Самая мудрая соперница

— О-ле-ся!!!

Голос Зинки прорвался с улицы и не откликнуться было нельзя, ведь не уйдет… Беспомощно оглянувшись на бабулю, девушка вышла на крыльцо.

— Ну, ты как, подружка? В порядке?

— В порядке! Заходи в дом!

— Не могу, надо на работу! Я на пару слов! Сегодня у меня день рождения!!! Вот! Ждем тебя, -тут подружка хохотнула, -можно и без подарка, только приходи, хорошо?

— Зин, прости, не смогу… Я… У меня, -Олеся лихорадочно соображала, придумывая причину для отказа, но Зинка не оставила никаких шансов:

— Ой, да знаю я! Из-за моего Костика не хочешь? Да не боись, он не кусается! А то ж подумает еще, что ты к нему неравнодушна!

 

Она все смеялась, и возразить ей было нельзя, пожалуй…

Девушка обреченно кивнула головой, принимая предложение.

— Ну, так я пошла! Учти: не позже семи, хорошо? Раньше-можно!

* * *

Конечно же, она сильно сомневалась. Не было никакой уверенности, что ей удастся легко справиться со своими чувствами, которые теперь, после встречи с ним, со своей первой любовью, казалось, только возросли…

От всех этих мыслей у девушки разболелась голова и она прилегла на диванчике в гостиной.

Мария Алексеевна, заметив, что внучке опять нездоровится, присела рядом:

— Что с тобой, моя девочка? Признавайся: что тебя беспокоит?

Неожиданно даже себя самой, Олеся горько разрыдалась, но признаться в причине своего недомогания не хватало духа…

Не дождавшись объяснений, бабуля заварила чай на каких-то травах и принесла:

— Попей, тебе полегчает! И силы восстановит и нервы… Вижу, что скрываешь от меня что-то, а зря. Одна голова хорошо, а две лучше! Что ни говори, а я жизнь прожила, глядишь и помогла бы с советом, -и, не дождавшись ответа, добавила, -но в душу не полезу. Захочешь-скажешь!
Ах, как же хотелось девушке прижаться к своей бабуле и все-все ей рассказать, но казалось, что беспокоящие ее мысли настолько постыдные, что язык не поворачивался их озвучивать…

Заваренный чай и в самом деле справился со своим назначением. Потихоньку мысли приняли разумное направление и всё уже совсем не казалось настолько катастрофичным. Она уже взрослая и сумеет справиться со своими чувствами!

* * *

Ближе к вечеру Олеся, хоть и все еще сильно волновалась, но уже была готова провести вечер в компании той, которая с такой легкостью прошла между ней и ее первой и единственной любовью…

Собрав в палисаднике большой букет георгин и прихватив коробку конфет, Олеся появилась в доме своей разлучницы…

Стол был уже накрыт, из магнитофона звучали развеселые мелодии.

Просторная, уютная кухня, с занавесочками, вышитыми салфетками, красивой мебелью, напичканная разнообразной техникой, радовала глаз и… Вызывала легкую зависть… Это счастье Зинки. Не её. Да, не её!

 

А вот её счастье где-то заблудилось. И, скорее всего, никогда и не найдет ее…

— Ой, спасибо!!! Такие красивые георгины только у твоей бабули и растут! Каждый год прошу ее дать на рассаду, но она не дает, -посмеивалась подруга, устраивая подарок в красивую хрустальную вазу, -давай, проходи, садись! Костик вот-вот придет, но мы можем и без него начать, а потом еще и моя мама присоединится, только чуть попозже!
Олеся грустно улыбалась, радуясь, что у нее есть возможность немного освоиться в этом доме.

— Хочешь, покажу тебе дом, -спросила Зинка.

Девушка неопределенно пожала плечами. Навряд ли ей доставит удовольствие созерцать комфортное гнездышко чужого счастья, но причин для отказа не нашла, поэтому безвольно пошла вслед за подругой, которая с такой гордостью повела ее по дому.

