Почему раньше не заметила?

Марина вышла из дома и с тоской посмотрела на небо: опять серые тучи нависли над городом, и нудный мелкий дождик будет лить весь сегодняшний, а может быть и завтрашний день.

– О, мама, ну почему ты родила меня именно осенью? – подумала Марина, мысленно обращаясь к матери. – Я терпеть не могу это время года. Всегда так холодно, сыро и неуютно, что хочется не радоваться, а плакать. Хорошо, что мой сыночек появится на свет весной. В самый чудесный день, теплый и светлый. Не то, что этот…

 

Непогода, словно в насмешку над расстроенной женщиной, брызнула ей в лицо холодным дождем и по её щекам потекли тоненькие струйки, которые она поспешила смахнуть. Марина торопливо раскрыла старенький зонт и зашагала в сторону остановки.

Когда она уходила из дома, Саша еще спал, и она не стала будить его, чтобы не выслушивать от него новый поток претензий. Она так устала от ссор и хотела хоть немного пожить спокойно. Вот только Саша не оставлял ей на это никаких шансов. Он так и не смог смириться с тем, что узнал на УЗИ: у них будет сын.

— В смысле, сын? — воскликнул он, переводя рассерженный взгляд с доктора на жену. — Я же хотел дочь!

— Ну извините, папаша, — усмехнулась женщина, — кого положили, того и достанете. Девочка будет в следующий раз.

— Вы хорошо посмотрели? — ещё больше нахмурился Александр.

— Лучше некуда, — усмехнувшись, ответила ему врач.

Тогда он встал и вышел из кабинета, громко хлопнув дверью. С трудом сдерживая слёзы, Марина поднялась с кушетки и принялась одеваться. А когда повернулась, чтобы поблагодарить доктора, встретила её сочувствующий взгляд:

— Ничего, всё образумится, — сказала та. — Мужчины, вы же понимаете, они такие мужчины… Капризные, как дети малые. Ваш муж всё поймёт, он же не глупый человек. А потом, когда будет с сыном играть в футбол, сто раз поблагодарит вас, за то, что вы подарили ему именно мальчика.

— Спасибо, — грустно улыбнулась Марина. Как бы она хотела, чтобы всё было именно так…

Она вышла из клиники и посмотрела по сторонам, пытаясь увидеть машину мужа, но её нигде не было. Тогда она достала телефон и набрала его номер. Саша не ответил и сердце Марины тревожно забилось. Конечно, он сердится на неё, но разве она виновата в том, что у них будет мальчик, а не девочка? Марина снова нажала кнопку вызова. Потом еще и еще. Но он так и не ответил на её звонки.

Постояв ещё немного и, надеясь, что Саша вот-вот появится, Марина вдруг подумала о том, что напрасно она вышла за него замуж. На что она рассчитывала? Неужели правда думала, что первая любовь не забывается?

Когда-то давно, еще в школе, между ними пробежала искра симпатии и какое-то время они даже встречались, украдкой обмениваясь поцелуями. Саша дарил ей цветы и всякие безделушки и обещал любить её всю жизнь. Но потом им пришлось расстаться. И в первую очередь из-за того, что Берта Яковлевна, мать Саши, была против подруги сына.

Женщина даже перевела его в другую школу, объяснив это тем, что ему нужно больше заниматься математикой.

– Марин, мы все равно будем видеться, – пообещал девушке Саша, но слова своего не сдержал. Несколько коротких встреч, неловкие поцелуи, глупые, придуманные на ходу оправдания и отговорки с его стороны – вот и все, что осталось от их любви. А потом он просто не пришел на свидание. Больше они не виделись.

Несмотря ни на что, Марина помнила о нем только хорошее.

И потому, когда много лет спустя снова встретились, даже обрадовалась. Но Александра опять не хватило надолго…

Марина вздохнула. Как же получилось, что она так ошиблась в нём? Ведь раньше он был совсем другим. Добрым, заботливым, ласковым. А может быть ей просто хотелось видеть его таким?

Александр так и не появился, и она направилась к остановке, а через полчаса, когда пришла домой, увидела, что он сидит на кухне и спокойно обедает.

— Ты считаешь это нормальным? — спросила она.

