Лучшая мама на свете

Галина вошла в комнату подростка и остановилась. Только вчера она здесь убиралась, а сейчас в комнате снова бардак. Вещи разбросаны по полу, носки валялись в разных углах комнаты, книги ещё вчера лежавшие аккуратной стопкой, возвышались кипой посреди стола, а у кровати стояла пустая банка из под компота.

 

— Ванечка, просыпайся, завтрак готов. Вставай, лежебока, я твои любимые сырники приготовила.

— Отстаньте от меня, Галина Алексеевна! И не думайте, что своими сырниками вы сможете заменить мне мать!

Галина ничего такого не думала, она прекрасно понимала, что родную мать никто не сможет заменить, сама жила с мачехой. Просто женщине хотелось подарить свою нерастраченную любовь этому колючему и нелюдимому подростку, чтобы хоть немного облегчит ему жизнь.

— Чего это ты с ним церемонишься? Хочет пусть ест, не хочет, пусть идёт голодным! А опоздает, так это его проблемы, мы уже своё отучились.

— Петь, так он ещё ребёнок, к нему с лаской нужно.

— Я сам знаю, как воспитывать своего сына, а ты вот родишь своего и воспитывай, как считаешь нужным.

— Петь, я думала, что буду рожать не только для себя, а для нас обоих.

Мужчина криво усмехнулся, ну до чего же все бабы глупые. Зачем сейчас ему дети? Он женился, чтобы хозяйка в доме была, Людка-то померла, а дома без женщины ни как. Кто-то же должен убирать, стирать, готовить. Не будет же он после работы с тряпкой по полу ползать. Хотя, если честно ему и одному хорошо было, приходи, когда хочешь, пей, сколько хочешь, хочешь курить – кури прямо в гостиной, а не на балконе, как было обычно. А тут мать заладила: женись, да женись! Вот он и женился на Гале, той уже сорок исполнилось, а замужем она ни разу не была.

Первое время Пётр порывался отправить сына либо к своим родителям, либо к родителям жены, но только Галина всегда была против.

— Не дело это от ребёнка родного избавляться ради собственных утех. Пусть с нами живёт, и мне и ему нужно привыкнуть друг к другу. Петру даже иногда казалось, что Галина его сына любит больше, чем его самого, защищает постоянно, всякие вкусности ему покупает, не ругает никогда, а спокойно доходчиво объясняет ему, где он не прав. А Галина просто хотела показать мальчику, что хоть она и его мачеха, но она не такая, как все остальные. Она сама прекрасно понимала, каково это жить с мачехой, которая не просто заняла место твоей матери, но и всем сердцем ненавидит тебя, потому, что ты словно вечное напоминание о прошлом.

После работы Галина забежала в магазин, она прекрасно знала, что Иван любил курицу, вот и хотела запечь её с овощами. К вечеру запах пряной, ароматной курочки разлился по всей квартире, а квартира снова блистала чистотой. Иван с удивлением обнаружил, что его кровать аккуратно заправлена, учебники стоят аккуратной стопкой, а домашняя одежда висит на спинке стула. И чего это она раскомандовалась тут! Всё равно будет так, как я хочу, подумал подросток, и снова разбросал вещи по комнате, сдёрнул покрывало с кровати и устроил хаос на столе. Когда Галина пришла звать Ивана к ужину, она была удивлена такому быстрому преображению комнаты, но вида не подала, так как она прекрасно понимала, что Иван действует ей назло.

— Ванюша, ужин стынет, мой руки и садись за стол.

Иван специально выждал полчаса, чтобы показать ей, что ему совершено всё равно, и что он не мальчик на побегушках, чтобы бежать по первому её зову, поэтому он медленно, будто с неохотой вышел на кухню, но там уже всё было убрано.

— Я что-то не понял, а где ужин?

— Кто не успел, тот опоздал! Или ты думаешь, что для тебя по сто раз будут ужин разогревать? Теперь будет именно так, не пришёл во время к столу, значит, будешь голодным, и это не обсуждается.

Ваня ушёл в комнату, а Галя ещё долго выговаривала мужу, что он не прав.

