Пари (рассказ)

– Это как посмотреть! Мы, мужчины, конечно, сильнее, умнее, серьёзнее. Крепкие, стойкие, всё сделаем, как нам нужно, заработаем денег, завоюем самую неприступную красавицу, утащим в свою постель, а утром будем со снисходительной улыбкой слушать её ласковую воркотню, умиляться хрупкости её стройной фигурки, удивляться её беззащитности – Анатолий поставил на стол ополовиненную пивную кружку, и, вздохнув, добавил, – и даже не подозревать, какие хитрые планы могут ворочаться в её милой головке!

 

– Ну ты прямо какое-то болото изобразил, – недовольно поморщился Сергей, – типа вот все бабы такие хитро… умные, а мужики – их тупая добыча, которой они вертят, как хотят!

– Ну, почему, тупая? По-разному бывает. Но всё равно, по хитрости дамы так и так впереди нас будут!

– Любую бабскую хитрость умный мужик всё равно раскусит, и не даст ей до конца довести! – упрямо гнул своё Сергей.

– Ну да, умный мужик сможет, не спорю… Вот я тебе одну историю расскажу, там как раз про умного мужика.

В общем, работал этот мужик в одной конторе, обычная такая себе купи-продай контора, не с миллионным оборотом, но и не из последних. Дальше рассказывать буду от его лица, для наглядности, так сказать… так вот, трудились в этой конторе, как сейчас говорят, манагеры разного пола, в основном не старые. Шеф был строгий у них, но весёлый. За косяки дрючил безбожно, но и праздники любил устроить с выпивкой за счёт фирмы. При этом всякие романчики на корпоративе, да и просто в офисе не только не запрещал, но и поощрял, считая, что положительные эмоции от лёгкого, ни к чему не обязывающего флирта не только не мешают работе, но и наоборот, способствуют ей.

Ну вот, значит, вышел у меня с одной манагершей, Аллочкой, спор. Суть не важна, там без знания кое-каких нюансов, не разберёшься, ну, скажем условно, она утверждала, что товар должен поставляться клиенту в красных коробках, а я настаивал на том, что в синих. Аллочка – хорошенькая, стройная, ладная девочка. Я, по своей природе ходок, пару раз подъезжал к ней на предмет «чисто переспать», но она, хоть и не отшивала меня явно, давала понять, что в этом смысле мне не обломится.

Да и не только мне, судя по всему. К ней пытались подъезжать и другие, но результат был тот же – хи-хи, ха-ха, улыбочки, походочка от бедра, стрельба глазками, но и всё. И если другие мужики в конце концов отступились от строптивой сотрудницы, переключившись на более покладистых девушек, я продолжал свою безнадёжную осаду, уже чисто из упрямства.

Наконец на одной из вечеринок-корпоративов мне выпал очень хороший шанс. В тот день обмывали сразу несколько хороших сделок, шеф не поскупился, да и девочки расстарались насчёт домашней выпечки. Аллочка была в очень откровенном платье, подчёркивавшем все её прелести, вела себя довольно мило, в танце прижималась ко мне довольно беззастенчиво, и даже ответила на попытку серьёзного поцелуя.

 

Вскоре я уже, что называется, был готов, и стал потихоньку подталкивать девушку к пустому, как я знал, кабинету, с очень удобным широким диваном. На нас никто не обращал внимания, Алла совершенно недвусмысленно давала понять, что вот сейчас у нас всё и случится… Однако, когда мы приблизились к заветной двери, и я достал ключ, она неожиданно напряглась, и прошептала.

– Что ты делаешь?

– Дверь открываю, – пробормотал я, пытаясь попасть ключом в замочную скважину.

– Зачем? – вопрос, конечно, был совершенно дурацкий, но я начал сбивчиво бубнить что-то на тему: «Давай останемся вдвоём!»

– Не надо! – Алла стала отодвигаться от меня.

– Почему не надо?

– Не хочу. Пусти меня! – она выскользнула из моих рук, и скрылась в дамской комнате.

Вот это облом! Я уже мысленно представлял весь процесс, как всё будет хорошо, и тут… Совершенно не мог понять, что произошло, ведь всё вроде делал правильно, и девушка подавала мне чёткие сигналы… Что ей взбрело в голову?

Когда я немного успокоился и привёл себя в порядок, зашёл в зал, где сотрудники приканчивали запасы спиртного и съестного. Аллочка тоже была здесь, и делала вид, что мы с ней практически незнакомы. Компания вела оживлённую дискуссию про допустимый цвет упаковки. Дискуссия, довольно вялая вначале, постепенно перерастала в основательный спор. Я прислушался и убедился, что Алла отстаивает совершенно ошибочную позицию – данный товар всегда, согласно ТУ, паковался в синие коробки, а она с пеной у рта утверждала, что в красные.

Сначала я хотел просто уйти, во мне всё ещё клокотала обида и злость, но потом решил проучить строптивицу – совсем недавно я просматривал документацию по поставкам, и очень чётко помнил указание насчёт синей упаковки. Однако Аллочку сбить с толку было нелегко. Она продолжала упорно твердить, что синей упаковка не может быть по определению, и всё тут!