— А что такого? — пожал он плечами, даже не повернувшись к ней.

— Саша, вообще-то я беременная. Думаешь, мне полезно ездить в общественном транспорте? — глаза Марины наполнились слезами. — Почему ты так обращаешься со мной, объясни?

— Ну, во-первых, ничего страшного не произошло, — равнодушно отмахнулся он. — Видишь ты целая и невредимая стоишь тут передо мной. Во-вторых, я собирался тебя дождаться, но мне позвонила мама и попросила отвезти её домой с рынка. Или ты думаешь, что она должна тащить на себе тяжёлые сумки?

 

— Я тебе звонила, — Марина всё ещё пыталась достучаться до совести Александра. — Почему ты не взял трубку? Я как дурочка ждала тебя на стоянке, не представляя, где ты находишься. И что за концерт ты устроил в кабинете УЗИ?

— Я устроил концерт? — Александр вскочил так, что чуть не опрокинул стол. — А может быть, это ты?! Сколько раз я тебе говорил, что хочу дочь! Я обещал маме, что назову дочку её именем! А теперь что я ей скажу? Что у нас будет мальчик, и мы назовём его Бертой? Ты хоть представляешь, как я буду выглядеть в её глазах?

— А тебе не кажется, что тебе уже пора повзрослеть и наконец-то жить своей жизнью, не приплетая в нее свою маму? — воскликнула Марина. — Ты о ней думаешь больше, чем обо мне! Как я должна к этому относиться?!

— А мне всё равно! — заявил Александр. — Ты прекрасно знаешь, мама всю себя посвятила мне. Она воспитывала меня одна после того как мой папаша бросил нас. Ночами не спала, не доедала, во всём себе отказывала, лишь бы я ни в чём не нуждался. Да что я тебе рассказываю, ты и так всё знаешь!

— Знаю, — кивнула Марина. — Берта Яковлевна всегда была против меня. И сейчас относится ко мне не лучше. А ты всю жизнь пляшешь под её дудку! Как жаль, что я не поняла этого раньше!

— Не смей так говорить про мою маму, — прошипел Александр Марине прямо в лицо. — Мама — это мама! А ты должна быть довольна, что я вообще подобрал тебя. Так бы и жила сейчас одна в своём общежитии! Никому не нужная старая дева!

— Может быть, это было бы лучше, — сказала ему Марина, ушла в ванную комнату и там расплакалась, выплёскивая всё, что накопилась в её душе.

Она плакала ещё несколько дней, так и не сумев образумить мужа, а потом решила, что с неё хватит. Дождливым ноябрьским утром Марина собрала свои вещи, взяла документы и уехала на небольшую дачу, которая досталась ей от родителей. Она не желала видеть мужа и слушать его нытьё о том, что он совсем не хочет сына.

— Ничего, маленький мой, — погладила Марина свой живот. — У нас с тобой всё будет хорошо. И если папе что-то не нравится, мы прекрасно обойдёмся без него. Я тебя в обиду не дам, кроха моя. Обещаю!

Она не спеша затопила печь, навела в комнатах порядок, приготовила себе простенький обед и только после этого услышала звонок телефона.

— Я не понял, а ты где? — недовольным голосом спросил её Александр.

— Какая тебе разница? — равнодушно ответила она. — Я ушла, ты можешь жить спокойно, так, как хочешь.

— Не понял, — ещё раз повторил Саша.

— Ну а что тут непонятного? — усмехнулась Марина. — Я не устраиваю тебя как жена, нашего сына ты тоже не хочешь видеть. Это значит, мы тебе не нужны. Ты любишь только маму и себя. Вот и живите, пожалуйста, вместе. Мы больше не будем вам мешать.

Александр замолчал, размышляя над её словами. Наконец спросил:

— Это твоё окончательное решение?

— Да, — ответила ему Марина. — Саша, мне очень жаль, что приходится говорить тебе всё это по телефону, но так уж вышло и я в этом не виновата. Я искренне хотела, чтобы у нас была нормальная, любящая семья. Я даже готова мириться с постоянным присутствием в нашей жизни твоей мамы, но неуважения к себе не потерплю.