— Вот! Четыре спальни, зал. Но мне больше всего нравится посидеть на веранде! Ты только посмотри, какая красота отсюда!

И, действительно, огромная веранда, на которой гармонично расположились большой стеклянный стол и плетеные кресла. Огромное количество разных цветов в уютных вазонах радовали глаз. Открывающийся вид на поля до самого горизонта успокаивал, настраивал на положительные эмоции.

Олеся представила Костика в этом самом кресле и рядом с ним ее, Зинку.

Как-то странно пришла мысль: » А кто я вообще здесь и почему меня все это беспокоит? Чужая семья, муж и жена. А я все еще мечтаю о чем-то…»
В это время со двора послышался шум подъехавшей машины. Сердце девушки заколотилось. Кровь прилила к лицу, и она отчаянно предпринимала попытки справиться со своими чувствами.

— Ой, приехал, пошли на кухню, -потащила Зинка Олесю за руку.

В прихожей слышались голоса. Явно кто-то еще с Костиком! Девушки переглянулись.

— Не знаю, кого он там еще привел, -недоуменно проговорила Зинка, но Олеся уловила в ней какое-то лукавство.

Да! Костик был не один. Близко стоял, на расстоянии вытянутой руки.

Рядом с ним стоял тот самый племянник соседки, тети Марины, Михаил.

И страшно было посмотреть, но посмотрела…

 

Вначале в лицо Костику. Точнее, в его глаза… Да они остались теми самыми, в которые она когда-то влюбилась и которые уже несколько лет преследовали ее в воспоминаниях: огромные, синие, с длинными, слегка рыжеватыми ресницами…

И вот этими самыми глазами он смотрел на нее с некоторым смущением…

Несколько помявшись, протянул руку со словами:

— Ну, здравствуй! Как себя чувствуешь, злостная ныряльщица?

— Здравствуй, -едва слышно ответила девушка, чувствуя, как кровь разливается по лицу.

Она понимала, что поступает крайне неосмотрительно, но не могла отвести глаз. В ушах звенело, голова плохо соображала, но продолжала смотреть ему в лицо… Вот он, рядом и, наверное, слышит, как бешено стучит ее сердце…

Неловкость разрядил Михаил, который, бесцеремонно оттеснив Костика, протягивал ей руку:

— Здравствуй, красавица! Познакомимся? Меня зовут Михаил!

— Олеся, — протянула руку девушка и, посмотрев в лицо гостя, подумала, что сходит с ума…

Так не бывает! Те же самые глаза, как и у Костика! Абсолютно! И… И лицом сильно похож, только гораздо более четко очерченные черты лица, более выразительные. Одет по-городскому, модно и очень аккуратно побрит, коротко острижен.
Невольно, совершенно не отдавая себе отчет, Олеся сравнивала двух мужчин, переводя взгляд с одного на другого.

Не признать того, что Михаил смотрелся намного выигрышно, было невозможно… Мужественное лицо, спортивная фигура, ростом выше Костика на полголовы…

— Ну, проходите уже, что стоите, -Зинка деланно возмущалась, посмеиваясь, приглашая всех в кухню.

Усаживая всех за стол, подруга объясняла:

— Что, похожи? Так они же двоюродные братья! И родились в один год, представляешь? Только Мишка в городе жил и приезжал редко. Вот ты его и не видела никогда!

— Видела она меня, видела, -перебил Михаил, -только мы не познакомились еще! Зря, что ли, соседи!

Потихоньку Олеся осваивалась, так как теперь все внимание перехватила на себя Зинка, без конца подкладывая всем свои шедевры кулинарного искусства и попутно рассказывая, как что готовила.

 

Чуть позже появилась Нина Петровна, мать хозяйки дома, полная, но подвижная, жизнерадостная дама, груженая продуктами со своего хозяйства.

— Мама, так у нас же все свое, и чего ты все несешь и несешь, -опять возмущалась Зинка.

— Ничего, лишним не будет, не перечь матери, -женщина уже раскладывала по тарелкам принесенные запасы.

