно нервов по поводу трезвонящего телефона.

Я узнал ее сразу. Вика Иванова, моя одноклассница, девушка, с которой мы много лет сидели за одной партой в школе и вызывали смех не только учеников в классе, но и учителей. Дело в том, что у нас с Викой были одинаковые фамилии. Иванов и Иванова — нас так и дразнили в школе и, видимо, поэтому каждый год сажали рядом, чтобы не нарушать общего веселья, полагаю.

Пока девушку грузили в карету скорой помощи, она все время повторяла: «Мне нужно на работу, в больницу, бассейн, садик!». Ну, понятно, Вика в своем репертуаре, она и в школе пыталась все объять и все контролировать. Куда уж без нее? А вдруг кто-нибудь завалит экзамен, или Земля перестанет крутиться?

 

Позже в отделении, оформив все необходимые документы, подтверждающие факт аварии, я спросил у инспектора:

— Вы не знаете, как там пострадавшая?

— Тяжкие телесные, — пробурчал он, но вы не беспокойтесь, думаю отсутствие вашей вины очевидно.

А я все вспоминал слова Вики о больнице, бассейне и садике.

— Подскажите, в какую больницу ее отправили?

— В первую городскую. Побежишь договариваться?

Я пожал плечами. «Договариваться» я бы точно не побежал. Но мне хотелось выяснить, не нужна ли помощь пострадавшему по моей вине человеку. Может быть, официально моей вины в происшествии и не было, но я все равно знал, что виновен.

— Виктория, можно к вам? — спросил я, просовывая голову в палату. Вика выглядела неплохо, да и врачи сказали, что помимо перелома ноги и ушиба ребер, у нее все в порядке. Конечно, если исключить постоянную панику. Но это ее состояние вряд ли как-то связано с сегодняшним происшествием.

— Миша? Как ты здесь? — Вика посмотрела на меня своими васильковыми, словно полевые цветы глазами.

«В глаза не смотреть!», — тут же скомандовал я сам себе. Это была моя тактика, взгляд Вики с самого детства сковывал мои движения, словно она обладала какой-то неведомой магией.

— Я тот злосчастный водитель, что сбил тебя. Мне, кстати, пришлось представиться твоим братом, чтобы меня пропустили. Иногда хорошо иметь одинаковые фамилии.

— Особенно, такие редкие, — саркастически улыбнулась Вика. Затем посерьезнела и произнесла, — прости меня, у тебя наверно теперь из-за меня неприятности? Если нужно я подпишу все необходимые бумаги, о признании своей вины.

— Я здесь не за этим. Ты там на дороге все время волновалась о своих делах, может быть, я смогу тебя где-то заменить?

— Правда? — Вика задумалась, — нет, это совершенно невозможно.

— Это почему?

— Ты безответственный, я не могу доверить тебе ребенка.

Я фыркнул.

— Может быть, я изменился. Хотя сегодняшний случай, конечно, говорит об обратном.

— Сегодняшний случай, как раз говорит о моей безответственности. Не понимаю, как я могла выскочить на дорогу на красный свет? Я просто хотела все успеть, понимаешь?

 

— Понимаю, — вздохнул я, вспоминая ее школьные причуды. — А почему ты боишься доверить мне ребенка? Я не маньяк, у меня и справка имеется! — пошутил я. — К тому же мы с тобой не чужие люди, столько лет сидели рядом. Если перевести это время в часы, нас можно считать близкими родственниками.

Вика улыбнулась.

— У меня действительно безвыходная ситуация. Я уже всех обзвонила, никто не может забрать Дениску, отвести его в бассейн, заехать в больницу к моему отцу и прочее. А местный доктор сказал, чтобы я даже не мечтала покинуть сегодня больницу.

— Решайся. Я заберу твоего сына из садика, отведу его в бассейн и прочее, прочее, прочее. Могу снова представиться твоим братом, если что.

Дениска оказался вполне мировым парнем и, хотя опыта общения с детьми у меня не было, мы с ним сразу поладили.

— Вы любите плавание? — спросил меня Дениска, как только мы вышли из детского сада.

— А как ты догадался? Люблю не то слово. Раньше я занимался плаванием профессионально, но пришлось уйти из спорта, по семейным обстоятельствам.

Я вспомнил, как моя уже почти бывшая жена однажды поставила мне ультиматум. Не знаю, с чем было связано такое ее решение? Но, она заявила, что у нас не будет ребенка до тех пор, пока я не брошу плавание. Спорт я оставил, но и ребенок у нас так и не появился, хотя я все время ждал этого события.