— С чего ты взяла, что я тебя не уважаю? — Александр сделал последнюю попытку перехватить инициативу в свои руки.

Но Марина только грустно рассмеялась:

— Ну, хотя бы потому, что ты даже не вспомнил, что сегодня мой день рождения. И звонишь уже под вечер, не из-за того, что волнуешься, где я или соскучился. И уж, конечно, не за тем, чтобы поздравить. Просто никто не приготовил тебе поесть, а ещё ты не представляешь, что будешь делать, когда закончатся чистые вещи.

— Скажи мне где ты, и я приеду за тобой, — немного помолчав, сказал Александр.

— Не утруждайся, — попросила она. — Нам и в самом деле лучше пока пожить отдельно.

Но он приехал за ней буквально через пару часов. В его руках был букет цветов и коробочка с золотым браслетом.

 

— Как ты могла подумать, что я забыл про твой день рождения? — Александр привлёк к себе растерявшуюся от неожиданности жену и поцеловал.

— Подожди, как ты догадался, что я здесь? — удивилась она.

— Так я же не совсем безмозглый тупица, — рассмеялся он. — И чтобы ты там себе не думала, я тебя очень люблю. Считай, что сюда меня привело моё сердце.

— Ну хорошо, — кивнула она. — Спасибо за поздравление. Проходи, ты, наверное, голодный.

— Да, немного, — улыбнулся он в ответ. — Но ужинать мы с тобой будем не здесь. Я заказал столик в ресторане и у тебя есть ещё три часа на то, чтобы привести себя в порядок. Кстати, не забудь, что нам ещё нужно добраться до дома.

Марина была не просто удивлена, она была поражена в самое сердце. Неужели это говорил её муж? Её Саша? Сейчас она снова узнавала его, доброго, заботливого и любящего. Марина почувствовала, как внутри у неё разливается мягкое тепло. Значит, она всё-таки не ошиблась, когда согласилась стать его женой.

Марина даже не догадывалась, что Александр приехал сюда не потому, что в самом деле любил её. Просто, так поступить ему подсказала его мать. Он позвонил ей и рассказал, что Марина ушла и скорее всего, они разведутся.

Берта Яковлевна пришла в ужас от этой новости:

— Сынок, ты с ума сошёл? Думаешь, тебе будет так просто найти такую же жену, как Марина? Конечно, она далеко не идеальна, и ты достоин большего. Но, по крайней мере, она хорошо обслуживает тебя и прекрасно готовит. Ты всегда чистый, ухоженный, сытый. Поверь мне, этого не мало, для того чтобы удержать при себе женщину.

— Мам, но ведь она никогда тебе не нравилась! — воскликнул удивлённый Александр. Он-то думал, что мать обрадуется и начнёт торопить его с разводом, а вышло всё наоборот.

— Мне много чего не нравится в этой жизни, — сказала она ему. — Но это ничего не значит. Делай, что хочешь, но верни её.

— Мам, — вздохнул Александр, — я забыл про её день рождения. Думаешь, она мне это простит?

— Господи, Боже мой! — всплеснула руками Берта Яковлевна. — Милый мой сынок! Все они безвольные! И твоя Марина — не исключение. Она доверчивая и ранимая. И ты просто обязан этим воспользоваться.

— Мам, ну ты же не такая, — улыбнулся Александр.

— Разумеется, нет. А Марина такая. И ты легко и просто сможешь вернуть её домой, если послушаешь меня.

Берта Яковлевна научила сына, Что нужно сделать, как себя вести и что говорить, а когда он возразил, что ресторан и золотой браслет — это очень дорого, только рассмеялась:

— Милый мой, хорошая домработница обойдётся тебе ещё дороже. Так что давай, не теряй времени, поезжай на дачу и возвращай жену домой.

— А с чего ты взяла, что она на даче? — ещё раз удивился Александр.

— Ну а где она, по-твоему, может быть? — всплеснула руками Берта. — Близких подруг у неё нет, родственников тоже. Родители живут отсюда за тридевять земель. Для того чтобы снимать квартиру или номер в гостинице нужны деньги, но разве она миллионерша? На вокзале она тоже ночевать не будет. Какой ей вокзал, с таким-то животом? Остается только старая дача, тем более, там и зимой жить можно, печка-то есть.