 

— Господи, да как же вы мне все надоели! Один действует на зло, вторая решила потакать ему… Да пойми ты наконец, что как бы ты себя не вела, он всё равно не полюбит тебя, как родную мать! Ты ему чужая! Поняла? Чужая!

— А я не хочу занять место его матери! Я понимаю, что я мачеха, и он не полюбит меня, как родную, но это же нормально, если я убираю его комнату, стираю его вещи и готовлю ему еду. Я же не делаю ничего сверхъестественного. Так и должно быть.

— Ой, делай, что хочешь!

Пётр хлопнул дверью, и вышел на улицу, а Галина поспешила на кухню, чтобы разогреть ужин и покормить мальчика, пока отца нет. Спустя несколько минут Галя уже была в комнате Ивана, она поставила поднос с едой на стол и молча вышла из комнаты. Поначалу Иван не ел, делая вид, что не голоден, но голод как известно не тётка, и подросток быстро расправился с едой, а затем почему-то вынес поднос с грязной посудой на кухню.

Иван рос, а вместе с ним вырастали и проблемы связанные с ним. Нет, он больше не устраивал беспорядка в комнате, он сам заправлял кровать и следил за чистотой, даже иногда помогал Галине с уборкой, вот только слова отца, он постоянно воспринимал в штыки. Очень часто Иван прогуливал школу, и бесцельно слонялся по городу. Кто-то даже говорил, что подросток связался с плохой компанией, так как очень часто он поздно приходил, а от его вещей пахло сигаретами.

Галина была уже в декрете и прекрасно понимала настроение мальчика. Ей иногда казалось, что во всех бедах виновата она одна. Вошла в их семью, ещё и сына родила, тут немудрено, что Иван почувствовал себя ненужным и пытается им показать, что они тоже не нужны ему.

В этот вечер он снова пришёл поздно, мужа ещё не было, и Галина решила поговорить с Иваном с глазу на глаз.

— Ванюша, можно? Я на минутку… Ты наверное меня жутко ненавидишь… я тебя понимаю… Сама когда-то ненавидела свою мачеху. Моя мама умерла, когда мне было шесть, отец сразу же женился, женщины поговаривали, что у них ещё при жизни моей матери был роман, но дело не в этом. Мачеха меня жутко ненавидела, наверное, оттого, что я была очень похожа на мать. Когда отец был дома, было всё нормально, но стоило ему уйти на работу, то Тамара сразу становилась другой. Она не кормила меня, обращалась ко мне со словами «пигалица» или «ничтожество», а за малейшую провинность сильно наказывала.

— Сама виновата, нужно было отцу пожаловаться.

— Я жаловалась, только он мне не верил. При отце Тамара была совсем другой. Сюсюкалась со мной, будто меня обожает, а на самом деле… Ты не подумай, я не хочу занять место твоей мамы, маму никто заменить не сможет. Просто я хочу, чтобы ты знал, я люблю тебя точно так же, как и своего сына. Вы мне одинаковы дороги. Пусть для тебя я просто мачеха, но ты для меня сын, и мне больно видеть, что ты стал плохо учиться и вообще…

— Я всё понял… идите, кажется, Павлик проснулся.

И хотя не сразу, но всё же Иван начал лучше учиться, и даже школу окончил без троек. С Галиной отношения у Ивана тоже наладились, он даже помогал ей с Павликом, когда та была занята. А вот с отцом отношения ухудшались день ото дня. Казалось, они были не отец и сын, а злейшие враги, которые только и жаждали мести.

Галина развешивала бельё, когда услышала крики во дворе. Прислушавшись, женщина поняла, что это Иван ругается с отцом.

— Ах, ты щенок! Если я только узнаю, что ты таскаешься к этой Светке, то я тебе ноги переломаю!

— А что так? Значит, тебе к её матери таскаться можно, а мне к её дочери нет?

— Говори потише! А то услышат…

— А мне некого бояться! Я ничего предосудительного не делаю, и я не изменяю жене, как ты!