— Я тоже занимаюсь профессионально, — сообщил Дениска, — тренер говорит я стану чемпионом.

— Уверен, так и будет, вон у тебя какая хорошая координация движений, к тому же сразу видно, что ты сильный и выносливый. “С такой-то мамой”, — про себя подумал я.

— Да, мой тренер так и говорит!

Оставив Дениску заниматься любимым делом, я отправился в больницу. С отцом Вики мы были мало-мальски знакомы, и я надеялся, он вспомнит меня.

— Ты Миша? — порадовал меня Петр Алексеевич. — Муж Вики?

Улыбка тут же сползла с моего лица. Похоже, память старика работала наполовину. Подобного опыта общения у меня точно не было, и я решил не огорчать старика.

— Да, он самый, — согласился я.

 

Вечером мы с Дениской поехали в больницу к Вике. За новыми указаниями. Вику мы застали в слезах.

— Врач не желает отпускать меня домой, — пояснила она свою истерику.

— Это же не навсегда, — попытался я ее успокоить, — сегодня я могу взять Дениску к себе. Правда, я сейчас живу загородом, но это ничего, встанем пораньше, чтобы успеть в детский сад.

— Зачем тебе эти хлопоты? Наверняка у тебя есть свои дела.

— У меня дела не интересные, а Денис обещал мне пересказать биографию всех американских знаменитых пловцов.

— Да, — вмешался Денис, — Миша даже не знает, что Майкл Фелпс в 15 лет стал самым молодым мировым рекордсменом на дистанции 200 метров баттерфляем.

— Это серьезный пробел в его образовании, — улыбнулась Вика, — хотя Миша и в школе не слишком внимательно слушал учителей.

— Все, Дениска, нам пора! А то мама сейчас начнет вспоминать все мои школьные промашки, а на это может уйти слишком много времени.

— Миша, ты, правда, уверен в том, что справишься?

— Уверен, — твердо заявил я, — на что-то же я, в конце концов, еще годен? Кстати, васильковые глаза — это ваша семейная черта? — спросил я и вышел из палаты, не дожидаясь ответа.

На следующий день, врач снова отказался выписывать Вику из больницы, наверно от того, что он понимал, как только неугомонная Вика окажется на воле, она тут же начнет действовать и вся работа хирургов пойдет насмарку.

— Значит нужно продержаться еще один день. Вот список необходимых вещей для Дениски, — напутствовала Вика, — я написала также его рацион питания и режим дня. То, что завтра выходной, это не значит, что нужно бездельничать.

— Конечно, не переживай! Мы выполем все грядки, перемоем посуду и посадим сотню розовых кустов.

— Миша, перестань паясничать, я говорю серьезно! В детском саду всегда дают задания на выходной и, если все оставить на последний день, мозг ребенка будет перегружен.

— Иванова, — в палату заглянула медсестра — готовьтесь к процедурам.

Я улучил момент и быстро попрощался.

 

— Все тебе пора на клизму, а нам, к счастью, нет. Так что мы пойдем выполнять твои указания.

Прямо из больницы мы с Дениской отправились в парк. Ибо нечего портить людям выходной всякими там заданиями из детского сада! Мы ели мороженое, потом пирожные, потом пили много газировки. Потом катались на каруселях и дразнили обезьян в мини зоопарке, в общем в точности следовали инструкциям свыше.

Когда мы усталые заявились ко мне домой, то сил на уроки у нас уж точно не было.

— Встанем пораньше и все сделаем? — предложил я своему напарнику.

— Точно! — согласился он.

Вскоре наше веселье было нарушено звуком подъезжающей машины. Я выглянул в окно и застонал.

— Дениска, к нам гости. Тетя крайне злая, почти ведьма, но ты не бойся, она покричит и уйдет, а мы будем смотреть чемпионат по плаванью, как и собирались.

— Ладно, — заинтересованно кивнул парень.

Я поспешил выйти навстречу своей жене.

— Слушай, у меня в доме ребенок, так что веди себя более сдержанно.

— Какой еще ребенок? Что ты несешь?

— Самый обычный ребенок, но тебя это не касается. Лучше всего будет перенести наш разговор на другое время. Твои претензии могут подождать?

— Я не собираюсь ждать. По-твоему, я так просто тащилась в такую даль?

— Не пешком же, — я не смог сдержать сарказма, оглядываясь на свой бывший легковой автомобиль.

— Так как ты не берешь трубку последние два дня я приехала сообщить, что подала в суд на раздел имущества.