– Мам, ты самая умная женщина на свете, – восхитился ею Александр.

– А еще я люблю тебя так, как никто, и никогда любить не будет, – улыбнулась Берта Яковлевна. – Именно поэтому я о тебе забочусь, дорогой мой, и рассказываю, как нужно правильно поступать.

Александр спорить не стал и выполнил все в точности. Марина сама не поняла, как растаяла и простила его. Они прекрасно провели время в ресторане, потом сходили в кино и, засыпая рядом с мужем, Марина почувствовала себя счастливой.

Александр, несколько дней старательно изображавший любящего мужа, готового искупить свою вину, очень быстро устал от этого и вернулся к своим прежним привычкам.

Как-то Берта Яковлевна позвонила сыну и сказала, что хочет зайти к ним в гости. Александр тут же засуетился, потребовал от жены, чтобы она побыстрее навела порядок в квартире, а сам стал собираться в магазин.

 

— Саш, но у нас и так чисто, — развела руками Марина. — Не волнуйся. И я найду чем угостить твою маму.

— Да, и чем? Вчерашним супом с вермишелью? Его даже Я есть не хочу.

— Можно сделать ещё бутерброды, — пожала плечами Марина, — и какой-нибудь салатик на скорую руку.

— Сама ешь свой салатик, — усмехнулся Александр. — А я куплю маме что-нибудь вкусненькое. Она паштеты с грибами очень любит и заварные пирожные.

— Ну ладно, — кивнула Марина. — А мне тогда купи хумус. Представляешь, сегодня с утра по телевизору его показывали. Вкуснотища! Я тоже так сильно его захотела, хорошо, что ты решил сходить за продуктами.

— Вечно ты что-нибудь выдумываешь! — воскликнул недовольным тоном Александр. — Тебе что, в холодильнике еды мало? Вон, суп свой ешь.

— Саш, ну ты всё равно идёшь в магазин. Купи, пожалуйста, — улыбнулась Марина и протянула к нему сложенные вместе ладони. — Мне кажется, если я сейчас не съем пару ложечек, то просто умру. Но ты, на всякий случай возьми две баночки, вдруг мне захочется больше.

Александр поднял к потолку глаза:

— Господи, Боже мой! Как другие мужики терпят капризы своих беременных жен? Это же просто невыносимо! Если бы я знал, что так будет, никогда не решился заводить детей.

Марина рассмеялась:

— Ладно, иди, не ворчи. И не забудь, пожалуйста, про хумус.

Он ушёл, а через пятнадцать минут в дверь позвонила Берта Яковлевна и улыбнулась невестке:

— Не ждёте непрошенных гостей? А я тут как тут! Ну что, смотрю, ты мне не рада?

— Ну что вы, Берта Яковлевна, — смутилась Марина. — Проходите. Саша ушёл в магазин и скоро вернётся.

— У вас что, перед моим приходом хлеб закончился? — скривила губы свекровь.

— Нет, конечно. Просто Саше захотелось порадовать вас чем-нибудь вкусненьким, — улыбнулась Марина.

— Ну хорошо, — Берта Яковлевна уселась на диван в гостиной. — Давай его подождём. У меня как раз к тебе есть разговор и хорошо, что мы можем пообщаться без твоего мужа.

Марина тяжело опустилась в кресло и внимательно посмотрела на свекровь:

— О чём вы хотите поговорить?

— О моём будущем внуке, — сладким голосом произнесла Берта Яковлевна. — Как вы решили назвать его?

Марина пожала плечами:

— Мы с Сашей не разговаривали об этом.

— Это хорошо, — свекровь явно была довольна её словами. — В таком случае, я уже всё решила за вас. Моего внука будут звать Яшей. В честь моего папы, который был знаменитым врачом в нашем городе. Яков Александрович звучит очень красиво и престижно. Я очень хотела, чтобы Саша тоже продолжил династию, но он выбрал другую профессию. Говорить об этом сейчас поздно, я сама виновата, что дала слабину. Но больше такой ошибки я не допущу. Мой внук обязательно пойдёт по стопам своего известного прадедушки. Я всё для этого сделаю.

