Пока жив, никогда поздно не бывает. Рассказ

— Ну что, мамуль, как договаривались, завтра я за тобой заеду и отвезу. Уверен, что тебе там очень понравится, — Вениамин суетливо оделся и прикрыл входную дверь.

Анна Дмитриевна устало опустилась на диван. Она, после долгих уговоров, согласилась поехать. Соседки восхищались:

— Какой же твой Венечка заботливый. Опять тебя на отдых отправляет.

Но в сердце Анны Дмитриевны закрались сомнения. Ну да ладно, завтра все прояснится.

Наутро Вениамин приехал рано. Быстро снёс материны чемоданы, усадил ее в машину и они уехали.

— Вот счастливая, — судачили соседки на лавочке, — то ей сын помощницу по дому нанял, то на отдых повез, не то что мы, грешные, живём по простому.

Пансионат находился за городом.

— Мам, это почти пять звёзд, — заискивающе глядел на нее сын.

Когда они приехали и вышли на территорию, где на лавочках сидели только люди преклонного возраста, Анна Дмитриевна поняла, что ее сомнения были не напрасны.

Но она и виду не подала, привыкла всегда держать лицо.

 

Они встретилась глазами с сыном, но он тотчас отвёл взгляд, видно понял, что она, конечно же, догадалась.

— Мамуль, тут и врачи, и занятия интересные, и общение. Ты попробуй, пока на три недельки, а если что……, — Вениамин заикаясь говорил, не глядя в глаза. Но она лишь сказала:

— Езжай, сынок. И не называй меня » мамулей», зови мамой, как раньше, ладно?

Он кивнул облегчённо, поцеловал ее в щеку и уехал.

Анне Дмитриевне предложили на выбор — отдельный номер или с соседкой. Она выбрала с соседкой — не хотела оставаться один на один со своими мыслями.

— Приветствую, дорогая, — на диване восседала шикарная дама, — наконец-то я не одна, меня зовут Марианна Львовна.

Они познакомились.

Номер и правда был на пять звёзд, сын постарался. Общая гостиная и две спальни с душем и туалетом.

Марианна Львовна оказалась одинокой небедной женщиной девяносто одного года:

— Я, душечка, устала, хочу, чтобы за мной ухаживали. Свою трешку в центре сдаю, а живу в этом чудесном месте. Тут уход, врачи, делать ничего не надо, есть творческие занятия. Квартиру я отписала племяннику, в бархатный сезон он вывозит меня на юг. Ну а вы, душечка, как тут оказались? Вы же ещё довольно молоды.

Анна Дмитриевна усмехнулась. Но искушение поделиться взяло верх:

— Да я не совсем по своей воле. Сын с женой отдельно живут. Не ужились мы.

У меня тоже квартира большая. Но они, как только заработали, так квартиру сразу себе купили. Съехали от меня. Может и неплохо — мы с Надеждой, снохой, неладили. А одной было сначало хорошо, — Анна Дмитриевна помолчала……, — да здоровье только подвело.

— Аааа, ясно, — снимая бигуди и укладывая перед зеркалом волосы, кивнула Марианна Львовна, — сегодня кстати танцы, вы пойдете?

— Нет, спасибо, я сегодня хочу отдохнуть, — отказалась Анна Дмитриевна, ушла в свою комнату и прилегла.

 

Все правильно. Внучка ее, Ариша, училась в другом городе. Приедет после учебы — будет где семью создавать.

Сама виновата.

С Надеждой не сошлись характерами, так ведь это она Надю поучала, да хозяйничать не пускала. Веня между ними тогда разрывался, а она хотела, чтобы он не ее, а мать, выбрал.

Глупо.

А когда они съехали, сначало было хорошо. И вроде даже отношения наладились, Веня с Надей и Аришей в гости заходили часто. Но нет, ей опять стало все не так!

Сама виновата.

Стало казаться, что все ее позабыли. Болезни себе стала придумывать, немощной прикинулась. Думала, они чаще приходить будут. Но сынок рассудил иначе. Может побоялся, что они с Надей опять что не поделят. Или просто на работе занят сильно был.

Она то, Анна Дмитриевна, о себе лишь думала.

Сама виновата.

В общем, нанял он ей компаньоншу, потом другую. Только ей, Анне Дмитриевне, ни одна из них не нравилась. Ей хотелось внимание родных привлечь, а получилось вот как.

Ариша, внучка любимая, на учебу в другой город уехала. Звонила часто:

— Бабушка, я скоро приеду, у меня все хорошо. А у тебя?

— У меня хорошо, — отвечала Анна Дмитриевна

— Бабушка, не скучай, я скоро приеду, — Ариша и правда любила бабушку.

Сама виновата.

Наговорила Вене, что стала путаться, какие лекарства принимать, забывать стала многое. Обманула.

Думала, может к себе позовет пожить.

Но, видно Веня сильно испугался, решил, что она совсем сдала. Они с Надей работают — кто за ней будет ухаживать? Вот он и привез ее сюда.

В этот пятизвёздочный пансионат для престарелых.

Анна Дмитриевна встала и посмотрелась в зеркало:

Женщина в возрасте, под восемьдесят, и что?

В разуме, да и силы ещё есть.

Сама виновата. Ладно, может и правда, так лучше.

Она прилегла и заснула.

 

Три недели Анне Дмитриевне показались вечностью.

Сын приезжал по пятницам. Привозил гостинцы, но здесь и так все было.

Все было бы отлично, если бы это и правда был просто отдых в шикарном отеле. Но мысль, что это может быть навсегда, убивала ее.

— А вы знаете, мы вашу маму обследовали. У Анны Дмитриевны отличное здоровье, нервы немного шалят, но это у всех, — доложили в очередной приезд Вениамину ее кураторы.

И Анна Дмитриевна вдруг увидела, что он ……….. удивился и обрадовался. Надо же, она думала, все только и ждут, когда ее не станет.

Неожиданно вдруг примчалась Ариша:

— Бабушка, папа сказал, ты на отдыхе? Странное местечко. А я диплом защитила, поздравь! Ты скоро домой? Я вернулась, без тебя холодно. Я с тобой хочу пожить, можно?

У Анны Дмитриевны ухнуло сердце — Ариша была так искренна:

— Папа завтра хотел приехать, ты собирайся, домой поедем!

Анна Дмитриевна молча кивнула. Потому, что чуть не расплакалась.

Марианна Львовна, снимая бигуди, готовилась к вечеру:

— Вам, дорогая, домой надо ехать, не ваш случай, — с едва скрываемой завистью, она поправила прическу, — вы не дама, вы домашняя, — она встала, и гордо ушла в свою комнату.

Анна Дмитриевна собрала вещи, не веря, что уедет из этого рая.

Веня приехал рано. Зашёл, улыбнулся, и только и сказал:

— Мама, — и обнял ее.

В машине сидела Ариша, и, что совсем неожиданно, Надя. Они переглянулись, и у Анны Дмитриевны стало тепло на душе:

» Сама виновата. Строила всех, командовать хотела. Жить никому не давала. Да что это я, зачем так? Вон как смотрят вопросительно. Это же мои дети»

— Спасибо вам, — едва слышно прошептала Анна Дмитриевна, сын открыл дверцу, и она села в машину.

Анна Дмитриевна ехала домой, и ее переполняли радость и счастье.

Теперь все будет по другому. Теперь она верит в хорошее.

Ведь никогда не поздно просто жить, быть счастливым и сделать счастливее других.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,291sec