Мачеха

Яна проснулась от ругани и не смогла уснуть.

Опять эти крики, мать с отцом орут так, будто в лесу живут!

Девочка включила ночник и посмотрела на будильник. Три часа ночи, ну что такое?! Ей вообще-то в школу с утра. Детский сон крепче криков, поэтому Яна задремала, и проснулась оттого, что ее грубо толкнула в плечо мать:

— Вставай, Янка! Собирай свои вещи, уезжаем отсюда. Срочно! В дороге поспишь!

Яна попробовала взмолиться:

— Ма-а-ам, можно еще посплю, чуть-чуть, а?

— Нет! Если уснешь, то с отцом останешься! Я уеду без тебя!

 

Перспектива остаться с отцом-пьянчужкой совсем не прельщала четырнадцатилетнюю Яну, поэтому девочка вскочила с кровати и принялась срывать свои вещи с вешалок в шифоньере.

К семи утра Яну с матерью увозила машина такси, в город. Яна задавала родительнице вопросы:

— А школа, мам? Меня учителя хватятся.

— Ты пойдешь в другую школу. В городе.

— А папа?

Яна вспомнила спящего отца. Тот обнимал бутылку и крепко спал, когда Яна перед отъездом заглянула в родительскую спальню.

— Твой папа — алкаш. Он забулдыжка, Ян. Зачем нам тратить свою жизнь, любуясь на него, вечно пьяного?

***

Таксист высадил их в городе у небольшого частного домика. Мать постучала в ворота и к ним вышел мужчина, лет сорока-сорока пяти на вид. Незнакомец смерил Яну взглядом и нахмурился:

— Значит, приехала. Это хорошо, я очень рад тебе. А это кто?

— Это… Яна, — неуверенно произнесла Рита. — Я же рассказывала тебе, она… моя дочь.

— Понятно, и ее привезла таки. Ладно, проходите в дом.

Мужчина забрал у матери сумки с вещами и провел их в дом.

Яна с удивлением разглядывала чужое жилище. Просторно, убранство внутри дома богатое, не то что в их доме.

На часах уже показывало девять часов утра, Кирилл указал на комнату, в которую мать и повела Яну. Это оказалась спальня, оформленная в светло-сиреневых тонах.

Судя по всему, жилая. Потому что на заправленной покрывалом кровати лежал розовый пушистый халат. Везде вещи, милые рисунки на стенах, духи, косметика, книги, диски, говорящие о том, что их хозяйка — девочка. Или даже девушка.

— Ничего здесь не трогай, — шепотом потребовала мать. — Сегодня ты можешь отдохнуть. Можешь полежать тут, — указала она на маленький плюшевый диванчик, — я принесу тебе что-нибудь покушать.

— А где мы, мам? Кто этот дядя? — шепотом поинтересовалась Яна.

Сказать что она была заинтригована происходящим — это ничего не сказать.

— Этот дядя…

Мать замешкалась, отводя глаза.

— Называй его дядей Кириллом. Он, в-общем, он хочет на мне жениться.

— Жениться?!

Девочка была поражена.

— А как же папа?!

— О, девочка моя, чем такого отца иметь, лучше вообще никакого не иметь! Неужели ты еще не поняла это?

Маленький внутренний мир Яны перевернулся.
Она всегда думала, что будет жить в своей пусть и скандальной, но все же семье, с мамой и с папой.
Папа хоть и начал пить последние годы, всегда относился к дочери с нежностью и уважал ее права.
Это с мамой он воевал, честно говоря потому, что мама сама «нарывалась». Яна заметила что мать всегда (!) подначивала отца, начиная унижать и сравнивая с другими мужчинами (мужьями подруг, и прочих, из окружения). Естественно, отец заводился от ее упреков и начинал скандалить.
Сколько раз Яна просила мать не начинать ссоры. Но как она, ребенок, могла повлиять на поведение взрослых? Никак.