— Моего сына будут звать Ваня, — спокойно сообщила свекрови Марина. — И когда он вырастет сам выберет себе профессию, которая будет ему близка и интересна.

— Ты сама не понимаешь, о чём говоришь! — повысила голос Берта Яковлевна. — Что за имя — Иван? Так во все времена называли всякую нищету!

— Ну почему же? — приподняла правую бровь Марина. — Я могу назвать множество Иванов, которые прославили не только своё имя, но и свою страну.

— Ой, всё, хватит! — отмахнулась от неё Берта Яковлевна. — Будет так, как я сказала. И ещё, неплохо спросить Сашу. В конце концов это он отец ребёнка, если я не ошибаюсь.

 

— Не ошибаетесь, — вполне серьёзно ответила ей Марина. — А с Сашей мы, действительно, ещё поговорим об этом. А вот, кстати, и он…

В самом деле, Берта Яковлевна услышала щелчок дверного замка и повернулась на звук шагов сына.

— Сашенька, дорогой мой! Иди сюда! Здравствуй, мой хороший! Пожалуйста, разреши наш спор. Ты, вообще, знаешь, что твоя жена решила назвать вашего сына Иваном. Ванькой. И категорически не хочет, чтобы он был Яшей, Яковом, как твой дедушка. Что ты нам на это скажешь?

— Ну, мне тоже нравится имя Яков. Ты, как всегда, права, мама, – Александр поцеловал мать в щеку. Потом повернулся к жене: – Иди, ставь чайник, я купил кое-что вкусненькое.

Марина, тяжело вздохнув, поднялась с кресла и направилась на кухню, Александр принес туда же пакеты, и жена принялась разбирать их, выкладывая продукты на стол. Заварные пирожные, несколько видов паштетов, баночка красной икры, мясная нарезка, сыр, фрукты, еще что-то. Марина освободила пакеты и повернулась к мужу, бросив на него недоумевающий взгляд:

– А где хумус?!

– Хумус? – Александр наморщил лоб. – Ах, да, его не было.

– Саш, что ты несешь? – голос Марины задрожал от негодования. – Послушай, я же не просила тебя купить мне фуа-гра, хотя, если твоя мама захотела бы этого, ты в лепешку расшибся бы, но принес его, не так ли?

– Хватит, – осек её муж. – Накрой на стол и ешь то, что есть. Хумус я куплю тебе в следующий раз. Тоже мне создала проблему!

– Но я хочу сейчас, ты что, не понимаешь? – Марина расплакалась. – Саша, почему тебе наплевать на мои желания? Чем я заслужила такое отношение к себе, скажи?

– Марин, – Александр подошел к жене и обнял её: – Перестань. Это просто гормоны. Ты знаешь, что я тебя очень сильно люблю. И не хочу, чтоб ты плакала, понимаешь? Ну, давай, иди в ванную, умойся и накрывай на стол. А я пока пойду, спрошу, как у мамы дела. Что-то она показалась мне грустной.

Марина и в самом деле ушла в ванную и умылась, но в кухню возвращаться не стала. Александр услышал только, как щелкнул замок входной двери и, удивленный выглянул из комнаты:

– Хм, куда это она?

– Откуда мне знать? – пожала плечами Берта Яковлевна. – Ох, сынок, смотрю я, как ты мучаешься с ней, и не знаю, правильно ли я сделала, что тогда помирила вас. Не лучше ли было вам действительно разойтись? Вчера вот я разговаривала с Аленой Кисловой, помнишь её? Хорошая такая девочка всегда была. И мне так нравилась. Ну так вот, сейчас она бизнесвумен, причем, в разводе. Вот бы тебе пара, не то, что эта. Ушла, хоть бы сначала покормила нас.

– Мам, я сейчас сам поставлю чайник и бутерброды сделаю, – пообещал Александр.

– Сиди уж, я сама! Хотя, если честно, что-то мне перехотелось есть. Собери-ка все обратно в пакеты, я дома поем. Твоя благоверная мне все настроение испортила.

