Лунная соната

У Алёны близился день рождения. Девочка пригласила в гости всех ребят класса. Ей исполнялось пятнадцать лет, хотелось большого праздника. Родители были согласны на такое мероприятие, благо дом позволял. Пришли почти все – семнадцать человек. Алёна была рада, что так много гостей.

 

Она порхала между ребят в капроновом нежно-голубом платье, специально сшитом по такому случаю, и казалась неземным созданием. Другие девочки были тоже нарядными, но Алёна в этот день превзошла всех. Её глаза сияли от радости: столько гостей в её честь в их доме было впервые.

Мальчишек было только пятеро. Пришли те, кто сидел рядом с Алёнкой и ближе общался. Среди них был и самый стеснительный и замкнутый мальчик класса – Костя. Алёна меньше всего думала, что он придёт. Но, видимо, Костя переборол свою стеснительность. Он был в классическом костюме: строгие брюки и пиджак, под которым белела отглаженная рубашка.

«Только галстука не хватает, а то прямо жених», — шутливо шептались девчонки. Алёнка слышала это и тоже улыбалась. А Костя, ничего не подозревая, рассматривал библиотеку в гостиной, в то время как другие мальчишки крутились возле коллекции моделей машин отца Алёнки.

Когда поздравления и музыка стихли, все гости сели за стол. Ребята радовались большому количеству пирожных, всякой выпечки и фруктов.

Затем начался импровизированный концерт. Кто-то прочитал стихи, Сашка – самый весёлый мальчик класса, даже показывал фокусы и карточные трюки. Ребята смеялись над его нехитрыми и не всегда удачными пассами, а он только приговаривал, смеясь:

— Ловкость рук, и никакого мошенничества. Ловкость рук!

Алёнка приготовила свой танец. Она исполнила его в полутёмной комнате с фонариками в ладонях. Все хлопали. И потребовали танцев. Но пока мать Алёнки убирала со стола, чтобы освободить больше места для танцев, кто-то предложил:

— А пусть пока Костя сыграет что-нибудь. Он же учится в музыкальной школе.

Ребята захлопали и Костю подтолкнули к пианино, стоящему в углу гостиной.

Как всегда, стесняясь, мальчик неуверенно прошёл к пианино и сел на стул. Раскрыв крышку, он потёр ладони, на мгновение задумался и заиграл. Покатились упругие и сочные, слегка приглушённые волнообразные звуки. В гостиной все смолкли и стали смотреть на Костю. А он невероятным образом изменился.

 

Алёнка, севшая в кресло рядом с пианино, не узнавала своего одноклассника. Он словно выпрямился, и стал стройнее и выше. Руки его свободно и плавно передвигались над клавишами, а пальцы будто впервые нащупывали и прокладывали дорогу той нежной мелодии, которую все узнавали. Это была «Лунная соната» Бетховена…

Алёнка как зачарованная смотрела на клавиши. Она не умела играть. Когда-то мать отдавала её в музыкальную школу, но девочке больше нравилось танцевать, а не многочасовое сидение за инструментом. И она пошла в танцевальный кружок, бросив занятие музыкой.

Ребята следили за каждым движением пианиста. Костя, не обращая ни на кого внимания, увлечённо и слегка раскачиваясь в такт волнам сонаты, творил волшебную лунную музыку. Звуки то отчаянно стонали, словно молили о чём-то, то почти успокаивались от вселенской безысходности, и потом снова закипали и стихали горящими каплями на лунном холодном снегу.

Мать Алёны стояла у входа в комнату и с умилением смотрела на Костю, слегка склонив голову. Алёнка перевела взгляд с рук Кости на его лицо и снова поразилась тому выражению глаз, которого она раньше не видела у мальчика. Его грустный взгляд был направлен на руки, но казалось, что он смотрит куда-то далеко-далеко сквозь время, и видит что-то неосязаемое и недоступное другим.

Когда музыка, устав бороться и волноваться, обессиленно стихла, Костя плавно перенёс руки на колени и снова весь сжался. Он стал прежним. Но только не для Алёны.

Ребята аплодировали Костику, а он, кивнув головой в знак благодарности, быстро исчез где-то в прихожей. Алёна хотела высказать ему свою благодарность за игру, но девочки отвлекли её, прося музыки для танцев. А когда начались танцы, Алёну подхватили ребята и поставили в круг, образуя вокруг неё цепь. Алёна танцевала и веселилась, а когда спустя полчаса стала искать Костю в доме, то мать её сказала, что Костя извинился и ушёл – ему пора было домой, нужно было делать уроки с младшим братом.

Придя на следующий день в школу, Алёна на перемене подошла к Косте.

— Спасибо тебе за сонату. Ты был вчера лучше всех. То есть я просто не могу даже высказать, как мне понравилось, как ты играл…

— Правда? – обрадовался Костя. Он широко улыбнулся и вдруг предложил:

— У нас в актовом зале на сцене есть рояль. Можно после уроков там поиграть, если открыто будет.

После уроков они пришли в актовый зал. Там никого не было. Они поднялись по ступеням на сцену и за кулисами увидели большой пыльный рояль. Свет от окошка падал на клавиши.

Костя сел за рояль, а Алёнка встала у окна. Теперь они были только двое. И музыка объединяла их чувства. Костя играл, казалось, более уверенно и раскованно. Он смотрел только на свои руки, но чувствовал волнение и радость, что с ним рядом Алёна.

А она любовалась осенним ветреным днём, который бросал золотые листья прямо под окно в такт музыке, и сонату Алёна теперь воспринимала по-другому, иначе чем вчера, как осеннюю грусть, смирение и наступающий покой…

Когда музыка стихла, Костя встал и подошёл к Алёне. А она прошептала:

— Необыкновенная. Она каждый раз разная. Меняется. Она – живая…

 

Девушка повернулась к Косте и посмотрела ему в глаза. В этот раз Костя не смутился, не сжался в комок, как обычно. Она увидела в его глазах восхищение и нежность. Он обнял Алёнку и поцеловал.

С того первого поцелуя они были вместе. Их школьная влюблённость стала единственной и большой любовью на долгие годы.

О такой любви говорят, что она даётся судьбой. И не многим. Избранным.

Костя и Алёнка до сих пор вместе. Они уже учат музыке своих внуков. И до сих пор любят Бетховена.

«Одной любви музыка уступает, но и любовь – мелодия» — писал Пушкин. И нельзя сказать возвышеннее и точнее…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:70 | 0,388sec