Уже сидя за столом, Нина Петровна все расспрашивала Олесю про учебу, про планы на жизнь и все внимательно прислушивались, изредка вставляя какие-то фразы.
Костик разлил вино по бокалам, произнес тост за именинницу. И все дружно выпили, если не считать Олеси, которая только пригубила. Не могла она никогда пить спиртное, но, к счастью, никто сильно и не настаивал!

Девушка, несмотря на то, что все еще смущалась, тем не менее, уже довольно спокойно отвечала на вопросы и в какой-то момент обратила внимание на то, что мать Зинки уж очень часто переводит взгляд с нее на Михаила и наоборот… А потом и вовсе выдала:

— Вот что я вам скажу! Надо вас поженить! Ох и пара будет, всем на зависть!

Все весело переглянулись, посматривая на смутившуюся девушку, но тут уж хозяйка дома радостно провозгласила:

— И это еще один повод поднять бокалы! Костик, ну, чего ждешь? Разливай!

С трудом справившись с волнением, девушка сделала попытку охладить попытку неожиданного сватовства:

— Перестаньте! Я пока замуж не собираюсь… Мне надо еще год учиться!

— Так никто тебя прямо сейчас и не сватает! Что мешает вам присмотреться друг к другу! Это в старину чуть по рукам ударили и сразу под венец, -весело говорила Нина Петровна, не переставая хитро поглядывать на молодых и все подкладывая им в тарелки вкусности.

Михаил сидел напротив девушки и как-то очень по-доброму смотрел на нее, ободряюще улыбаясь:

— Нет, ну вот вы и в самом деле! Куда торопитесь? Смущаете девчонку! Не всё же сразу!

И, уже когда все насытились, Нина Петровна скомандовала:

— А что это вы что сидите? Ну-ка, вставайте, потанцуйте! А я погляжу на вас, порадуюсь! Эх, где моя молодость!
Михаил как-будто ждал этой команды, тут же потащил Олесю за руку к центру кухни.

Медленная красивая мелодия, которая лилась из магнитофона, успокаивала, настраивала на лирическое настроение.

 

Михаил положил ей правую руку на талию, а в левую вложил ее руку и прижал к своей груди. Его лицо оказалось чуть ли не на голову выше её головы, но это не мешало ему, склонившись, заглянуть в ее глаза. И девушка не устояла, тоже посмотрела в эти, такие родные, такие любимые глаза и не могла не увидеть в них такой нескрываемый интерес, такие чувства, что, испугавшись, тут же отвела взгляд…

Тепло его рук, волнующий запах парфюма и исходящая от него сила сводили с ума…

Она вся трепетала, отвечая всем своим существом на тот самый призыв своего молодого, созревшего для любви тела, настолько, что ей стоило огромного труда сохранять сознание. Мысли путались, набегая друг на друга, отлавливая в неразберихе самое важное: это ведь не Костик! И осознание того, что именно он, этот почти незнакомый, но уже настолько свой, понятный, нужный, единственный человек во всем мире нужен ей, что на второй план отошло совершенно все. И почему-то через всю путаницу мыслей в висках стучало музыкой одно только слово, одно только имя: Михаил! Миша!

Самое-самое красивое имя…
Она даже не заметила, что рядом танцевали уже Зинка с Костиком и, случайно встретившись глазами со своей первой любовью и уловив в них некоторое то ли сожаление, то ли ревность, уже нисколько не сомневалась: ей это уже совсем не интересно!

Уже много позже Зинка со смехом ей рассказала о том, что вся эта встреча была спланирована вместе с ее матерью, Ниной Петровной…

К тому времени Олеся уже была мамой двух маленьких сорванцов, счастливой женой, хозяйкой небольшого, но очень уютного коттеджа.

И никто не упрекал ее в том, что она безрукая, неумеха… Жизнь научила всему рядом с любимым и терпеливым мужем.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.95MB | MySQL:70 | 0,421sec