Она открыла холодильник, увидела кастрюльку с котлетами и показала на неё сыну:

– Котлеты я тоже возьму. Сто лет домашних котлет не ела. А вы себе еще пожарите. Все, вызови мне такси. У меня же руки не железные, тащить все это на себе. И не провожай меня, не надо. Встречай лучше свою любимую жену. Боже мой, как ты мог позволить ей сесть себе на голову, ума не приложу! И сына чтоб Яковом назвали, понятно?

Когда Марина вернулась домой, увидела, что Александр лежит на диване у телевизора и даже не смотрит в её сторону.

— А где Берта Яковлевна? — спросила она.

— Ушла, — коротко ответил Саша.

— Ну что ж, очень жаль, — усмехнулась Марина. — Между прочим я купила хумуса и на неё. Кстати, в магазине его полным-полно. Просто удивительно, что ты не смог его найти.

— Вообще-то я его и не искал, — заявил Александр.

— А вот в этом как раз ничего удивительного нет, — согласно кивнула Марина. — Я это и без тебя поняла.

 

Она развернулась и прошла на кухню, думая, что разговор с мужем окончен, но мужчина отправился вслед за ней и начал с привычных претензий.

— Я есть хочу. Ты дашь мне сегодня пожрать или нет?

Марина, всё ещё сердившаяся на него, пожала плечами:

— Ты столько всего накупил, пожалуйста, бери и ешь. Хочешь, я угощу тебя своим хумусом.

— Я всё отдал маме, — заявил Александр, усаживаясь за стол.

— Зачем? — Марина округлила глаза.

— Она попросила, — рассердился Саша. — Я что, должен был у неё забирать?

— Ну тогда ешь суп или котлеты, — предложила она ему, — суп вчерашний, котлеты жарила сегодня утром.

— Котлеты я тоже отдал! — развел руками Александр.

— Саш, а тебе не кажется, что это перебор? — вспыхнула Марина. — Я со своим животом не помещаюсь возле плиты, но всё равно готовлю, чтобы угодить тебе. Но только тебе, а не твоей маме. Она что, не в состоянии пожарить себе котлет? Сейчас они во всех видах продаются в магазине уже готовые, только клади на сковороду и всё.

— Мама хотела домашних! — заявил Саша.

— Ну тогда пусть купит себе мяса! — воскликнула Марина. Она не знала, как достучаться до мужа и объяснить ему, что он не прав. Оставалась надеяться только на то, что когда появится малыш, муж всё поймёт сам и изменится, конечно, в лучшую сторону.

***

Ванечка родился тёплым погожим деньком и Марина, счастливая от осознания того, что она стала матерью, с внутренним трепетом разглядывала крошечное личико сына.

— Ванечка мой, какой ты красивый! Здравствуй, мой малыш! Здравствуй, мой хороший! Ты такой славный! Я тебя очень люблю! — говорила она ему нежные, ласковые слова. А сама, затаив дыхание, ждала, когда же муж придёт проведать её и сына. Но Александр не приходил, и на звонки не отвечал.

— Ну что ты так дёргаешься? — говорили ей соседки по палате. — Наверное, твой муж места себе от радости не находит. Готовится к вашей выписке. Шарики надувает, ремонт в квартире делает.

— Наверное, — кивала и улыбалась сквозь слёзы Марина. А потом смотрела, как другие мужья забирают из роддома своих жён и новорожденных детей, как они радуются и благодарят за всё медсестёр, дарят им подарки и цветы.

Марина из роддома вышла сама, держа в руках Ванечку и сумку, висевшую на локте. Потом пешком направилась в сторону дома. В автобусе ехать она боялась, чтобы не подхватить никакую заразу, а вызвать такси у неё просто не было денег. Какой-то водитель сжалился над ней и остановился неподалёку:

— Давайте я вас довезу, — предложил он. — Совсем бесплатно. Я же вижу, что вам очень тяжело идти.

Она подошла ближе и посмотрела на него потухшими от тоски глазами. Но он всё равно узнал её:

— Подожди! Марина! Маринка, как я рад!

— А, это ты Витя, — она всмотрелась в его лицо и поняла, что перед ней сосед по дачному поселку. — Да, пожалуйста, довези нас до дома. А то идти ещё четыре квартала, я просто не выдержу. Да и Ванечка очень сильно устал.