Я посмотрел на нее, словно на умалишенную.

— Зачем?

— Потому что ты не желаешь продавать эту рухлядь, — супруга ткнула пальцем в сторону родительского дома.

 

— Дом стоит намного дешевле квартиры, что я тебе оставил. Суд, Лена, скорее всего, поделит все имущество пополам, и в этом случае ты получишь меньше, чем имеешь сейчас. Ты умеешь считать?

— Не ори на меня! — закричала супруга, как делала всякий раз, когда не могла найти аргументы для спора.

— Делай, как знаешь! Мне, если честно все равно.

— Тебе всегда все безразлично! Ты просто…, — супруга перешла на визг, и я стал оглядываться, как там Дениска. Но парень вновь удивил меня. Он выбежал во двор и, встав, между нами, сказал:

— Не кричите на моего папу!

После этого заявления, у меня отвисла челюсть, а у супруги случился голосовой спазм.

— Кккакого пппапу?!!! — заикаясь, произнесла она.

— Обыкновенного! — как ни в чем не бывало, продолжил Денис. — И вообще, нам некогда тут с вами перепираться, скоро показ по телевидению чемпионата по плаванию, а мы еще уроки не сделали!

Дениска деловито сложил на груди руки и в упор смотрел в багровеющее лицо Лены. Я думал сейчас начнется настоящая буря, но Лена, вдруг как-то обмякла и, не сказав ни слова, села в машину. Мы с Дениской, молча, проводили взглядом автомобиль и вошли в дом.

— Ну, ты брат, выдал! Никак от тебя не ожидал! Точно говорю, ты станешь чемпионом! Ты не только сильный и выносливый, но еще и смелый, бросился защищать меня от злой ведьмы, это ж надо!

Дениска просто сказал:

— Мы с тобой теперь команда!

Мы пожали друг другу руки и сели перед телевизором. Уроки уроками, а чемпионат пропускать никак нельзя!

Вику продержали в больнице еще три дня, так что мы с Дениской за это время действительно стали настоящей командой. Глядя на него, я постоянно думал, как же здорово наверно иметь такого сына. Мне было интересно, куда делся отец Дениски и почему он не живет с ними? На мой взгляд, добровольно отказаться от общения с таким мальчишкой значит, многое потерять в этой жизни.

 

Отец Вики, которого я продолжал навещать в больнице, упорно считал меня мужем его дочери. В остальном же мужчина вел себя вполне адекватно, я бы даже сказал, что крайне разумно, что было очень удивительно, учитывая, первый факт. Во время моих визитов мы с Петром Алексеевичем играли в шахматы, продолжая одну и ту же партию. Когда, в конце концов, я понял, что мое дело плохо и поражение мне обеспечено, пожилой интриган сообщил, что слишком долго поддавался мне и устал от этого фарса!

— Ты, Миша, вероятно, не знал, что в молодости я был чемпионом региона по шахматам.

— Не знал, — восхищенно воскликнул я. Шахматы были моей второй страстью, но до профессионала мне было далеко.

Когда Викторию, наконец, отпустили домой, наверняка в следствие, того, что врач больше не мог терпеть ее наставлений, я предложил девушке забрать ее из больницы.

— Конечно, если тебя не пугает тот факт, что мы поедем на том же автомобиле, что тебя сбил, — ляпнул я.

— Не пугает, — объявила Виктория, — или ты думал, я приобрету фобию в отношении белых микроавтобусов?

— Я просто, все время чувствую себя виноватым за то, что ты оказалась в больнице. В качестве извинения предлагаю использовать меня для переноски твоего тела.

Я легонько подхватил Вику на руки и, не обращая внимания на ее ругательства, понес к автомобилю. Я усадил девушку на сиденье и пристегнул ремнем безопасности.

— Вот! И чего было так волноваться? Вечно ты Иванова все усложняешь!

Дениска уже сидел в машине на сиденье между нами и интенсивно кивал головой в знак согласия. Когда мы подъехали к дому я снова поднял Вику на руки и понес в подъезд. В этот раз она почти не сопротивлялась, только сказала тихим голосом:

— Теперь сплетен не оберешься.

Так я стал помогать Вике по хозяйству. «Пока нога не заживет, — пояснял я, свои действия, — это же я травмировал твою конечность, так что теперь часть твоих обязанностей — моя забота».

