Почему у лисы кончик хвоста белый (сказка)

Когда-то давно лисицы и песцы были одним народом, и те, и другие могли похвастаться шикарными белыми шубками, которые сверкали на солнце как драгоценные камни.

Жили эти звери дружно, считали друг друга близкими родственниками. Правда, повадки были разные – лисицы похитрее, пошустрее, поизворотливее, песцы же немного тугодумы, но работящие и домовитые. Лисицы работать не любили, старались высмотреть, как бы им ухватить кусок пожирнее да без забот, потому частенько норовили обмануть песцов, да так, что простофили и не догадывались, как ловко обвели их вокруг пальца.

Селение лисиц и песцов располагалось в глухой тайге, ближе к великому северному морю, куда не пробраться было ни медведю, ни рыси, ни росомахе. Все были равными, каждый год на общем совете выбирали вождя племени, один год из лисиц, один – из песцов, и никогда не ссорились.

 

 

Как-то одна молодая лисица по имени Айя забралась далеко от родного дома. В новых местах всё было удивительно, от странных круглых жилищ до тех, кто в этих жилищах обитал – они ходили на двух ногах, за неимением своей шерсти рядились в чужую, а еще у них были прирученные животные.

Айя долго вертелась рядом, умело маскируясь в снегу. Была она смышлёная, быстро подмечала всякие тонкости, вот и приметила: в одном из жилищ живет двуногий, которому все остальные приносят дары. На охоту он не ходит, на рыбалку тоже, только сидит себе целыми днями, вкусно ест и пьет, но два раза в неделю выходит в круг, дергает ногами и руками, издает странные звуки. Всё это Айя на ус мотала, запоминала, очень уж ей захотелось быть на месте этого двуногого на особом положении.

Через месяц, когда в воздухе запахло весной, лисица поняла, что нужно уходить, ведь скоро снег растает и ее яркая белая шубка будет замечена.

Дома Айю встретили радостно.

— Где ты пропадала? – спросил один из братьев, — Мы оплакивали тебя, думали, ты погибла!

— Нет, братец, как видишь, вполне себе здорова и упитанна. А была я у самого Баай Байаная, покровителя всех зверей, он меня науке учил и назначил вашей шаманкой. Теперь всё по-другому будет, — она испытующе взглянула на брата, — А ты мне в этом поможешь.

Через несколько дней после возвращения Айи, по селению разнеслась весть: заболел её брат, тот самый, который так переживал за родственницу. Что произошло с молодым и полным сил лисом, никто не знал. И вот на последнем издыхании умирающий попросил позвать сестру:

— Она говорила, что её Баай Байанай всему учил. Может, знает, как вылечить безнадежного?

Айю привели к брату, она выставила всех вон:

— Мне нужна полная тишина.

К вечеру из дома вышли Айя и её абсолютно здоровый брат.

Вскоре слава о шаманке Айе разнеслась по всему краю. Ей построили новый дом, песцы и другие лисы честно отдавали часть добычи. Зажила она припеваючи.

Два раза в неделю Айя выходила в круг, начинала странно танцевать, завывать и все в страхе смотрели на неё, перешептываясь:

— Нельзя гневить шаманку, а то она накажет! Она всемогущая!

И всё бы ничего, но другие лисы стали говорить:

— Наша сестра – великая шаманка, ей открыты тайны прошлого и будущего, она умеет ходить среди миров, и она – лисица! Поэтому мы, ее братья и сёстры, тоже избранные, а вы, песцы, должны нам прислуживать.

 

Когда-то одно дружное племя разделилось на главную — Айю, лисиц, имеющих привилегии только потому, что их родственница главная, и песцов, тех, кто обеспечивал жизнь и себе, и лисицам. Песцы не роптали, говорили:

— Её сам Баай Байанай назначил, нам ли с ним спорить?

И только один молодой лис по имени Саhыл не хотел мириться с новыми порядками:

— Наши предки жили охотой, и нам грех забывать об этом.

Но его никто не слушал, лисицам нравилось жить за счет песцов.

Так и жили, Айя только и делала, что ела да спала на пуховых подушках, вскоре она разленилась до такой степени, что даже камлать перестала. Говорила:

— Озарения ко мне во сне приходят, а вы все должны меня слушать!

Прошло несколько лет. Однажды их селение было разбужено странными, неведомыми до сих пор звуками – выстрелами и лаем собак. Какой бы ни была глухой тайга, но и туда может добраться человек.

Песцы успели разбежаться, а вот разжиревшие от безделья лисицы так и остались добычей пришлых. Спаслись только Айя и Саhыл, который во время нападения охотился, как и велось в их роду из века в век. Айя же узнала звуки, слышанные ею тогда, у человеческих жилищ, и сумела вовремя выскочить.

Расправа закончилась, люди и собаки ушли с добычей. На поляну, где раньше, до возвышения Айи, проходил Совет племени, стали собираться выжившие песцы. Они переговаривались:

— Ни одной лисицы не осталось. Что же теперь, закончился их род на земле?

Но на поляну выступил Саhыл, за ним еле плелась Айя. Лис заявил:

— Мы живы, значит, у нас могут родиться лисята, и наш род не прервётся.

Он хотел что-то добавить, но его прервал глухой голос:

— Да, не прервётся. Но Айя должна быть наказана.

Все в ужасе обернулись, глядя на огромную тень с рогами как у сохатого, стоящую у края поляны.

— Баай Байанай! – шепот ветром скользил по поляне, — Баай Байанай!

 

— То, что творили лисицы, недопустимо. И не будь тебя, Саhыл, я бы вовсе развеял память о них. Но так и быть, лисы останутся жить, однако они запятнали свои шкуры, которые недостойны оставаться белыми, — с этими словами Великий Дух схватил Айю за хвост и с головой сунул в осеннюю хвою, — Теперь носи такую шкуру, и дети твои тоже будут рыжими. А ещё вы навсегда уйдёте отсюда, найдете приют в более тёплых и потому не самых безопасных местах.

Все лисицы с тех пор стали цвета осенней хвои, только кончик хвоста, за который держал Айю Покровитель всего живого, остался белым. И с песцами лисы больше не дружат, и не только вместе не живут, но и ходят разными дорогами…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,333sec