 

Галина медленно опустилась на пол. Она подумать не могла, что её муж способен на такое. Да, у них не всё гладко, и они в последнее время отдалились друг от друга, но она думала, что это из-за того, что Павлик маленький, и очень часто они только и мечтают о том, чтобы просто выспаться, а оказалось дело совершенно в другом. Что сейчас делать? Уйти? Подать на развод? Или молча терпеть и делать вид, что ничего не происходит? Галина была в недоумении от услышанного, было ощущение, будто земля уходит из под ног. Она молча разогрела ужин, так же молча покормила мужчин и ушла в комнату. Почему-то хотелось уединения, чтобы собраться с мыслями и решить, как жить дальше, но одно женщина знала точно, что как раньше уже ничего не будет. Иван уже вырос, он сам сможет о себе позаботиться, да и Пётр судя по всему внакладе не останется, вот уже даже замену ей нашёл. Ну, ничего, она и сама справиться. Ребёнка она родила, собственное жильё имеется, да и работа хорошая, ещё пару месяцев и она выйдет из декрета, а Павлика в садик определит.

Всю ночь Галина не могла сомкнуть глаз, а на утро проснулась от криков мужа.

— Вот паршивец! Ну, я ему покажу!

— Что случилось?

— А ты полюбуйся!

В гостиной сидела женщина, которая наиграно демонстративно вытирала слёзы. Галина для себя отметила, что женщина выглядит ухоженно, не то что она, но, по крайней мере, в отличии от незнакомки Галина никогда не играла роль, а всегда была предельно честна со всеми.

— И всё-таки, что произошло?

— Мой сын сбежал с её дочерью!

— Так…а сколько лет дочери?

— Они одноклассники…

— Стало быть обоим по восемнадцать… тут мы бессильны, они уже совершеннолетние и не нам решать…

— Это потому что не ты его родила! Поэтому тебе всё равно, скажи ей Петь.

— Да, Петь, скажи, уж не эта ли та женщина, о которой на весь двор кричал твой сын? А знаешь, тут ты права, не я его родила, как и твою дочь тоже! Сами разбирайтесь в сложившейся ситуации, а я лучше пойду, у меня столько дел… Ещё нужно вещи собрать, на развод подать…

Галина вернулась в свою квартиру и подала на развод. К её великому удивлению Иван пришёл и остался жить у неё, а спустя неделю к ним переехала и Светлана. Ваня и Светлана расписались, и по настоянию Галины поступили учиться на заочное отделение. С отцом и матерью они так и не общаются, зато Галину кроме как мама больше никак не называют.

Спустя годы у Ивана уже собственная квартира и высокооплачиваемая работа, а Светлана счастливая мать и жена. Известие о смерти Галины застало всех врасплох, женщина легла спать, а утром не проснулась. Теперь уже Павлик пятнадцатилетний подросток, которому так требуется родное плечо рядом. После похорон, Иван настоял на том, чтобы Павлик жил у них, он прекрасно понимал, что в неоплатном долгу перед Галиной, и только этим сможет отблагодарить женщину, которая не только направила его на правильный путь, но и практически заменила ему мать.

У могилы стояли двое братьев. С мраморного памятника, словно живая на них смотрит Галина и улыбается. Пролетавшая мимо голубка, уселась на памятник и внимательно посмотрела на братьев. Увидев это, пожилая женщина, проходившая мимо, подошла к братьям поближе.

— К мамке пришли? Вот и она прилетела на вас посмотреть, голубкой обернулась, чтобы вас увидеть.

 

А голубка посидела немного, а потом сделала несколько кругов над их головами и улетела. Видно теперь она спокойна и её душа не болит за младшего сына, ведь она видит, как Иван забоится о Павле.

— Эх, и повезло же вашей мамке, хороших сыновей она вырастила… мои вряд ли будут приходить ко мне на могилку, вот даже к отцу не ходят.

— Живите долго, бабушка. А наша мама была и правда самой лучшей на свете…

Иван украдкой смахнул слезу, тогда много лет тому назад он даже думать не мог, что когда-то будет оплакивать свою мачеху. В начале он мечтал, чтобы отец бросил её, потом он мечтал, чтобы Галина умерла, как и его мать и исчезла из их жизни, а теперь он понял, что за эти годы Галина стала роднее и ближе его отца, и не только смогла заменить ему мать, но и стала близким другом, которая всегда выслушает и даст дельный совет. Такие мачехи большая редкость, да и какая она мачеха? Она самая лучшая мама на свете.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.94MB | MySQL:70 | 0,453sec