Обманутая дочь

– Юля? – услышала девушка в телефоне незнакомый мужской голос.

– Да, – неуверенно ответила она.

– Поздравляю, ты стала взрослой! – радостно произнес незнакомец.

– Спасибо, конечно, – Юле сегодня исполнилось восемнадцать, – а вы кто?

– Я твой папа. Давай встретимся. У меня для тебя есть подарок…

– Давайте, – ответила ошеломленная Юля…

 

***

Александр и Нина развелись, когда дочери было три года.

История банальная: «настоящая любовь», бытовые проблемы, рождение ребенка, измена с той, которая «нежнее, спокойнее и умнее».

Делить при разводе было нечего. Семья жила с родителями Нины. Александр просто собрал свои вещи и ушел.

Больше его никто никогда не видел. Он куда-то уехал вместе со своей новой пассией.

Через какое-то время родители Нины продали свою трехкомнатную квартиру и купили две однокомнатные: выполнили желание дочери жить отдельно. Юля к тому времени пошла в школу. Вот с того момента она себя и помнила.

Помнила, что жили они с мамой очень бедно. На зарплату нянечки в детском саду сильно не разгуляешься. Утром – традиционная каша, чаще всего сечка или перловка. Вечером – отварная картошка с чем-нибудь из маринованных овощей.

Закаток в доме было вдоволь: дедушка с бабушкой снабжали. У них был небольшой участок, на котором стояли сарайчик для инвентаря и беседка для отдыха, увитая плющом.

Несмотря на некоторые неудобства, Юля очень любила там бывать. И больше всего потому, что бабушка ее там откармливала. Чего только она не приносила с собой! И салатик, и мяско, которое таяло во рту и пирожки…

А еще бабушка баловала внучку вкусненьким на каникулах. С первого по одиннадцатый класс девочка проводила их только у нее.

Все остальное время Юля жила с мамой. И это был период самой настоящей аскетики: утром – каша, вечером – картошка… Ничего другого мама не готовила. Говорила, что нет денег. И на обновки – тоже нет. Юлька занашивала вещи до дыр и только потом мама покупала ей что-нибудь на вырост.

Про игрушки, книжки, какие-то девчачьи хотелки – и речи быть не могло. Юля даже не заикалась на эту тему.

Если бы не бабушка с дедушкой, у нее бы никогда ничего подобного не было.

А так: Юля заказывала подарки на день рождения, на Новый год и старики покупали все, что она просила.

Понимая, что это бывает дважды в год (8 Марта – не в счет: в этот день дедушка с ранних лет исправно дарил внучке цветы), Юля тщательно продумывала, что именно указать в списке подарков, чтобы потом более или менее нормально продержаться до следующего года.

Так и жили…

Мать Юли никогда не пыталась устроить свою личную жизнь. Посторонних мужчин в доме девочка не видела ни разу. Однажды, классе в пятом, она спросила у мамы про отца и получила четкий, резкий ответ:

– Твой отец нас предал. Никогда не напоминай мне о нем.

Юля не напоминала…

И вот теперь этот звонок…

***

О том, что встречается с отцом Юля никому не сказала. Очень волновалась, когда ехала в назначенное место. Готовилась высказать «предателю» все, что о нем думает.

Но…

Она почему-то сразу его узнала. Отец подошел, обнял ее, не говоря ни слова. В этих объятиях Юля почувствовала себя удивительно комфортно.

– Как ты меня нашел? – смущенно спросила она.

– Обижаешь, дочка, – широко улыбнулся Александр, – в соцсетях, конечно. Причем давно нашел, наблюдал за тобой, ждал, когда тебе исполниться восемнадцать.

– Зачем? – разозлилась Юля, – ты же не платил алименты! С чего вдруг такая радость?

– Как не платил? – искренне удивился отец, – еще как платил!