Прямо здесь и сейчас разрешить этот спор мы не могли: документация хранилась в рабочем кабинете, который шеф всегда закрывал по окончании работы, поэтому постановили разрешить спор назавтра, в рабочее время. После этого народ стал расходиться. Так вышло, что один из сотрудников, Костя, был на машине, и, соответственно, трезвый. Он вызвался отвезти тех, кому с ним по пути.

На переднем сидении разместилась Алла, а сзади я, и ещё одна наша коллега, Марина, которая вскоре вышла. А мы опять продолжили наш нелепый спор. Приехали к дому Аллы, и я, чтобы покончить с этой дурацкой разноцветной тарой, в запале предложил ей пари.

 

– Хорошо! – согласилась Алла: – Если завтра выяснится, что я права, ты будешь в течение месяца покупать мне после работы большой торт из «Шоколадной Империи», и бутылку хорошего шампанского!

Наверное, мне в голову ударил не только хмель, но и ущемлённое мужское самолюбие, потому что я воскликнул с затаённым злорадством:

– Согласен. Но если прав окажусь я, то ты в течение месяца каждый день будешь мне отдаваться!

Костя присвистнул, а Аллочка фыркнула.

– Зайчик мой, ты, конечно, хамло первостатейное, но я принимаю твои условия, так как ты всё равно проиграешь, и я буду каждый день кушать тортики, а ты… – она махнула рукой, – ладно, парни, всем пока!

Костя довёз до дома и меня, а на прощание покрутил головой и сказал.

– Ну ты прям, как поручик Ржевский! Может, не стоило так?

– Может, и не стоило… – на меня навалилась страшная усталость, я чувствовал себя не самым лучшим образом, поэтому не стал спорить, а просто поблагодарил Костю и отправился в свою холостяцкую берлогу приводить себя в норму и отсыпаться.

Наутро, на работе все уже забыли о нашем споре, но не Костя. Выбрав момент, он подошёл к Аллочкиному столу, подозвал и меня. Открыл документы, бумажные, с печатью, и дал нам прочитать ТУ, где было ясно указано: цвет упаковки – всегда и только синий. Аллочка сидела молча, лицо её покрылось пятнами. Меня разрывали противоречивые чувства – с одной стороны девушку было жаль, с другой, ей полагалось получить своё!

– Дальше решайте сами, в конце концов, это ваш спор. Я, со своей стороны обещаю, что в офисе никто об этом не узнает, – сказал Костя, – если, конечно, ни у кого из вас не будет претензий!

Когда мы остались одни, Алла поднял на меня глаза, и спокойно сказала.

– Я пари проиграла, и не стану строить из себя дурочку. С моей стороны увиливаний не будет. Место и время будешь определять ты, у меня только одно условие: эти будущие встречи никак не повлияют на наши личные и служебные отношения. Пожалуйста, никаких признаний в любви, попыток продлить встречи, и прочее. Доставим друг другу удовольствие, и вернёмся на прежние позиции. Хорошо?

– Хорошо, – слегка неуверенно произнёс я: всё-таки, первый раз я вот так вот, по-деловому договаривался с девушкой о свидании, – ты приедешь ко мне сразу после работы?

– Нет, я зайду домой переодеться, привести себя в порядок! Это где-то на час. Куда потом приехать?

– Я вызову тебе такси, оплачу. Когда подъедешь к дому, позвони – выйду, встречу.

– Ладно, договорились.

 

По дороге домой я заехал в «Шоколадную Империю», купил тортик, а в салоне рядом букет орхидей. Несколько бутылок шампанского всегда имелись в домашнем баре. Чувствовал я себя немного скомкано. Да, эту девушку я хотел заполучить в постель, но одно дело добиться этого, применяя все свои донжуанские способности, обольщая и уговривая, другое – выиграв заведомо обречённое на победу пари, и переведя всё в деловое русло: в такой-то час, там-то; хорошо ещё, что позы и способы не оговорили заранее!

Может, не стоит так унижать девчонку? Пусть приедет, посидим за тортиком с шампанским, потом извиниться и отправить её домой? Хотя, тоже не айс. По женской логике получится, что я наношу обиду, отказываясь от близости с ней! Ладно, посмотрим.

Вскоре Алла приехала, я вышел её встречать. Она явно обрадовалась орхидеям, попросила поставить их в вазу, что я и сделал, не снимая целлофановой упаковки.

– Заберёшь домой потом! – улыбнулся я.

Мы посидели немного за столом, она очень мило болтала о каких-то пустяках, я тоже перестал комплексовать, и вскоре мы с ней уединились в спальне. Всё получилось довольно естественно, Алла не была скованной барышней, и вела себя вполне уверенно. Я тоже постарался забыть наши немного натянутые предпосылки к этому действу, и поэтому всё закончилось к обоюдному удовольствию.

Назавтра в офисе наша встреча была совершенно другой. В обеденный перерыв Алла просто затащила меня в пустой кабинет, и всё у нас произошло быстро и сладко на широком столе.