 

…Мать снова вошла в комнату и принесла ей стакан молока с булочкой, села рядом на диванчик и улыбнулась:

— Ух теперь мы и заживем, Янка. И не вздумай жалеть отца! Он сам виноват, что потерял меня. Нас, то есть. Если вдруг увидишь его где-нибудь — беги! Поняла меня? И не смей с ним разговаривать!

Мать снова посмотрела на Яну. Ей показалось, что дочь не слышит ее, поэтому она ущипнула ее в плечо:

— Ты что не слышала что я сказала тебе? Не смей общаться с ним! Вот, посмотри, что он сделал со мной!

Рита задрала край блузки и девочка увидела синяки на ребрах.

— Это он. Лупил меня. Уверена, если б мы не сбежали, то вскорости, он бы и на тебя руку поднял!

Вздохнула Яна. Ей не хотелось сейчас разговаривать с матерью. Слишком многое изменилось в жизни, хотелось понять, что же делать, как вести себя дальше…

— Я посплю, мам.

И она действительно уснула, несмотря на то, что слышала приглушенные разговоры матери и дяди Кирилла в другой комнате.

***

…Проснулась она от громкого стука.

В комнате стояла девушка, по виду старше Яны. Наверное ей шестнадцать, или даже больше, лет.

Девушка была прямая как палка, черные волосы собраны в хвост, глаза подведены черным карандашом, на губах — темно-коричневая помада. Стильно одета. Яна давно мечтала о таком платье какое на ней было надето сейчас.

— Я Яна, — выдавила из себя жалкую улыбку Яна.

— Тебя мне тут не хватало! — сообщила незнакомка. — Еще и на диван мой завалилась, в одежде.

— Извини, — пролепетала Яна.

Хозяйка комнаты явно была зла на Яну. В комнату робко постучав вошла Рита, с приклеенной улыбкой на лице, за ней следом вошел Кирилл.

Яна заметила новое красивое платье на матери. Заметила ее счастливый сияющий взгляд.

— Юлечка, дорогая моя, это моя дочь Яна, — прощебетала мать.

— Встань, Яна, — сверкнула она злобно глазами в сторону дочери. — Ведешь себя сейчас невоспитанно! Вы извините ее пожалуйста.

— Да все хорошо, — заявил Кирилл. — Не нужно никаких извинений. — Хочу сказать, что я уже заказал вторую кровать в комнату, и шкаф, еще один. Поставим также стол со стулом, для занятий, так что места в комнате всем хватит.

— Ого какие перемены, — недовольно заметила Юля. — А у меня кто-нибудь спрашивал, хочу ли я такого соседства?!

— Юлия, — жестко произнес Кирилл. — Мы с тобой об этом уже разговаривали! И кажется, все решили. Не начинай пожалуйста.

Юля со злостью посмотрела на Яну и выбежала из комнаты. Кирилл пошел за ней следом, побежала следом и мать, не обратив внимания на Яну.

«Так-так, — усмехнулась Яна. — Маме захотелось сменить мужа, а подстраиваться под обстоятельства должна я.»

Отчего-то захотелось плюнуть на всех и уехать домой, к папе. Хоть мама и плохого о нем мнения, Яна чувствует с ним рядом себя, в безопасности. Он родной человек, хоть и пьяница… Он… Намного ближе, чем даже мать.

 

Но ничего не поделаешь, раз мать решила жить отдельно от отца. Ей, Яне, придется принять решение родительницы и смириться. Возможно что со временем их с Юлией отношения сгладятся. Не век же она будет дуться?

***

Юля грубила Яне, называя «приживалкой». Исподтишка делала мелкие пакости, например, прятала зубную пасту, туалетную бумагу в ванной; в ее комнате был свой собственный санузел.

Не будила Яну с утра, сама уходила на занятия, тихо одеваясь, Яна же часто опаздывала. Постоянно Яна недосчитывалась то ручки, то тетради в своем рюкзаке, хотя точно помнила, что все лежало на своих местах.

…Отношения матери с Юлией были нежными: Яна видела что Юля уважает мачеху, называет мамочкой. Они подолгу с Ритой шепчутся, спрятавшись в другой спальне.