– Ты лжешь! – возмутилась девушка, – мы с мамой буквально впроголодь жили. Если бы не бабушка с дедом…

– Ничего не понимаю, – отец выглядел растерянным, – я регулярно высылал деньги, причем очень приличные. Я же, дочка, на севере живу, зарплата у меня – ого-го! Да вот, смотри, – он достал из балетки кипу чеков, – взял с собой. Как чувствовал…

 

Юля мельком просмотрела бумажки. Размер алиментов ее впечатлил:

– Странно, – проговорила она, – у нас вечно не было денег… На самое необходимое…

– Ну, об этом ты у мамы спроси. Хотя… Я почему-то не удивлен. Она никогда не умела вести хозяйство…

– Не говори так о маме, – нахмурилась Юля.

– Нет, конечно, не буду. Только ты должна знать, что все эти годы я не забывал о тебе, деньги посылал, чтобы вы ни в чем не нуждались…

– А встретиться – слабо было? – бросила в ответ Юля.

– Да я пытался с твоей мамой договориться, только она категорически против была. А я живу за тысячи километров… Ты пойми: приехать сюда и уехать ни с чем – какой в этом смысл?

– А сейчас какой? – Юля продолжала дуться.

– Так ты же совершеннолетней стала. Теперь я могу с тобой напрямую общаться, без посредников.

– Обрадовался? Тебе что, общаться больше не с кем? – старательно, практически против своей воли, держала Юля маску грубости.

– Почему не с кем? Я женат, у меня двое детей. Твои братья, между прочим. И отношения у нас замечательные.

– Тогда зачем тебе это? – не унималась Юля.

– Как зачем? Ты же моя дочь. Ладно, не будем о прошлом, его уже не изменишь. Я приехал тебе подарок сделать.

– Подарок?

– Да. За все те годы, что не мог…

– Интересно, как же ты это компенсируешь?

– Я купил тебе квартиру… Вот ключи…

Юля вытаращила глаза:

– Квартиру? Мне?

– Ну да. Правда, однокомнатную. Но это лучше, чем ничего. Как думаешь?

Юля больше не могла сдерживаться, бросилась на шею к отцу и прошептала:

– Спасибо, папа…

Александр улыбнулся:

– Это еще не все. Ты, насколько я знаю, учиться заочно поступила?

– Да…

– Значит, можешь жить и работать где угодно?

– Ну да…

– Тогда поедем со мной. Я тебя на работу устрою. У нас ты гораздо больше будешь зарабатывать. Тебе же нужно квартиру обустроить.

– Не знаю…

– А чего тут знать? Поверь: тебе понравится. Будешь жить с нами. У меня большой дом, места всем хватит. Братья очень хотят с тобой познакомиться. А что касается моей жены, то она примет тебя как родную…

– Мне нужно подумать. С мамой поговорить… Хотя… Чего с ней разговаривать? Она же меня обманула! Обворовала, по сути!

– Не горячись, – остановил дочку Александр, – сначала выясни: что да как. И еще: на раздумья у тебя два дня. Я не могу дольше задерживаться. Работа…

– Хорошо, папа, я постараюсь уложиться…

– Вот и отлично. Так что? Поедем квартиру смотреть?

Юля захлопала в ладоши…

 

***

– Мама, почему ты меня обворовала? – Юля внимательно наблюдала за реакцией матери.

– Я?! Ты что несешь?! – возмутилась мать, – что значит «обворовала»?

– Куда ты дела деньги, которые присылал нам отец?

– Да как ты смеешь?! – закричала Нина, у которой внутри все оборвалось, – какие деньги?! Он нам ни копейки не дал!

– Неужели? – в голосе дочери прозвучало презрение, – я видела чеки за алименты!

– Чеки? – Нина беспомощно опустилась на стул, потому что ноги ее не держали, – какие чеки?

– Мне папа показал…

– Папа… Он что, приехал? – окончательно растерялась Нина.

– Да, он здесь. Я только что его видела.

– Как ты могла встречаться с этим человеком? – Нина взяла себя в руки и стала нападать на дочь, – почему мне ничего не сказала?!

– Потому что я выросла, мама. Или ты думала, что я всегда буду делать только то, что ты мне позволишь? Так вот: папа позвонил, и я посчитала нужным с ним встретиться.