— Откуда ты? И почему пешком? — спросил Виктор и нахмурился, когда услышал, что муж не забрал ее из роддома. — Он что у тебя, совсем…

— Да я и сама уже не знаю, — вздохнула Марина.

Виктор подвёз её к дому, проводил до подъезда и сказал на прощание:

— У меня очень лёгкий номер телефона. Если вдруг я тебе понадоблюсь, просто позвони. В жизни ведь всякое бывает. Обещаешь?

— Обещаю, — кивнула она.

 

Марина вошла в квартиру и горько усмехнулась. Ни о каком ремонте здесь не было даже речи. Да что там говорить, всюду был такой беспорядок, словно здесь не убирались полгода. Александра дома не было, зато его телефон лежал на полке в прихожей. Марина повертела его в руках. Сколько пропущенных от неё было. Но где же он сам? Впрочем, какая разница? Ей, действительно, теперь уже было всё равно.

Пока Ванечка спал, Марина приняла душ и немножко отдохнула, потом взялась за уборку. Больше двух часов она мыла, чистила, стирала, а когда всё было готово, без сил опустилась на кровать. Но тут заплакал малыш и она поспешила к нему.

Александр вернулся домой только к вечеру и с удивлением уставился на жену:

— Не понял, а ты что уже дома? Я думал, тебя выпишут только в понедельник.

— С какой это стати? — поинтересовалась она.

— Ну как, вас же после родов держат там дней десять.

— Двадцать, — разозлилась Марина. — А лучше целый месяц. Или год. Папаша приезжает забирать ребёнка из роддома, а тому уже годик. Он ходит и начинает разговаривать, классно же, правда?

— Ну что ты сердишься? — Александр явно был недоволен её тоном.

— А что ты мне прикажешь делать? Плясать от радости? Мой муж ни разу не соизволил навестить меня в роддоме, не поздравил, не поблагодарил, не забрал оттуда. Потому что ему плевать и на меня и на сына. И ты спрашиваешь, почему я сержусь? Я шла домой пешком! У меня не было с собой ни копейки! И другие мамочки насмешливо смотрели мне вслед! Ты думаешь, я о таком мечтала? Саша, что с тобой происходит? Ты даже дома не созволил навести порядок! Всюду были грязь и пыль! А у нас маленький ребёнок, новорожденный! Ты что, хочешь обратно отправить нас в больницу? У тебя вообще совесть есть?!

— Да перестань ты кричать, — попытался оправдаться Александр. — Ничего же страшного не произошло. А мне нужно было отвезти маму в санаторий. Я оплатил ей путёвку, ты же знаешь, что у неё болит спина. А там делают хорошие массажи.

— Если у тебя так много денег, почему ты не купил нам кроватку и пеленальный столик? — едва сдерживаясь, спросила Марина.

— Нет, ну я тоже не миллионер, — пожал Александр плечами. — Слушай, хватит капризничать. Ты дома, у нас всё хорошо. Мелкий спит. Иди приготовь что-нибудь поесть.

— Вот иди и приготовь, — усмехнулась Марина. — А я, в конце концов, хочу отдохнуть.

— Ну ладно, — миролюбиво согласился Александр. И через полчаса по всей квартире разнёсся запах жареной картошки с чесноком и луком.

— Ты что это, серьёзно? — вышла к нему Марина.

— А что такого? — удивился он. — Ты же любишь такую картошку. Я ещё и салат сделал с помидорами и огурцами. Или тебе опять какой-нибудь хумус подавай? Так ты вроде уже не беременная… Могла бы и бросить эти замашки.

Марина медленно выдохнула:

— Саш, а ты не мог подумать, что я теперь кормящая мама и мне нельзя сейчас есть всё это. У Ванечки может быть аллергия, вздутие животика, колики. Я уж не говорю про другие осложнения. Ну объясни мне, что ты за человек?

— Знаешь что, я тебе в повара не нанимался, — усмехнулся Саша. — Ешь, что дают, и не воображай! Или готовь себе сама.

— Хорошо, я приготовлю, — кивнула Марина. — Присмотри за сыном.

— Ну и как я должен за ним смотреть? — округлил глаза Саша. — Куда он денется, ты же его спеленала.