Но вот какая оказия: пока мать старалась завоевать внимание и уважение от падчерицы, к Яне она начала относиться отстраненно и холодно. Не забывая при этом давать приказы:

— Яна что ты сидишь как в гостях, иди мой посуду! Иди вещи развесь, иди уберись в комнатах! Иди приготовь еды!

… Дальше больше: вот мать уже уходит гулять с Кириллом. Юлю они зовут с собой, та не отказывается.

А по выходным у них уже в привычку вошло, гулять втроем по магазинам и кафе-ресторанам: мама, Кирилл и Юля.

Яна остается одна в доме, но с целым списком указаний от матери: полить и прибрать комнатные цветы, рассортировать и погладить вещи, в ванных комнатах убраться и приготовить ужин.

Троица возвращается поздно вечером, громко делится впечатлениями: то они на катке резвились, то они фильм новый смотрели, то ходили в спа-салон.

Яна смотрит на свою мать и удивляется, что же произошло с матерью, куда делись вдруг все родственные чувства?!

***

Возвращаясь из магазина, Яна видит отца.

— Янка!

«Беги!» — вспомнила слова матери Яна, но не бежит. Это ведь папа. Родной папа. Что он сделать может плохого?

Яна прячет от отца свои глаза.

— Яна, дочка, а вы чего сбежали то? Ну ладно мать, она нам чужая. Но а ты то?

Девушка внимательно разглядывает отца. Пил что ли опять? Да непохоже вроде бы.

— Пап, ты сам виноват. Зачем бил маму?

— А, я понял, Янк.

Отец смотрит на дочь своими пристальными серыми глазами.

— Я все понял, Ян, это она тебе голову запудрить успела. Только я не понял, зачем ты ей. Ты же ей никто, Яна! Надо было мне сразу тебе сказать, что она тебе не мать. Она — мачеха! Я женился на ней, когда тебе было два годика…

Он схватил ее за руку. Нет, вцепился своей серой, землистого цвета лапой, и зашептал:

— Янка, дочь, верь мне, пожалуйста, она не мать тебе!

— Отпусти, папа!

Яна сама не понимает что уже кричит изо всех сил:

— Пусти, папа, пусти, не трогай меня, сказала!

Она вывернулась из его рук и убежала. Он долго еще кричал ей всякого.

 

…Дома она первым делом забежала в ванную и там сев в углу, принялась плакать. Горько плакать. И не совсем понятно было, отчего она захлебывается в слезах, то ли ей отца жалко, то ли она поверила его словам?..

***

Мать потихоньку превратилась в монстра. Об этом Яна поняла, когда заболела.

Яну только что выписали из больницы, где она пролежала с аппендицитом. Диагноз этот не подтвердился, оказалось, простыла. Мать очень зла на Яну, шипит:

— Меньше надо было шататься по подворотням. Повадилась гулять, лучше бы дома помогала с уборкой!

Яна шевелит своими бледными, с синевой губами:

— Мам, ты купила лекарства мне, которые врач назначил?

— Сама сходишь! Где я по-твоему должна взять деньги?! Мне их у Кирилла просить? Он ведь и так для нас много сделал! А ты еще причиняешь всем нам неудобства!

Яна останавливается, кажется что-то не то.

— Ма, почему ты не подаешь на алименты тогда?

— Да какие алименты могут быть у пьянчуги, оспаде! — шипит мама. — Мелочь! У меня все надежды на то, что ты заберешь у папаши дом. На что он ему? Все равно пропьет. Можно будет этот дом продать и закрыть все наши расходы.

— Значит я тебе нужна… В качестве кого, мама? Папиной наследницы? Скажи правду… Ты ведь не моя мать, да? Ты мне — мачеха!

Рита смотрит на дочь с ненавистью:

— Да с чего ты вообще взяла?! Ты что, виделась с папашей? Это он тебе нагородил всякого?!

Яна злится, качает головой, топает ногами:

— Скажи мне, это правда?! Я тебе нужна, только из-за дома, да?! А если я тебе отпишу дом, то уже не нужна буду?!