Вскоре из больницы выписался и Петр Алексеевич, так что я смог оставить на него Вику и Дениску и поехать в командировку. Работы за время моего отсутствия накопилось много, и я пробыл вне дома чуть более трех недель. Когда я ехал обратно, настроение мое было приподнятым. Я страшно соскучился по Дениске и по Петру Алексеевичу, и чего уж греха таить по васильковым глазам Виктории Ивановой тоже.

 

По возвращении в город, я решил вначале проглотить горькую пилюлю, и отправился прямиком в свою бывшую квартиру, к своей бывшей жене. Во время моей командировки Лена просто изводила меня звонками и настаивала на том, что нам нужно серьезно поговорить. Я решил выполнить ее просьбу и расставить, наконец, эти точки над «и».

— Миша! Ну, наконец-то! — с порога воскликнула жена и попыталась поцеловать меня в щеку. Подобных нежностей я не удостаивался уже несколько лет и, если честно, ее жест был мне крайне неприятен.

— В чем дело? Тебя бросил Егор?

— Миша, перестань, причем тут Егор?

— Ты права, Егор, как всегда, не причем. Выкладывай, что ты хотела сказать.

Я сел на пуф в прихожей и закинул нога на ногу.

— Может быть, пройдешь?

— Нет, разговор состоится именно тут, на пороге, так сказать.

— Хорошо, — Лена вздохнула, — Миша, я переосмыслила нашу жизнь и поняла, что не хочу с тобой разводиться. Так что я забрала заявление и…

— Ты что издеваешься? — не сдержался я, — я ждал этого события, больше свадебного марша! Сейчас же отнеси свое заявление обратно!

— Миша, ты просто пока зол на меня, но пройдет время и все изменится.

— Значит точно, тебя бросил Егор. Наверняка, он умнее меня и заранее раскусил твою двойную игру.

— Двойную игру! — Лена, вдруг, растеряла свое спокойствие, — и это говорит человек, у которого на стороне есть ребенок!

— Какой ребенок? — вопросил я, совершенно забыв про выходку Дениски.

— Я все выяснила! У ребенка даже твоя фамилия! Причем так же, как и у его матери! Не понимаю, правда, как ты это провернул с фамилией этой Вики, находясь в браке со мной? Но видимо она просто сама поменяла свои данные.

Я еле сдерживался, чтобы не расхохотаться.

— Знаешь, что Лена, завтра я сам подам заявление и мы, наконец, закончим эту комедию. Дом родителей и микроавтобус в любом случае останутся при мне, все остальное твое. Если тебя это не устраивает, помни об альтернативе, что я тебе озвучивал. Если, конечно, ты умеешь считать.

Покинув свою прошлую жизнь, я, наконец, помчался туда, куда рвалось мое сердце.

 

Двери мне открыл Петр Алексеевич.

— Наконец-то! — воскликнул он. Вид его при этом был угрюмым.

Через секунду навстречу мне выбежал Дениска.

— Миша, смотри, что мне папа привез!

Мальчик держал перед собой новенький айфон последней модели и мне тут же захотелось выбросить с балкона пакет с ластами и маской, купленные для моего нового маленького друга.

— Круто! — воскликнул я, — тогда это тоже тебе, так сказать в дополнение, — я все же протянул подарки Дениске и добавил, — вот, собственно, за этим я и приходил.

Я развернулся и вышел за дверь, так и не увидев васильковые глаза, которыми грезил всю дорогу.

Уже внизу, возле подъезда меня догнал Петр Алексеевич.

— Муж, — окликнул он, — так и будешь всю жизнь бегать?

— От чего? — недоуменно спросил я.

— Не знаю, от судьбы, от любви или от счастья, тебе виднее — его глаза при этом были очень загадочными.

— А что, вы знаете, где обитает мое счастье? — пошутил я.

— Все там же, где и десять лет назад.

— Ох, Петр Алексеевич, что-то вы не договариваете.

— Думаешь, почему я тебя называю мужем своей дочери?

Я развел руками, давая понять, что не могу объяснить этот факт.

— Потому что, еще со школьных лет все тетрадки и дневники Вики были исписаны фразами: “Мой муж, Михаил Иванов”. Она и сына в плавание отдала, потому что ты занимался этим видом спорта.

— Но, — возразил я, — как же отец Дениски?

— Этот? — Петр Алексеевич указал на окна своей квартиры, — случайная случайность. К тому же у него уже давно другая семья. Дениса он, конечно, иногда навещает, раз в год примерно.

Тут с балкона выглянул Денис и прокричал, потрясая моими подарками:

— Миша, спасибо! Теперь я точно стану чемпионом.

Автор Светлана Юферева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,430sec