— Он может заплакать, возьми его на руки и покачай немного, — Марина склонилась над сыном и улыбнулась: — Правда же он хорошенький?

— Очень, — поморщился Александр. — Просто неописуемой красоты. Я только не пойму, почему ты называешь его Ванечкой, если он Яша? Мама же просила тебя! Неужели так трудно выполнить её просьбу?

Марина ничего не ответила на это, она просто развернулась и вышла на кухню. Она сварила немного куриной грудки, с удовольствием съела маленький кусочек мяса и выпила чашку бульона. Потом занялась сыном. Но, когда он уснул, и она снова решила перекусить, оказалось, что ни бульона, ни мяса не осталось.

 

– Саш! – позвала она мужа, – а где куриная грудка? Я тут в кастрюльке оставляла?

– Я съел, а что? – удивился он.

– Но это была последняя грудка, – расстроенным голосом произнесла Марина. – У тебя же есть картошка и салат, зачем ты трогаешь то, что я приготовила себе?

– Нормальная ты?! – воскликнул Саша. – Я, значит, картошкой должен давиться, а ты будешь мясом наслаждаться?

– О, Господи! – простонала Марина и закрыла лицо руками. – Что же ты за человек-то такой?

– Не ной, куплю я тебе завтра курицу! – махнул рукой он. – И кастрюлю с замком. Чтобы я больше у тебя ничего не съел.

Прошло несколько недель. Как-то вечером Саша вернулся домой с красивым букетом сирени.

Марина вышла встретить его и расцвела от радости:

— Саша, это мне? Ну, наконец-то, ты вспомнил, что так и не подарил мне ни цветочка после рождения…

— Вообще-то, сегодня приезжает мама. Она обожает сирень, поэтому этот букет для неё.

Марина покраснела от негодования, но Александр продолжал, не замечая этого:

— Приберись в квартире, пирог испеки, и приготовь что-нибудь на первое и на второе. Да, и компот, там же остались у тебя сухофрукты. Всё-таки бабушка едет знакомиться с внуком, надо подготовиться.

– Какие пироги, Саш, ты что?! – воскликнула Марина. – Я почти не сплю, Ванечка все время капризничает. А ты мне совсем не помогаешь. Извини, но встречай свою маму сам.

– Вот ты, значит, как, да? Ну ладно! – нахмурился Саша. – Смотри только, как бы тебе потом не пожалеть.

Он куда-то ушёл, а через пару часов ей позвонили с незнакомого номера:

– Марина Ивановна? Тут пришел ваш муж со свидетельством о рождении сына Ивана и говорит, что вы хотите поменять имя малыша на Якова. Вот я и хотела уточнить. Вы действительно хотите сменить имя ребенка на другое?

– Что??? – воскликнула Марина. – Нет, ни в коем случае! Я против!

– Просто ваш муж пришел не один, а со своей матерью и она устроила такой скандал…

– Спасибо вам за звонок, – поблагодарила сотрудницу опеки Марина. – Мой сын – Ваня и Яковом он никогда не будет.

Она подумала и набрала номер Виктора:

– Витя, это Марина. Помнишь, ты говорил, что если мне понадобится твоя помощь, я могу тебе позвонить? Вить, я хочу уехать отсюда вместе с сыном. Рассказывать долго, но я так больше не могу.

Прошел год. Марина переехала к родителям и теперь жила у них, наслаждаясь покоем и счастьем. Дедушка и бабушка души не чаяли в маленьком внуке, а Берта Яковлевна и Александр не уставали рассказывать всем, какой неблагодарной оказалась Марина. Но ей было плевать. Она ни с кем из них не хотела общаться.

Ни с кем, кроме Виктора, который уже несколько раз приезжал к ней в гости, и родители Марины улыбались и переглядывались, глядя, как он нянчит маленького Ванечку.

– Кажется, дочка к нам приехала ненадолго, – говорили они потом друг другу. – Господи, пошли им счастья. Ей, Ванюшке и Вите, он ведь такой хороший… Не то, что бывший зять…

Конец.

источникhttps://dzen.ru/a/Zhk28XfJWD6-jnpq

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,421sec