– Ну, и что он тебе наплел? – Нина была вне себя от злости, – что твоя мать – ничтожество, что сама семью разрушила? А про загулы свои рассказал? Или промолчал? Конечно! Ему же оправдаться перед тобой нужно! Ради этого он тебе и не такого наговорит! А ты слушай! И верь ему! Обязательно! Матери-то зачем верить? Она ведь жизнь твою в ад превратила!

– Мы о тебе вообще не говорили, – твердо сказала Юля, чтобы мама успокоилась, – просто я на него налетела, мол, ты нам не помогал и все такое, а он бумажки показал… Мам, скажи, куда ты столько денег дела? Почему мы так бедно жили? Имея такие алименты, ты могла вообще не работать!

– Мала еще мать судить! – бросила в ответ Нина, – с какой стати я должна перед тобой отчитываться?

– Да не отчитываться… Я понять хочу. А то у меня такое чувство, что ты меня не только отца лишила, но и обворовала. Родная мать обворовала! Понимаешь ты это?

– Не понимаю… Как ты можешь такое думать? – Нина разрыдалась, – да я как лучше хотела…

– Мама, не плачь, просто расскажи…

– Что рассказывать?! Ты даже не представляешь, как тяжело растить ребенка одной!

– Мам, даже не начинай. Я все помню… И еще помню, в какой нищете мы жили… Я, когда видела, что девочки в классе апельсины едят, слюной захлебывалась… Но я ведь не жаловалась… Верила тебе, что у нас денег нет. А они, оказывается, были! Мои деньги! Отец на меня их присылал! Куда ты их дела?

Видя, что дочь настроена решительно, Нина отважилась признаться:

– Ладно, раз такое дело, слушай. Я тогда эти деньги собирать стала. На будущее. Ведь алименты только до восемнадцати лет, а потом что? Очень много собрала. Часть на депозит положила. Часть вложила в акции. Часть – подруге одолжила под проценты…

– И что?

– Мне просто не повезло, понимаешь? На депозите деньги сильно обесценились. Акции – дохода не давали, а потом и вовсе то предприятие обанкротилось. А подруга… Сначала тянула… И с процентами, и с долгом. А потом за границу уехала… Вот, собственно, и все. Есть у меня в запасе некоторая сумма, но это на экстренный случай…

– Получается, ты все деньги профукала! – воскликнула Юля, – а меня всю жизнь во всем ограничивала?!

– Получается, так, – согласилась Нина, не находя в себе сил оправдываться…

– Ясно, – Юля почувствовала, как безжалостный холодок пробирается в сердце, – тогда знай: пока ты деньгами разбрасывалась, отец не только зарабатывал, но и собирал их. И это при том, что у него двое детей… Он мне квартиру купил, мама… Затем и приехал… Чтобы с совершеннолетием поздравить…

– Квартиру? Не может быть! – воскликнула Нина, не веря своим ушам, и беспомощно добавила, – да врет он!

– Нет, мама. Квартиру папа мне уже показал. Вот ключи…

 

Нина вместо того, чтобы порадоваться за дочь, потерянно молчала…

– И еще, – в голосе Юли появились металлические нотки, – он зовет меня с собой. Обещает помочь с работой. Предлагает жить в его доме. Там у меня есть братья… Честно говоря, сначала я засомневалась, нужно ли мне ехать: как же ты? А теперь точно знаю: я поеду с отцом. Он научит меня правильно жить…

Юля уехала…

Больше года не звонила. Обиделась. Очень. Даже когда на сессию приезжала, останавливалась у подружки.

Александр считал, что она не права и в конце концов ее переубедил:

– Нельзя так, дочка. Мама у тебя – одна. И она любит тебя. Да, она ошиблась, но это ведь не конец света. Все ошибаются. Нельзя ее судить. Тем более ‒ тебе. Подумай об этом…

Через какое-то время Юля помирилась с мамой…

Однажды, когда она ей звонила, Нина попросила позвать к телефону отца…

– Спасибо тебе, Саша, – тихо сказала она, – за дочку…

– Это тебе спасибо за нее, – ответил Александр, – а ты… прости меня, Нина, за все прости…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,386sec