Рита наотмашь дает пощечину:

— Какая же ты истеричка, вся в отца! Я столько лет тебе была вместо матери! А у тебя язык повернулся назвать меня мачехой? Да ты должна мне возместить все годы твоего воспитания!

***

Яна знает что не вернется в дом этого Кирилла.

Никто ее там не ждет, ничто ее в этом доме не держит, ничем она с людьми, живущими в нем, не связана.

Она долго сидит напротив дома Кирилла, спрятавшись в тени и думает о том, куда ей теперь идти.

— Яна.

Кирилл выходит из ворот своего дома и смотрит прямо на нее.

— Нам с тобой поговорить надо.

 

Он подошел, держится на расстоянии. По виду его понятно, что решительно настроен разговаривать.

— Яна, я знаю что ты очень зла на Риту. Давай я тебе расскажу, как все было.

Я родом из той же деревни, откуда и ты. Мы с Ритой поженились, когда были молодыми. Она мне родила дочь, Юльку.

Яна смотрит на мужчину взволнованно. Удивлению ее нет предела.

— Она… Мама Юли?!

— Да. Мы поругались с Риткой, по своим причинам. Не хочу сейчас о них говорить… Я уехал в город, забрав дочку. В деревне Рита вышла замуж за твоего отца, так получилось… Я не знаю, что у вас в семье пошло не так, и знать не хочу. У меня была вторая жена, после Риты. Но мы с ней развелись, толком не пожив. Пришло время и мы с Ритой решили, что не дело это — жить в разных семьях, когда у нас растет общая дочь, Юлия… Ты извини, Ритка конечно любит тебя, как дочку, но…

— Но у нее есть своя родная дочь, зачем ей на неродную меня размениваться, — догадалась Яна.

— Ну не совсем так, ты утрируешь.

— Да все ясно. Мне больше нечего делать в вашем доме. Можно я вещи заберу и… уеду?

— Куда ты поедешь? — спокойно поинтересовался Кирилл. — Я предлагаю тебе вот что: не глупи, оставайся жить у нас. Дом большой, всем места хватит.

— Нет, — покачала головой девочка. — У меня есть родной человек, это папа. И я поеду жить к нему.

— Он алкаш, Ян.

— Не смейте так говорить про моего отца! — рассердилась Яна. — Если уж на то пошло, то таким его сделала ма…

Девушка запнулась на полуслове, и продолжила:

— Рита. Это она ему покупала бутылки и спаивала. Папа был хороший, я помню. Он вообще не пил, она ему наливала!

Кирилл усмехнулся, покачав головой:

— Ай-яй-яй, девочка, врать научилась? Я очень хорошо знаю Риту, она неспособна на это.

— Как же вы заблуждаетесь, вы очень плохо ее знаете, — зло выдала Яна.

***

— Не пей пап, не пей, иначе уйду от тебя! — говорит Яна.

Виктор прячет свои глаза от дочери: он временами срывается, но в-целом, уже почти не пьет. И все это ради Яны.

Она поверила ему, а не мачехе. А это стоит того, чтобы бросить пагубное пристрастие.

С приездом дочки в доме стало уютнее. Дочь варит ему борщи и пироги стряпает.

Выросла, хозяюшка.

И радостно ему, что дочь не бросила его, и стыдно очень: как много лет жизни он, Виктор, пропил. Вместо того, чтобы сделать жизнь своей семьи лучше.

А еще свербит глубоко в душе Виктора, плохо без бывшей жены. Но вот уже проясняется в голове и приходит понимание — не жена она ему была, а стервятница.

Приезжала не так давно, с разговорами, требовала половину дома отписать ей.

«Я заслужила, твою дочь воспитывала, дом в порядке содержала!»

— Так ты жила со мной ради дома? Уходи, Рита, возвращайся в свою семью, а у меня есть своя собственная наследница.

…Странные иногда кренделя выдает жизнь, удивительные хитросплетения производит…

История — вымысел автора, не судите строго.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:66 | 0,376sec