Никому не скажу. Заключение

Трофим за несколько секунд весь покрылся испариной. Медведь за спиной — это ли не шутка, да так близко от деревни. Как он, бывалый охотник и не услышал, что приближается зверь. Не почувствовал его… не почувствовал! Нет запаха.

Трофим облегчённо выдохнул и спокойно повернулся.

— Тоже видел? — тихонько спросил Кирьян. — Что за чёрт из табакерки?

— Ты откуда взялся? А это кто? Я его раньше не видел в наших краях. Может каторжный или сбежал откуда? — засыпал вопросами Кирьяна Трофим.

— Что ты орёшь? Тебя, итак, не заметить невозможно. Пошли, обойдём с другой стороны, нужно не упустить его, на дальний зимник пошёл не иначе. Хорошо ты, видно, к Яшке зашёл, стопок десять выпил, что так перегаром несёт то?

Охотники обошли открытое место далеко в лесу и стали разыскивать след неизвестного мужчины.

— Я в заготконтору пришёл, а тебя уже нет там. Мужики говорят, обиделся, что я Инге помогаю и ушёл. Ну, я за тобой и отправился. Следов!!! — Кирьян тихонько рассмеялся, — ты же лучший охотник района, ногу высушил?

Трофим кивнул, сводя свои густые чёрные брови домиком. То, что он услышал дальше, сразу изменило его отношение и к Кирьяну и к Инге.

С Кирьяном Трофим не был в дружеских отношениях. Бывало, сталкивались в деревне или в лесу, здоровались, трофеи обсуждали. Стали более тесно общаться после того, как вместе в зимнике неделю прожили, пока снегопад пережидали.

Невысокий, щупленький, с двумя чёрными пуговками-глазами, выглядывающими из-под огромной лисьей шапки, сороколетний мужчина, идущий рядом, никогда не шёл впереди Трофима. Уважал. Во всём. В этом своём медвежьем полушубке, перехваченным ремнём, с густой бородой он больше походил на лесовичка, чем на охотника.

— А дальше слушай. Стою я, значит, в сельмаге, Инга подошла. Помоги, говорит, до дома сани довезти, тяжёлые. Я, естественно, глянул. А там полушубок мужской и много пачек «Беломорканала».

— Зачем ей?

— Во-о-от. Я виду не подал, что увидел. Она на сани сразу покрывало бросила и затянула. А в заготконторе до я листовки разыскиваемых просмотрел и с собой взял. Вот. — Кирьян вынул из-под полушубка листки и показал Трофиму.

Лес
Рассвет давно занимался. Холодный воздух стал подбираться ближе к охотникам, а они так и не вышли на след мужчины.

— Куда он делся? Рекой ушёл?- остановившись, спросил Трофим.

Сейчас мысли о том, чтобы устранить Кирьяна, казались ему ужасными и нелепыми. В душе он даже посмеивался над своей глупостью и ревностью. Ведь могло произойти непоправимое. Не сдержался бы и нет Кирьяна или вот этого мужика, о котором он ничего не знал.

— Рекой ушёл, точно, пойдём выше.

Лес обступал со всех сторон. Трофиму идти становилось всё тяжелее, он проваливался глубже и уже с трудом вытаскивал ноги. Устал.

— Слышишь?

Трофим остановился и прислушался.

— Со стороны оврага.

— Ага. Стой тут. Я схожу, посмотрю, — и Кирьян ускорил шаг.

Стон стал слышен ближе, а после прекратился. Кирьян вернулся взволнованный и запыхавшийся от бега.

— Там… там, этот…, — Кирьян достал свои листочки и подобрав нужный, показал Трофиму, — этот в овраг упал и на ветках поломался.

Трофим сдвинул брови домиком.

— Достанем?

— Нет, у меня только ремень с собой, коротко, далеко улетел. Не жилец.

Через некоторое время Трофим и Кирьян добрались до обрыва. В глубоком овраге почти на дне, лежал человек.

— Ещё ниже улетел, — сокрушался Кирьян.

 

— Давай с другой стороны спустимся, где ниже? Вдруг живой?

Охотники шли в обход, потом долго спускались. Стоя у тела, они оба сняли шапки.

— Не говори никому. И Инге, если любишь, не говори, слышишь? Хоть и осужденный, но человек, здесь не найдут, закапаем позже, — настойчиво попросил Кирьян.

— Никому не скажу, — ответил Трофим, надел шапку и пошёл обратно.

Конец.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:70 | 0,428sec