– Я сегодня занята после работы, так что извини! – объяснила она, и выскользнула в коридор.

На другой день опять была короткая встреча в офисе, которая меня совсем не устроила. Я высказался про договор, по которому время и место должен был назначать я. Алла пожала плечами: «Не всё всегда получается по плану!»

На следующий день состоялась встреча у меня дома, и прошла она на высоком уровне – исчезла скованность, появился азарт, желание не только получить удовольствие, но и доставить его подруге. А в пятницу она приехала ко мне поздно вечером, и осталась на все выходные. Я планировал сходить с ней куда-нибудь, развеяться, но мы просто не могли оторваться друг от друга!

Так мы и проводили все дни этого необычного месяца, чередуя короткие свидания на рабочем месте с почти семейными выходными, пока однажды вечером в воскресенье она мне не сказала.

– Спасибо тебе, всё было очень хорошо, но нам уже нужно готовиться к расставанию, на той неделе наш контракт заканчивается!

– Как это, заканчивается? – удивился я. – Что, уже месяц прошёл?

 

– Да, мой зайчик почти прошёл. Мы договорились, если помнишь, что после месяца встреч, мы разбегаемся в разные стороны, и никто не пытается продолжить наши отношения.

Вот это да! Не заметил, как целый месяц пролетел, и мне совсем не хотелось прерывать наши отношения! С удивлением я обнаружил, что Алла, оставаясь у меня с ночёвкой, успевала приготовить какие-то вкусные блюда, её вещи уютно рассредоточились по всей моей квартире, я привык за ужином, когда он получался совместным, обсуждать с ней рабочие моменты, или просто болтать о жизни.

Так что же получается? Я созрел для семейной жизни? При этом очень хорошо понимал, что хочу не просто жену, а именно конкретную Аллу, с которой у меня вышел такой вот нелепый спор… И что же теперь делать? Вот ведь досада! Я же принял условия, что не буду претендовать на продление отношений. И принял их без сомнений и колебаний, а с энтузиазмом! Так что же делать?

С понедельника наступала последняя, судя по всему, неделя наших отношений. Можно было попытаться продлить встречи ещё на какое-то время, но дальше-то что? Ведь мне хотелось именно постоянных отношений, страшно сказать, я готов был сделать Аллочке предложение!

В таких тяжких раздумьях я слонялся по офису, тратя драгоценное рабочее время на бессмысленные переживания. И однажды совершенно случайно, услышал диалог двух наших сотрудниц: моей Аллочки, и её приятельницы Марины. Они говорили очень тихо, но акустика в здании офиса была весьма своеобразной, и я расслышал почти весь разговор.

– Ну что, убедилась? – это Алла. – Теперь я могу повести его в ЗАГС в любой момент, стоит мне только свистнуть!

– Да, подруга, здорово ты всё прокрутила! Никогда бы не подумала, что наш Казанова сдастся так легко!

– Ну, ты скажешь тоже, «легко»! Сколько мне сил это всё стоило!

– А он ни о чём не догадался?

– Ты чего, Мариш! Это ж мужик, они ведь просто не способны на столь извилистые умозаключения!

– И что вы теперь?

– А что мы? Подожду, когда он созреет, чтобы уговорить меня выйти за него замуж, а я после мучительных раздумий, так и быть, соглашусь.

 

Девушки захихикали, а я тихонечко отступил в коридор. Вот это да! Как лихо меня развели! Ай да Аллочка, всё отыграла в лучшем виде! А я чуть было не купился на эту уловку! Скорее назад, придётся теперь с умным видом отказываться от своего счастья, чтобы соблюсти условия нашей сделки. Ничего, будет ещё облом нашей красавице! Ишь ты, свистнет она, в ЗАГС меня поведёт!

***

Анатолий замолчал, а Серёга заинтересованно спросил.

– Ну и чем же там дело кончилось? Был у них разговор?

– Был, конечно, – вздохнул Толик, – ты, небось, хочешь услышать, как он бабу свою проучил?

– Ну да, хотелось бы, – неуверенно сказал Серёга.

– Эх, ты, хотелкин… На следующий день наш герой услыхал старую, как мир песню: «Ты всё не так понял, это мы придуривались с подругой, я же не могла ей сказать правду, но если ты хочешь, то мы завтра же в ЗАГС…

У Толика зазвонил телефон, и он ответил. До собеседника доносились отдельные реплики:

«Да, Аллусик… Я тут старого друга встретил, мы немного по пиву… Да, уже заканчиваем, скоро буду… Целую, милая, я уже на выходе…»

– Давай, быстренько, ещё по пиву, да я побегу!

– Аллусик? – полувопросительно протянул Серёга. – Значит, это про тебя было?

– А про кого ж ещё? – буркнул Толик. – Девять лет вместе, двое детей. И не вздумай сочувственно вздыхать, как меня, типа, развели! Никто меня не разводил, в итоге я оказался умнее всех!

– Почему умнее?

– Потому что у меня самая прекрасная жена, которую я очень люблю, понял? А уж кто кому чего втирал девять лет назад, и какие пари заключал, кого это теперь интересует!

Ухум Бухеев.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,381sec